Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

среда, 2 февраля 2011 г.

У барьера: Сергей Иванов и его коллеги о роли России в Центральной Азии и на Кавказе

В книге "Russia as a great power. Dimension of security under Putin". (Routledge2005) содержится любопытный эпизод, в котором говорится, что стараясь убедить Запад о том, что Россия выполняет особую цивилизаторскую миссию на Кавказе и Центральной Азии, Сергей Иванов - министр обороны России, вице-премьер министр РФ, сказал следующее: "Россия как воин на фронте в борьбе с международным терроризмом в Чечне и Центральной Азии, спасает мир от чумы терроризма, также как она спасла Европу от татаро-монгольского нашествия в 13 веке. И за это России пришлось заплатить страданиями и лишениями".

Прежде чем дать слово коллегам Сергея Иванова необходимо сказать, что ныне вряд ли серьезный историк может поддержать мнение о спасении Европы Россией от татаро- монгольского нашествия. Как считает Лев Гумилёв: «Союз с татарами оказался благом для Руси с точки зрения установления порядка внутри страны... Так союз с Ордой во второй половине 13 в. Принёс Северо-Восточной Руси вожделённый покой и порядок. Более того, русские княжества, принявшие союз с Ордой, полностью сохранили свою идеологическую независимость и политическую самостоятельность... »


А теперь сравните утверждение Сергея Иванова с мнением его коллег - офицеров спецслужб РФ. Бывший полковник КГБ Константин Преображенский подчёркивает следующее: «Задолго до того, как исламский терроризм стал глобальной опасностью, КГБ использовал его для победы мирового коммунизма. Позже это привело к логическому союзу между российским и исламским терроризмом. Покойный Александр Литвиненко, отравленный полонием в Лондоне в ноябре 2006 года, сказал мне, что его бывшие коллеги по ФСБ обучали известных террористов Аль-Каиды Аймана-аль-Завахири и Жума Намангани в 80 и 90-х годах прошлого века. Жума Намангани проходил подготовку в диверсионном центре Первого Главного Управления КГБ в 1989-1991 гг. Международные террористы, окончившие её хорошо знали этот центр. Сейчас центр принадлежит ФСБ и поскольку только штатные офицеры КГБ могли там обучаться, то становится ясно, что Жума Намангони был не просто гражданским сотрудником органов».


Вот что рассказывает бывший полковник ГРУ Александр Мусиенко: "Наша группа работала в Курган-Тюбе, а когда основная часть вернулась назад, я остался в составе оперативной группы РУ ГШ Узбекистана. Чтобы как-то легализоваться, мы придумали название "Народный фронт Таджикистана" (НФТ). Главной нашей опорой стал уголовный авторитет Сангак Сафаров, пожилой уже человек, который провел в тюрьмах 21 год. Это был прирожденный лидер с отменными организаторскими способностями, обостренным чувством справедливости и патриотизма - он и возглавил НФТ. Именно Сангак познакомил меня с "Эмомалишкой" - ныне президентом республики Эмомали Рахмоном. Тогда Рахмон был председателем колхоза. Я был одним из главных советников у Сангака, а позднее у министра внутренних дел Таджикистана. Мы снабжали отряды НФТ оружием и боеприпасами, пользуясь специальными методами партизанской войны, помогали объединять всех, кто был против "вовчиков", и обучали их воевать. По сути дела, партизанское движение в Таджикистане организовывали специалисты спецназа ГРУ. Собственно, и воевали тоже мы. Это офицеры спецназа планировали операции и были ядром всех десантов. "Вовчиков" гнали с января по май и загнали на Памир. Успешно высадили десант на господствующих высотах в Каратегинской долине. К концу зимы 1993−го отряды НФТ с боем взяли Ромитский укрепрайон. И та и другая операции были спланированы русскими "узбеками" - спецназовцами 15−й бригады".

Первого февраля этого года на Радио Свобода состоялась беседа Михаила Соколова с Борисом Березовским о Борисе Ельцине, в которой принимали участие слушатели. В ходе этого обнаружилось по мнению участников, что чеченская война началась по соглашению между чеченскими лидерами и кремлевской верхушкой. Впрочем читайте сами.

Михаил Соколов: Борис Абрамович, я ухвачусь за вашу фразу: все тайное становится явным. Мне один слушатель прислал цитату из Алекса Гольдфарба: «В преддверии осенних выборов 1999-го года была достигнута тайная договоренность между Басаевым и Удуговым, с одной стороны, и кремлевской верхушкой, с другой, о маленькой победоносной (для России) войне на Кавказе. Березовский знал об этом плане, обсуждал его с Удуговым и Степашиным, но был против. Главными сторонниками плана были Степашин и Путин». И вот вопрос: знал ли Ельцин обо всех этих переговорах? А если знал, волновало ли его все это?

Борис Березовский: Я действительно знал об этом. Более того, я узнал об этом от Удугова. Он приехал ко мне и сообщил мне об этом. И я тут же сказал Удугову, что это самоубийство для чеченцев. И я тут же связался со Степашиным, поехал к нему и рассказал ему об этом плане. К моему удивлению, Степашин сказал, что он знаком с этим планом, можно не беспокоиться, все будет в порядке. Как оказалось в дальнейшем, я и сегодня так думаю, это была совместная провокация ФСБ, Удугова и Басаева.


Комментариев нет: