Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

пятница, 30 апреля 2010 г.

Кыргызстандан кат: "Мекенибиздеги азыркы кырдаал - уяты жок, колу туткак уурулардын кунун туудуруда"

Саламатсызбы Бакыт байке!!! Мен сиз аркылуу "ВП" га оюмду жеткизгим келет. Анткени мен сисзди кыргыздын патриот атуулу катары тааныймын.
Азыркы учурдагы биздин Кыргызстандын башаламандыктагы абалы мени тынчсыздандырбай койбойт. Анткени бул жерде мен эле эмес, менин бала чакам чоноюп, осуудо-алардын келечеги мени тынч уктатпайт. Мекенибиздеги азыркы кырдаал - уяты жок, колу туткак уурулардын кунун туудуруда. Жаштарыбызды тура эмес мактап-жактап алып, эми улууларды дагы козго илбей, опколору кооп ээн баштыгы эбегейсиз болуп, башыбызга чыга башташты. Билими бары деле, билимсиз жаштары деле оозуна келгенин оттоп туура эмес жолдорду башташып бийлик талашуу менен алек. Кыскасы крапайым элибиздин ичкени ирин, жегени желин болуп, уктаса уйкусу тынч эмес, баса-турса оюнун бары элибиз эмне болоор экен?-, деген тынчсыздануу менен кун откоруп калдык. Элибиз болунуп -жарылып жаман бир нерселерге туш болуп калбасак экен дегенде ак эткенден так этип жада калса иштеген ишибизге конулубуз чапай турган учурубуз.
Ок атылып, адамдарды чымчык аткандай терип аткан акылга сыйбаган жогорку жактын жасаган жоругу, жонокой кыргыз калкынын жашоого болгон коз крашын, ички дуйносун жаралады. Азыр ар бир кыргыз жэ ону экенин, жэ тушу экенин тушуно албай масс кишидей термелип турган убагы. Ыйлайын деп ыйлай албай кулойун деп куло албай ичине бук толуп, айласы жок айтканга акыл эсту адам таппай турган кыйын кезен башыбызда турат.
Тынч жаткан элди ар кандай угут иштери менен толкутуп, которулушко чыгарып баш аламандын баарын баштап, молтурогон жаш жигиттерибизди октун алдына тике караганга мажбур кылган биздин патриот, ары активист Аппозиция Лидерлерине ишеничибиз аябагандай чон эле. Бара-бара ушулар биздин олгон балдардын баркына жете алышабы деген ой бизди аркалоодо. Биздин алтын баштуу балдарыбыздын арты менен боштондука чыктынар эми ошолордун тамчы канына арзый тургандай иш жасагылачы деп суранаар элем++.
Бизге "Таза бийлик келсин"-, деген лозунг менен башка ок жебедик беле, эми минтип эмне учун деген суроо туулгандан тулуп бара жатат.
1. "ВП" - Эмнеге бийлике таза эмес адамдарды кайра ала баштады
2. "ВП" - Эмнеге чечкиндуу эмес ызы чууга эмнеге жол берип атат.
3. "ВП" - Оз ара келишпегендиктерин токтотуп бир жакадан баш бир женден кол чыгарышпайбы, бироосу "А" десе бироосу "Б" дебей.
__________________________________________________________________
Б.Б. Ушундай каттар акыркы жумада кобойюп баратат. Катаа кетирген, бирок таза иштеген бийликти эл тушунот. Алдаган, ыплас жолго тушуп алган бийликти эл эч качан колдобойт. Акаевка 15 жыл, Бакиевке 5 жыл эл чыдаса, азыр болсо жарым жыл бийликтин коррупциясына чыдабайт.

воскресенье, 25 апреля 2010 г.

Редьярд Киплинг в 1919 в начале смутного века.

О, если...

О, если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг.

И если ждать умеешь без волненья,
Не станешь ложью отвечать на ложь,
Не будешь злобен, став для всех мишенью,
Но и святым тебя не назовешь.

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь твёрд в удаче и несчастье,
Которым, в сущности, одна цена.

И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова,
Без прежних сил, возобновить свой труд.

И если можешь всё, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Всё проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрёл.

И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: "Держись!"

И если можешь быть в толпе собою,
При короле с народом связь хранить,
И, уважая мнение любое,
Главы перед молвою не клонить.

И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег,
Тогда Земля
- твоё, мой мальчик, достоянье.
И более того, ты - Человек!

Редьярд Киплинг
в переводе С.Я.Маршака
IF -

If you can keep your head when all about you
Are losing theirs and blaming on your,
If you can trust yourself when all men doubt you,
But make allowance for their doubting too;

If you can wait and not be tired by waiting,
Or being lied about, don't deal in lies,
Or being hated, don't give way to hating,
And yet don't look too good, nor talk too wise;

If you can dream - and not make dream your master,
If you can think - and not make thoughts you aim,
If you can meet with Thriumph and Disaster
And treat that two impositors just the same;


If your can bear to hear the truth you've spoken
Twisted by knaves to make a trap for fool,
Or watch the things you gave your life to, broken,
And stoop and build 'em up with worn-out tools;

If you can make one heap of all your winnings
And risk it on one turn of pitch-and-toss,
And lose, and start again at your beginnings
And never breathe a word about your loss;


If you can force your heart and nerve and sinew
To serve your turn long after they are gone,
And so hold on when there is nothing to you
Except the Will which says to them: "Hold on!"

If you can talk with crowds and keep yout virtue,
Or walk with Kings - nor lose the common touch,
If neigther foes nor loving friends can hurt you,
If all men count with you, but none too much;

If you can fill the unforgiving minute
With sixty seconds' worth of distance run.
Yours is the Earth and everything that's in it,
And - which is more - you'll be a Man, my son!


Rudyard Kipling

среда, 21 апреля 2010 г.

Тактика батьки Лукашенко или зачем ему опальный Бакиев

Бакиев нужен для батьки Лукашенко. Не как друг. А как инструмент в игре с Россией. В заявлении Бакиева прозвучали слова о том, что Кыргызстан не должен стать чьей-то колонией. О какой метрополии идёт речь? Эти слова из словаря Лукашенко. Впрочем, читайте далее...

Лукашенко зовет народ в землянки


Белорусский лидер уверен, что страну уже никто "не поставит на колени"



Джордж Сорос: "Властители Кремля играют в пугающую геополитическую игру".

Главный вопрос для остальных стран - как поведет себя Россия, заявил Джордж Сорос

Американский финансист Джордж Сорос опубликовал в газете "Ведомости" третью, итоговую, статью, в которой имеется ряд критических выпадов а адрес российских властей.Некоторые из богатых нефтью стран, особенно Иран, Венесуэла и Россия, были в минувшие годы противниками сложившегося мирового... // читать статью полностью

вторник, 20 апреля 2010 г.

Какой позитивизм нам нужен?

«Психическое здоровье и общество» рекомендует членам Временного правительства быть позитивными в своих публичных выступлениях и призывать народ к восстановлению и созиданию; к законности и правопорядку; любви к людям, родине, к объединению усилий для развития страны.
Вполне здравая идея. Но, призывать можно день, месяц, год...а дальше что? Разве Бакиев не призывал к созиданию? Разве Акаев не отличался большим зарядом позитива и оптимизма? Разве они, оба, не говорили о Родине, законности, о развитии страны? Всё было. А пришли мы все к разрухе. Не в недостатке позитивизма речь. Другая напасть.

За многие годы, перевидав всех политиков и узнав всю политику, обнаружил вот что.
1) В обществе, и в особенности в правящей её части, которая себя называет "сливками"(каймаком) почти отсутствует толерантность и терпимость к другому мнению. Те, кто наверху предпочитают слышать только себя, и только то, что им нравится. Во всех слоях общества примерно эта же картина. Учителя и преподаватели, в основном не любят, когда любопытные дети, студенты задают им неудобные вопросы. Во всех организациях, постоянных группах в основном существует иерархия мнений. Не по качеству или глубине, по занимаемому положению носителя мнения. В результате, в обществе плохо циркулируют свежие идеи, и атмосфера затхлая. Нам, как нации, чтобы преодолеть эту напасть, и уважать плюрализм идей и мнений, надо начинать всё сначала - с воспитания детей, школы, университетов и так до самого верху. Обоих президентов, не просто семьи или окружение погубили. Их погубило отсутствие разнообразия мнений и их собственная нетерпимость к иному, чем их, мнению. Ведь типичный кыргызский чиновник большого ранга - это чванливый самовлюбленный дурак. Каймак у нас протух. Поменять надо, предварительно тщательно помыв посуду.
2) Нет стремления к позитивному и разумному сотрудничеству. На всех уровнях. Что мешало, к примеру, двум президентам и бесчисленным правительствам по простому и официально иметь регулярные беседы и деловые отношения с политическими противниками? Ничего, кроме дури в голове и влияния всегда корыстного окружения. В 2009 году, я написал несколько писем Бакиеву. Предложил - разумный баланс политических сил в политической системе. Представительство оппозиции в руководстве парламента, правительстве. Предлагал представителей оппозиции назначить руководителями органов, министерств, председателями комитетов в парламенте, ответственных за бюджет, борьбу с коррупцией и преступностью. Проводить регулярный обмен мнениями в рамках совещания правительства по важным вопросам социально-экономического развития страны. Но... никакого ответа, кроме глупых заявлений, что президент всегда готов к диалогу. Никак не мог понять, какой резон, с дьявольским упорством стремиться загнать всех главных политических оппонентов в угол. Оставить их на улице, ни с чем. Кыргызские владыки в пылу гнева грозятся "Кочодо калтырам"(оставлю тебя на улице"). Никак кыргызский чиновничьий люд не может уразуметь, что гонимые становятся гонителями и наоборот. Вчера Бакиев кулаками размахивал, сегодня он еле ноги унёс. Все акаевские и бакиевские опричники после переворотов забиваются в щели и темные углы, страшась гнева своих вчерашних жертв. Обоим президентам говорили много раз про Чаушеску, они видели печальную участь Саддама Хусейна. Нет. Не пошел урок впрок. Ведь разумнее проявлять заботу о своих оппонентах, поддерживать их. Как это происходит в демократических странах. Все эти годы, будучи оппозиционным депутатом, я не мог попасть в ряд университетов, чтобы прочитать лекции, по просьбе студентов. Написал даже письмо министру образования, чтобы он помог нам организовать презентацию нашего видения о развитиии страны в университетах Кыргызстана. Он ответил, что не может вмешиваться в дела университетов. И тут же лоббировал встречи депутатов Акжол в университетах. И все ответственные лица, на мои вопросы, молчаливо задирали глаза вверх и пальцем тыкали в небо. Мол, он не разрешает. Кто? Неужели Бог. Не может быть. Нет, говорят, пониже кто-то. Вот от этой глупости надо избавляться.
3) Регионализм и трайбализм играют огромную роль в принятии очень многих решений. Поэтому, не случайно предлагают политическую систему построить на родоплеменном базисе. Спрашиваю, они понимают закономерности развития человеческой цивилизации? Они понимают, что мы вкусили плоды индустриального общества, зацеплены цифровой цивилизацией? В 21 веке, построить национальное государство на родо-племенном фундаменте в принципе невозможно. От того, что власть от одного региона переходит к другому, жизнь большинства людей к лучшему меняется? Нет, наоборот. В нормальном обществе, свободу мнений уважают, в том числе такую, но носители такого мнения, живут, растут, но как мухоморы. Люди знают, что они ядовиты. А не балдеют от них.
4) Отсутствие духа государственности не позволяет кыргызам стать успешным благополучным государством. Территория, называемая Кыргызстаном не строительная площадка, а место, где оборотистые стремятся поживиться. На все уровнях: местном, региональном, национальном. Люто ворует почти вся бюрократия, раздирают на куски авантюристы. Кыргызы - народ, у которого, два президента оказались грабителями, правительства мошенниками, самые дееспособные гастарбайтерами, многие, оставшиеся на Родине простые люди при случае мародерами. Может пора перестать кичиться мнимыми национальными достоинствами и трезво взглянуть на себя? Оставить в покое наследие, действительно великих предков и спросить себя, что нынешнее поколение делает для нации.
Разумная система власти может действовать только в здоровом обществе. Где, добро, правда, справедливость, человечность не дают злу и зависти пустить глубокие корни.

Когда было низложено кыргызское государство?

Президент Д.Медведев заявил, что «В Киргизии, по сути, надо воссоздавать государство, а государство низложено, его нет". За 20 лет, кыргызы доказали, что не могут терпеть долго коррумпированные репрессивные режимы. Это хорошая новость. Но, кыргызы доказали, что они не имеют национальной элиты, способной делать разумные шаги по строительству нового государства. Сейчас во всем обвиняют двух президентов лично. И их семьи. Да, они виновны. Но, только ли они?
Но, если учесть, что это два человека, плюс с домочадцами и всеми родственниками их будет максимум 150-200 чел. Получается, что эта небольшая кучка людей, 20 лет вертела народом как хотела. Вертела. А почему? Ответ можно найти в особенностях менталитета кыргызской бюрократии, так называемой интеллигенции и в связи с этим сложившимся соглашением между президентами и их ближним и дальним окружением. Об этом особом кыргызском соглашении ясно свидетельствует до и после революционное поведение президентов и их многочисленного окружения. Вдруг обнаруживается, что никакого ранее декларируемого доверия и взаимопомощи меду ними нет. Более того, окружение вдруг становится силой враждебной низложенным президентам. Вспомните отчаянные попытки акжоловцев обьявить импичмент Бакиеву. Посмотрите на этот цирк с депутатами, озабоченными помощью временному правительству. Они, видите ли хотят помочь легитимизировать временное правительство. Вспомните, как все алгинцы Акаева быстро перебежали к Бакиеву. Ещё ночь не наступила, а они уже были в постели другого хозяина. А вы не задумывались откуда и как эта массовая политическая проституция появилась? Обратите внимание на природу и предисторию явления. Профессиональное подхалимство и лицемерие было в ходу ещё в советское время. Но, во время независимости, все предрассудки и национальные болезни, пресекаемые ранее рабоче-крестьянским контролем вылезли наружу. Первого президента сразу окружили кольцом проженные бюрократы старой закалки, к ним присоединились представители подхалимствующей национальной интеллигенции. И в ход пошла лесть. Помню, как Акаеву на одном торжестве, произнося тост сказали, что его "кыргызский народ ждал аж 2200 лет...??? и наконец, дождался". Конец тоста был такой - "какой счастливый кыргызский народ!!!". А на торжественном приеме в 2008 году, один акжоловец требовал, чтобы все присутствующие женщины акжоловцы поцеловали второго президента в знак верной и особой любви. Подписи этих женщин сейчас на листе по обьявлению импичмента. Редко, очень редко, кто устоит от ползучей, сладкой лести. А на самом верху кыргызской власти не было и нет ни одного, кто устоял бы перед ней. Обволакивая президента лестью, окружение как ближнее, так и дальнее, заключает негласное соглашение об особых взаимоотношениях. Они хвалят президента, а президент, закрывает глаза на все их безобразия. И они совместно грабят народ и страну. Так что кыргызское государство было низложено намного раньше. Как только вот такое соглашение вступило в силу. Страну попросту своровали. Кыргызское государство на протяжении всех этих лет, к сожалению было лишь декорацией. Потому так быстро развалились режимы Акаева и Бакиева. Потому президенты сразу стали одинокими, брошенными своим блудливым окружением. Нормальные, порядочные люди после произошедшего начинают думать о покаянии. Просят прощение за свои ошибки. Но, окружение двух президентов даже не думает об этом. У них особый менталитет. Они кидают камни вослед своим, уже бывшим хозяевам, и стелют мягкие красные ковровые дорожки новым хозяевам. С такой бюрократией невозможно делать разумные шаги в политике, тем более невозможно строительство прочного государства. Посмотрите на поведение так называемой интеллигенции. Куда делись почтенные члены общественных палат и руководство курултаев? Какие речи говорились на бакиевском курултае. Какие заверения были сделаны. Где теперь все эти речи и выступающие? Бакиев не зря после свержения все время говорил о курултае " согласия". Он, не понял, что это был не курултай согласия, а сборище лизоблюдов и мошенников, таких же как он сам. Перешедших к нему в наследство от первого президента. Они друг друга обманывали, ложь лилась гекалитрами, отравляя общество. Куда вразь исчезли так называемые представители интеллигенции, с особым усердием хвалившие Бакиева и унижавшие оппозицию и инакомыслящих? Теперь во многих университетах интеллигенция забросила занятия и спешно меняет ректоров. Увы, в такое убогое состояние пришла образованная часть общества. Есть в кыргызском обществе группа так называемых "аксакалов", которые, как любовницы переходят из одних в другие властвующие руки.
А что говорить после этого о развитии культуры. Нет моральной основы для развития.

Вы думаете, в Жалалабаде лидеры митингующих, которых пресса называет сторонниками Бакиева, защищают низложенного узурпатора. Нет. Они защищают себя, прикрываясь его порванным знаменем. Если им всем дадут папки, оставят криминальный бизнес и обеспечат привилегии сразу успокоятся. О ментах разговор особый. Сознательно называю их ментами, потому что ни милицией, ни полицией они никогда не были. Были ментами, волками позорными. У них, у всех были возможности поступить правильно. То есть служить строго закону и народу. А они прислуживали правящему клану. Посмотрите хотя бы на ментов-депутатов в ЖК с генеральскими погонами. Что они говорили и делали вчера, за день до 7 апреля, и что вытворяют сегодня. Это сегодня у них жалкий вид. А вчера, они давили, пытали, сажали людей ни за что. Предлагали расширить полномочия Жаныша Бакиева, понимая что это опасно для общества. Не о Жаныше Бакиеве они думали, они воспользовавшись моментом, хотели урвать ещё одну звездочку на погонах, ещё один рейс беспошлинного ввоза товара на пункте Эркештам. Все менты, особенно руководящий состав видели и понимали, что творится беззаконие. Когда их втягивали в неправедное дело, они не возражали. Никто им не мешал обсудить это на офицерском собрании. На собрании личного состава. И твердо сказать, чтобы их в грязную политику не впутывали. Но, они выбрали другой путь - соучастие в беззаконии. Мне, как политику и депутату, при изучении вопроса о безопасности страны пришлось иметь дело с ментами на протяжении последних десяти лет. С руководством так называемых силовых, но на самом деле, полукриминальных структур. У них было всё, кроме искреннего желания служить закону и стране. Их не раз правозащитники, депутаты и политики предупреждали, что они нарушают закон, идут наперекор справедливости, топчут права людей. Они хоть раз это поняли и приняли? Нет. Ни разу. Теперь, они обвиняют власти в том, что их используют в политических делах. Но, никто из ментов ни разу не поднимал этот вопрос публично, несмотря на то, что поводов было множество. Их же бывшие коллеги из оппозиции много раз просили не идти на поводу беззакония власти. Но, они и слушать не хотели. Кто издевался над людьми, вместо наведения порядка, в Петровке, Балыкчи и Ноокате? Менты МВД и ГСНБ. Золотопогонные менты сейчас приглядываются к временному правительству, под кого бы лечь. Как только там начнется ожесточенная борьба за власть, они тут как тут начнут стряпать компроматы на соперников, стравливать вчерашних сторонников, расчищать почву для своего нового покровителя. А судейский корпус? Если бы судьи Конституционного Суда согласились бы со мной в июне 2009 года, что Бакиев нарушает законы, что было очевидно даже для не юриста, они сделали бы один, но огромный шаг вперед в развитии страны. За 20 лет ни Конституционный Суд, ни Верховный Суд ни разу не встал на защиту закона от президента. Посмотрите, как после свержения судьи пересматривают свои решения по заключенным оппозиционерам. Поворот на 100 градусов. А ещё с серьезным видом надевали мантии. Конечно, они говорят, что не виноваты. Во всем виноват низложенный президент и его режим. Нет. Это ложь. В первую очередь виноваты вот эти профессиональные лизоблюды и подхалимы. Они уже прилипли к временному правительству. Понимают, человек слаб. Особенно во власти. Национальная камарилья готовится к новому пиру во время чумы. А тем временем, кыргызское государство находится в рабстве, униженное и нищее.

Поэтому, надо думать и действовать, чтобы создавать новую национальную бюрократию и силы безопасности страны. Два переворота за 5 лет, надо полагать, достаточное основание, чтобы извлечь уроки и действовать разумно.

пятница, 16 апреля 2010 г.

Интересная мысль Н.Назарбаева

«Одно дело - объявить независимость государства, другое дело укрепить эту независимость и удержать, если (в стране) столкновения религиозные и межнациональные, ни о какой речи о развитии, о благосостоянии людей, укреплении государственности не может быть. В конце концов, в таких странах приходят когда-нибудь во главу настоящие диктаторы или эти государства становятся марионеточными - это вывод для всех для нас», - сказал Назарбаев в пятницу на пресс-конференции в Астане.

Это что?

Депутаты Жогорку Кенеша от фракции «Ак Жол» продолжают собирать подписи для оказания помощи Временному правительству Кыргызстана для инициирования объявления от имени народа импичмента президенту Курманбеку Бакиеву и легитимизации действий Временного правительства.

Как сообщил АКИpress один из инициаторов депутат Жангороз Каниметов, к 16 апреля под обращением подписались 28 депутатов от фракции «Ак Жол»: Галина Куликова, Бегалы Наргозуев, Жолдошбек Жакыпов, Нарынбек Молдобаев, Жангороз Каниметов, Айгуль Байбураева, Жылдыз Рахимдинвоа, Роза Абдраимова, Айнура Иманалиева, Айнур Кенжебаева, Шарипа Садыбакасова, Абдумеджит Юсуров, Пархат Тулендыбаев, Эрик Арсалиев, Бейшенбек Абдырасаков, Мария Исанова, Дуйшембек Кыдыров, Максат Кунакунов, Бакыт Нуржанов, Гулмира Базаркулова, Орзубек Назаров, Татьяна Шабанова, Турдукан Жумабекова, Осмоналы Аттокуров, Акбаралы Кабаев, Рашид Тагаев, Олег Пакусаев.

__________________________________________________

В 2009 году я специально внёс на рассмотрение парламента изменение в законопроект о лишении экс-президента неприкосновенности. Мне хотелось этим шагом повысить историческую ответственность государственных руководителей перед народом. Поставить один шлагбаум на пути коррупции. Весь Акжол агрессивно тогда воспротивился моей инициативе. Ирония истории - теперь они сами пытаются избавиться от своего лидера путем импичмента. Месяц тому назад, эти же депутаты поддержали закон о безмерном усилении Службы Государственной Охраны (СГО) и дали разрешение на тотальный контроль за жизнью граждан. За неделю до 7 апреля они не хотели признавать коррупцию и криминальность власти, тяжелое социально-экономическое положение в стране. Теперь что происходит? Они за день изменили своё мнение.

Пока, в органах государственной власти будет атмосфера массовой политической проституции страна не имеет шанса на развитие. Пока в государстве не будут преобладать люди с государственным мышлением мы из ямы не выберемся.

вторник, 13 апреля 2010 г.

Задачи

Надо с пониманием всё-таки относиться к революционному правительству. Потому что у него есть: серьезные проблемы, глубоко сидит боль, а также есть два врага или угрозы - внутренний и внешний. Серьезные проблемы это напряжение в стране и отсутствие стабильности. Это также опасность бакиевского бунта и сепаратизм. Поэтому всем надо помогать решить эти проблемы. На стороне бакиевых есть определенная сила. Следует учитывать что это криминальный клан, поэтому на их стороне наркодиллеры, преступники, крышевавшие торговлю с Китаем, и чиновники, ими назначенные. Последние голоса пока не подают, но тайно действуют. Большинству народа на юге клан убийц ненавистен. Сейчас этот клан будет пытаться разжечь сепаратистские настроения. Обратите внимание в речи главы клана в Жалалабаде прозвучало " Как вы помните, Масалиева тоже так свергли…" Почему же он в течение пяти лет, рассуждая об истории Кыргызстана, в том числе много раз вспоминая Масалиева ни слова об этом не сказал? Теперь заговорил о покойном в таком духе. Кощунство. Пример двух кыргызских президентов говорит кыргызстанцам - "Внимательно приглядывайтесь к тем, кого в лидеры двигаете!" Смотрите, какие мысли у них в голове, и если вообще мысли. Чтобы распознать кыргызский популизм необходимо уметь делать различия между остротой слова и глубиной слова. Это две разные вещи.

Глубоко сидит боль в сердцах людей. Печень болит, не отпускает. Столько убитых. После всего этого, власть не должна быть нечестной, не справедливой. Она должна, обязана думать об интересах простого человека. Это фундамент лучшей политики. Всё время думать" Что дают реформы простому человеку?" "Становится ли его жизнь лучше?". Если этого не произойдёт, то это будет народ без веры и надежды. Без будущего. Во имя чего тогда погибли люди? Вот какая историческая ноша на плечах временного правительства. Помогать им надо в хороших делах, недостатки уметь прощать, и всё время контролировать. Правильно поступают НПОшники и правозащитники, не спускающие глаз с временного правительства. Говорить им надо прямо, позитивно, что они делают неправильно и добиваться исправления ошибок. Но...кроме ошибок может быть искушение властью и богатством. На вершине пирамиды власти пока ни одному кыргызскому лидеру не удалось победить искушение. Все стали рабами его.
Это самый страшный внутренний враг - искушение. Т.е. жить и действовать понятиями мерзавцев - воспользоваться моментом и поживиться. Глупая и коррумпированная роздача должностей только прибавляет силы бакиевым и уменьшает шансы страны на лучшее будущее. Неужели 20 лет развала и беспорядка ничему не научили? Не продуманные, сомнительные шаги временного правительства могут вовсе оттолкнуть честных профессионалов. Это редкий вид человека в Кыргызстане, пока ещё сохранившегося, несмотря на беспощадное истребление. Исчезнет этот вид - исчезнет страна. Есть и внешняя угроза - воспользоваться слабостью Кыргызстана и полностью подчинить его своим интересам. Противостоять этой угрозе трудно, поскольку за 20 лет у политической и национальной элиты не сформировалось единства в отношении к главным интересам народа. В условиях угрозы все должны национальные интересы ставить выше партийных, групповых и иных интересов. К сожалению, это высота оказалась недостижимой для так называемой элиты. Как это решить сказать трудно.

воскресенье, 11 апреля 2010 г.

Фактор высокой морали

Временное правительство предпринимает усилия, чтобы стабилизировать обстановку в стране. Ещё нужно время, чтобы люди успокоились. Большинство граждан хотят нормализации обстановки. Все массовые революционные потрясения поднимают на поверхность пороки и людей, ищущих немедленной выгоды. Если одни бесстрашно шли под пули репрессивного режима и погибли, дав шанс свободе в Кыргызстане, то сейчас многие пытаются ловит рыбку в мутной воде. Опять как это было в 2005 году, организовывают захваты земель, собственности, делят должности. Это криминал и связанные с ним разные чиновничьи кланы. Они ещё с 1990 годов, потом в 2005 году усвоили, что смена режима это самое время обогащаться и лезть во власть. Обратите внимание, сколько появляется заявлений в прессе тех, кто все эти годы молчал и поддерживал режим Бакиева. Теперь они не только прозрели, но и поучают людей. За 20 лет турбулентного развития политики в Кыргызстане появилось одно удивительное явление - массовая политическая и нравственная проституция. Помогали строить акаевскую Алгу, потом перебежали в Бакиевский Акжол, теперь пристраиваются под флагами оппозиции.
У временного правительства много трудностей и вызовов. Оппозиция пытается выравнять ситуацию. Но, чтобы обрести полное доверие народа и поддержку объявленным реформам необходимо высоко держать планку морали. Несмотря ни на что. Не поддаваться кыргызскому искушению власти, богатства, лести. Решительно пресекать регионализм, трайбализм, непотизм и клептократию. Первые шаги очень важны. Прежде всего с моральной точки зрения.

Kyrgyz administration will abide by previous agreements regarding the Center.

Secretary Clinton spoke to Ms. Roza Otunbayeva to support the efforts of the Kyrgyz administration to resolve peacefully Kyrgyzstan’s current political problems and renew Kyrgyzstan’s path to democracy, economic prosperity and respect for human rights. The Secretary offered continued humanitarian assistance and United States support for Kyrgyz efforts to stabilize their political and economic situation. The Secretary spoke about regional security and the important role Kyrgyzstan plays in hosting the Transit Center at the Manas Airport. Ms. Otunbayeva confirmed the Kyrgyz administration will abide by previous agreements regarding the Center. The Secretary is dispatching Assistant Secretary Robert Blake out to Kyrgyzstan to follow up on her discussion.

пятница, 9 апреля 2010 г.

The TNR Primer: Kyrgyzstan The seven biggest questions facing the country, post-upheaval.

The New Republic. Seyward Darby. April 9, 2010
Earlier this week, the small Central Asian country of Kyrgyzstan erupted in violence. Days after protests broke out in a few small towns, thousands of people opposed to President Kurmanbek Bakiev's corrupt regime took to the streets of Bishkek, the capital city, and clashed with government forces. At least 75 people have died and hundreds more have been injured. Several government buildings have been set on fire, and countless businesses have been looted. Bakiev has fled to the southern part of the country, and an interim government, led by former foreign minister Roza Otunbayeva, has claimed power. Bakiev, however, says he remains president.

This isn't the first time Kyrgyzstan has experienced upheaval. In 2005, the Tulip Revolution forced then-President Askar Akaev, a notoriously despotic leader, from power and installed Bakiev, who promised to build a democracy. But he quickly broke that promise. When I visited Kyrgyzstan in 2007, just prior to its first parliamentary elections since the revolution, Bakiev was under fire for intimidating his opposition, rigging a referendum on constitutional reforms in his favor, and seeking to similarly engineer the upcoming vote. (He succeeded.) Since then, matters have only gotten worse, culminating in this week's violence.

Now, it's important to examine several questions: What exactly prompted the crisis? Is this a second Tulip Revolution? Is the U.S. military base outside Bishkek, featured prominently in international coverage of the events, really at risk? And, most importantly, what will happen next? Here are some early answers.

What are the roots of the crisis?

Bakiev was never really committed to democracy; from the start, he ruled his country with an eye toward authoritarianism and nepotism. In addition to rigging elections and doctoring legislation to benefit his regime, Bakiev "established a government based on family rule,” Bakyt Beshimov, a former opposition MP in the Kyrgyz parliament, told TNR on Thursday. Bakiev handed the reins of the Central Agency for Development, Investment, and Innovation—a body created to essentially run the country’s economy—to his youngest son Maksim and made his brother Janysh head of the country’s security service. "He set up a very corrupt regime in a very short time," Beshimov says.

He has also set up a violent regime. For his own opposition, Beshimov says he was almost assassinated—twice. "They targeted me … threatened members of my family. For one year, I lived life in hell," he said. Beshimov fled to the United States in 2009; he now lives in exile in Boston. Miriam Lanskoy, senior program officer for Central Asia and the Caucasus at the National Endowment for Democracy, notes that high-profile cases like Beshimov’s offered “real, tangible stories of corruption” that the Kyrgyz public used to form negative judgments about Bakiev. In March 2009, Medet Sadyrkulov, a former Bakiev aide who had become an opposition leader, was killed in a fiery car accident the government is believed to have orchestrated. Then, in December, journalist Gennady Pavluk, who had been critical of the administration, died after being thrown from an apartment building in Kazakhstan, reportedly by members of the Kyrgyz security service. (And these were only the more recent and severe incidents in a years-long campaign of harassment and violence directed at Bakiev's opponents.)

In the months leading up to this week’s violence, the government suspended publication of several newspapers and blocked access to certain news websites. It also hiked utility prices in February—a move that angered many people in poor, rural areas, driving them to protest publicly. There were also protests in Bishkek in mid-March. “These are typical sins of the region, but it was growing, it was overflowing the banks,” Lanskoy says.

Is this a “color revolution”?

Some observers were quick to compare this week's events to movements in other former Soviet states (the 2004 Orange Revolution in Ukraine, the 2003 Rose Revolution in Georgia) that ousted corrupt regimes and ushered in democracy. But one factor in particular separates this upheaval from the so-called "color revolutions": the use of force. Events in Ukraine and Georgia were relatively nonviolent. What’s more, this doesn't seem to be a repeat of the Tulip Revolution. In 2005, politicians who wanted then-President Akaev out of office—so that they could take control of the country—urged their supporters to protest. In contrast, this week’s events, according to an op-ed published by Transitions Online, were more spontaneous and uncoordinated, which led to more violence and uncertainty about who controls the country.

Yet the upheaval “contains within it the possibility of reform,” Lanskoy says, even though its methods thus far have been ugly. “If indeed Bakiev does in the end step down and they are able to form a new government, it may turn out that, having seen the various failure of the Tulip Revolution, they will now build better institutions."

Who exactly is the opposition?

The people who took to the streets of Bishkek aren’t all of the same mind. Some are political opponents of the regime—members of several different political parties. (Otunbayeva is in the Social Democratic Party.) Others are just angry citizens or opportunistic looters. Beshimov says it won’t be clear who will dominate the interim authority until order is restored. Adds Lanskoy, “One of the questions is how long they will be able to be together in this government and to what degree they will compete with each other.”

What will happen to the U.S. base?

U.S. media have focused heavily on what this week’s events mean for Manas, a military base outside Bishkek that is critical to U.S. operations in Afghanistan. The short answer is that no one really knows. Otunbayeva has said the interim government will review the contract that permits the United States to use the base, and Beshimov says its fate depends on who ends up dominating the interim government (some members of the opposition are for the base, while others are against it). But Lanskoy says any Kyrgyz government would be foolish to force the United States to vacate Manas because it would go against the country's national interests. Eviction would severely damage Kyrgyzstan's relationship with the United States—and there are security concerns as well. “If the Taliban succeeds in Afghanistan, it will negatively affect all of Central Asia,” adds Beshimov, pointing out that Afghan militants have infiltrated Kyrgyzstan’s borders before. “[I]t is important to set up very prudent, stable, and long-term relations with the U.S. government.”

What's Russia's game here?

Some observers have said Russia played a key role in the upheaval. “Russia has now added to its repertoire of tools used in the former Soviet states the ability to pull off its own style of color revolution with the toppling of the Kyrgyz government,” a Stratfor Intelligence report said on Friday. Kyrgyzstan, a former Soviet republic, sits in an important strategic position, nestled among other Central Asian states with abundant energy resources. Russia has long sought to control the region, and it was angered when, in 2009, Bakiev recanted on his plan to evict the United States from Manas. Bakiev announced the eviction after Russia gave Kyrgyzstan $2 billion in loans, and he retracted it after the United States pledged to pay a much higher rent for the base, along with more aid for economic development, fighting drug trafficking, and renovating Bishkek’s airport. “He tried to manipulate the situation,” Beshimov says. In recent months, Russian media covered Bakiev’s government negatively, and Moscow increased customs duties on the fuel it exports to Kyrgyzstan—all of which put pressure on Bakiev's regime.

A Kyrgyz opposition leader reported meeting with Russian Prime Minister Vladimir Putin just prior to this week's events, and Russia was quick to recognize the interim government. (The United States has not.) Otunbayeva has also thanked Moscow “for its role in ousting Bakiev.” Still, many observers say Russia didn't orchestrate the upheaval; rather, Moscow sees in the Kyrgyz opposition the best chance for the country to stabilize. "Russian support of [Bakiev] pretty much seemed at an end," says Monika Shepherd, Program Manager of the Institute for the Study of Conflict, Ideology, and Policy at Boston University. "They're preserving their own interests by trying to promote a more or less peaceful situation in the country."

What happens next?

So far, Bakiev has insisted that he won’t resign. And, if he doesn’t, there could be more violence. Bakiev is more popular in the southern part of the country, where he has taken refuge, than in the north, where this week’s protests were born. If Bakiev decides to gather forces to defend himself, there could be a civil war. Bakiev could also come to an agreement with the interim authority, such that they can hold power together—although that scenario seems unlikely, given public outrage at Bakiev's crimes. "A lot of members of the opposition and the republic are angry with him and would probably prefer to bring him to trial," Shepherd explains.

Most observers hope that the interim authority prevails, that Bakiev will be forced out of power, and that, as Otunbayeva has promised, Kyrgyzstan will hold new elections in six months—the first step toward building a new democracy.

The most important thing this new government could do would be to stabilize the country—not just Bishkek, but the regions as well. Shepherd points out that, in 2005, Bakiev's new government never fully established control at the local level. "That may be one of the things that began to turn public sentiment against the new government," Shepherd says. "People were out in the regions living in a state of lawlessness."

After restoring order, Beshimov says the government must commit to democratization by discerning who are serious democrats and who might want to build another lucrative, Bakiev-like regime—and then allowing only those that fall into the former group to gain political power. "I believe that she [Otunbayeva] will follow this priority of democratization, but her own personal effort is not enough," says Beshimov.

Shepherd adds that the new government must address the country's energy crisis. Powerful neighbors, namely Uzbekistan, have made it impossible for the country to develop a strong energy sector. People throughout the country are often plagued by shortages and plunged into blackouts—and Bakiev's government did little to assuage the situation, focusing on hydropower development that never really went anywhere. "The West could … try and give support to companies that want to manufacture alternative ways of producing energy," Shepherd says.

What else should the West do to help Kyrgyzstan?

Soon after the Tulip Revolution, Kyrgyzstan fell off the West's radar. The small state didn't have resources—namely, oil and gas—that other countries wanted. What's more, it seemed in relatively good shape compared to its Central Asian neighbors: Turkmenistan ranks up with Burma and North Korea as one of the world's most totalitarian states, Uzbekistan has reportedly boiled opposition members alive, and Kazakhstan is rife with political and economic corruption. "There was the expectation that Kyrgyzstan was doing OK," says Lanskoy. "They had had their breakthrough."

Beshimov says the West was mostly concerned with security in Kyrgyzstan, not democratization. This time around, observers agree that the West should do more to help the country build a strong, free government and civil society—offering financial and logistical support to the state, NGOs, and energy companies eager to create a sustainable way of life for the Kyrgyz people. "Democracies should share their experiences and help fragile countries," Beshimov says. "If this time the Kyrgyz government does not follow a path into real democratization—oh, it will be a tragic story for Kyrgyzstan."

Seyward Darby is assistant managing editor of The New Republic.

суббота, 3 апреля 2010 г.

Политический сыск вместо борьбы с терроризмом


В Кыргызстане из-за политики монополизации власти одним кланом и разрушения сдержек и противовесов, в политической системе нет контроля общества за действиями силовых структур, особенно спецслужб. Как депутат, я настаивал чтобы парламент имел возможность контролировать работу кыргызских спецслужб и следил за тем, чтобы они, борясь против терроризма, соблюдали законы Кыргызстана. Однако, в закон ввели норму о допуске депутатов к секретам по поручению парламента, которая исключает возможность контроля спецслужб. Проклановая мафия в парламенте 87 голосами стоит на страже репрессивных органов. На мой взгляд, президент страны, которому подчиняются все силовые структуры, обязан обстоятельно информировать парламент о деятельности силовых структур. Этого не происходит. Чем выше преступность в стране, тем больше наград и погонов сыплется на руководителей силовых структур. На мои депутатские запросы ГКНБ присылало коротенькие безграмотные отписки, и законный интерес к её реальной деятельности вызывал раздражение и неприятие. (К примеру «Ответ председателя ГКНБ от 12.01.2008, №17/ УПТ») Таким образом вместо служения народу, спецслужбы выполняют задачи, исключительно в интересах правящего режима.
В Кыргызстане по опыту и при помощи российских спецслужб внедряется система СОРМ, СРМ 2, как важная часть политики по преследованию инакомыслящих. За благовидными словами о борьбе с терроризмом и экстремизмом, на самом деле скрывается политика политического сыска. Реальная задача ГСНБ и СГО Кыргызстана не преступников ловить, а установить тотальный контроль за политически активными гражданами. В категорию «политически активных» входят как оппозиционеры, правозащитники, независимые журналисты, так и большинство политиков, лояльных к режиму. Клан не доверяет никому, кроме хунты силовиков. В Бишкеке система СОРМ установлена под нажимом во все провайдерские компании. Таким образом спецподразделение ГСНБ и СГО имеет полную возможность для контроля системы коммуникации всех «неблагонадежных граждан». Многих, кто переписывался со мной по электронной почте в Кыргызстане навещали сотрудники этого спецподразделения и проводили запугивающие беседы. Нам пришлось найти иные пути. Более подробно о методах и формах политического сыска будет рассказано в последующих статьях. В этом материале фокус сделан на политический сыск в Интернете и некоторых методах борьбы с инакомыслием в рамках ШОС.
Политический сыск в Интернете. Летом 1998 года ФСБ создало проект документа: "Технические требования к СОРМ (средствам оперативно-розыскных мероприятий) на сетях документальной электросвязи". Конкретно внедрением СОРМ в провайдерские компании занималось Управление компьютерной и информационной безопасности Департамента контрразведки ФСБ. "Необходимо значительно расширить полномочия российских спецслужб по контролю за коммуникационными системами и трафиком сети интернет", - заявил представитель центра информационной безопасности ФСБ РФ Дмитрий Фролов, выступая в 28 апреля 2005 г в Совете Федерации на заседании "круглого стола", посвященного вопросам законодательного обеспечения деятельности в области телекоммуникаций и интернет-технологий. http://www.newsru.com/russia/28apr2005/fsbru.html)
В 2009 году, В Кыргызстане предпринимались большие усилия по узакониванию контроля Интернета. В феврале 2010 году парламент дал волю тотальному политическому сыску. СГО и ГСНБ приобрели законное основание для нарушения гражданских прав и вмешательства в личную жизнь людей. Несмотря на то, что это грубо нарушает положения Конституции о правах людей, ни один орган, следящий за соблюдением законности, как обычно промолчал. Невозможно относиться серьезно к людям, одевающим судейские мантии в Конституционном Суде (КС) и Верховном Суде (ВС) и прокурорские костюмы в Генеральной Прокуратуре (ГП). Министерство юстиции КР – это вертеп беззакония.
Компетентное мнение. Выступление гендиректора ЗАО "Баярд-Славия Коммьюникейшнс", Н. Мурзаханова противника СОРМ, на конференции "Какова цена национальной безопасности?" ( Подобное мнение высказывала Татту Мамбеталиева в 2009 на заседании фракции СДПК, во время обсуждения вопроса о контроле Интернет)
Меня зовут Наиль Мурзаханов, я возглавляю компанию, которая занимается провайдингом, т.е. обеспечивает доступ своим клиентам в Интернет.... И, во-вторых, то, что мой личный опыт взаимодействия со спецслужбами говорит о том, что Интернет как коммуникационная среда их не интересует вовсе. Не собираются они жуликов ловить. И глупо это. Ведь вряд ли можно ожидать, что какие-нибудь террористы или просто злоумышленники, которые хотят совершить некое преступление, будут говорить об этом в своем электронном послании. Либо будут выкладывать инструкции по изготовлению ядерной бомбы на своем сайте. Это, в общем-то, банально. ...Наша дискуссионная группа озаглавлена "Национальная безопасность или свобода информации?", - и главным мне здесь кажется то, что на самом деле система СОРМ, которая реально называется "Технические условия по внедрению системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях документальной электросвязи", - на самом деле нужна спецслужбам для того, чтобы на базе самой репрезентативной выборки нашего общества - подконтрольного им общества, за которым они должны следить, - наблюдать за умонастроениями, за лояльностью самых активных граждан. Ведь, как уже было упомянуто, Интернетом пользуется наиболее прогрессивная часть наших сограждан. Прежде всего это студенты - с точки зрения ФСБ это потенциальные преступники - изначально, по умолчанию; это журналисты; это правозащитники, врачи, научные работники, - список можно продолжать бесконечно. Я сейчас вспоминаю то время, когда ко мне впервые пришли сотрудники ФСБ и предложили подписать план внедрения СОРМ в моей компании, на моем узле связи. Я отказался. Дело в том, что за три года существования и коммерческой эксплуатации нашей компании ни один сотрудник ни ФСБ, ни Министерства внутренних дел, ни налоговой полиции, ни таможенной службы - я перечисляю сейчас субъектов силовых ведомств, которым по закону положено и разрешается проводить оперативно-розыскные мероприятия. Так вот, ни один из сотрудников ни одного из этих ведомств за три года ни разу не пришел ко мне с законным на то основанием, т.е. с судебным решением либо с постановлением прокурора с тем, чтобы провести такого рода мероприятия. Это факт. А факты - вещь упрямая. Вместе с тем, эти господа хотели от меня немного - немало три вещи. Они хотели, чтобы я потратил на техническое обеспечение Федеральной службы безопасности той аппаратурой, которая позволила бы им шпионить за моими клиентами немалую сумму денег, сопоставимую с той суммой, которая, скажем, была потрачена на организацию всего моего бизнеса. Это раз. Далее я должен был опять-таки потратить деньги на то, чтобы обучить этих сотрудников работать на этой аппаратуре - это два. И, в-третьих, я должен был сдать им все пароли, известные мне, все почтовые ящики своих клиентов и т.д., и т.д., и т.д. Бытует мнение, что спецслужбам в этом СОРМе нужна, скажем по-русски, халява, т.е. они хотят получить просто бесплатный, ничем не лимитированный, доступ. Это не так. Представьте себе количество провайдеров в любом мало-мальски крупном городе. Для того, чтобы иметь халявный доступ, достаточно просто запугать одного провайдера. Они хотят - на самом деле - систему СОРМ внедрить у каждого провайдера. ...Дело в том, что когда информационные потоки сливаются в магистральные, скажем, на уровне респондеров-спутников либо оконечных устройств опто-волоконных сетей, тот бешеный, безумный трафик, который получается в результате - поток большой - контролировать практически невозможно в реальном режиме времени. Весь этот поток информации возможно разобрать, но к тому времени, когда в нем уже разберутся, будет поздно. Информация будет неактуальна, она никому не будет нужна. Другое дело, когда провайдер, который внедрил у себя на своей аппаратуре СОРМ, отдал все права доступа, скажем так, спецслужбам, и обеспечил их необходимым оборудованием, - вот тогда уже следить можно за каждым. Поверьте мне, это очень просто.
Политический сыск в ШОС. Здесь использованы материалы известного специалиста А.Солдатова, размещенные в «Ежедневном Журнале» В связи с взрывами в метро в Москве, он вместе со специалистом в области безопасности И. Бороган подчеркнул: «Взрывы в Москве – это стратегический провал государственной политики в области борьбы с терроризмом».
В 2005 году, 12 мая в Госдуме, директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что его службой раскрыт заговор против белорусского режима, спланированный в Братиславе западными НПО. 19-20 мая 2005 года прошла встреча руководителей спецслужб стран СНГ в Астане. Главной темой обсуждения было угроза "цветных" революций, причем усилия ФСБ поддержали глава КГБ Беларуси и руководитель комитета нацбезопасности Казахстана. (О деятельности ФСБ в странах Центральной Азии читайте в следующих заметках)
В рамках ШОС создан Региональный Антитеррористический Центр, который отчасти выполняет задачи политического сыска на пространстве ШОС. (Штаб-квартира РАТС находится в Ташкенте, штат организации в основном состоит из сотрудников спецслужб и силовых ведомств стран-участниц. Директором Исполкома РАТС сейчас является Мырзакан Субанов, бывший министр обороны Киргизии, председателем Совета — Абдулло Назаров, зампред Госкомитета по нацбезопасности Таджикистана, а до него — первый замдиректора ФСБ Сергей Смирнов.)
Шанхайская конвенция позволяет по просьбе запрашивающего органа (например, спецслужб Узбекистана или Китая) применять на территории страны участницы законодательство другой страны. Китайской контрразведке, например, очень удобно, чтобы какой-нибудь сторонник независимости Тибета, позволивший себе вольные высказывания в интернете, знал, что убежища он не найдет даже в бескрайних степях Калмыкии у братьев по вере. России в этом случае придется выполнять китайский закон.
Соглашения, подписанные в рамках ШОС, оговаривают непредоставление убежища лицам, причастным к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности. Это значит что тому, чье имя попало в общий банк данных ШОС, статус беженца предоставлен не будет, несмотря на то, что экстремизм и сепаратизм в разных странах могут трактоваться по-разному. За основу берется трактовка преследователей.
РАТС стала работать над общим банком данных разыскиваемых террористов, сепаратистов и экстремистов. Банк данных создали на основе двух источников. Первый — это «Перечень террористических, сепаратистских и экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территориях государств — членов ШОС». Второй — «Список лиц, объявленных спецслужбами и правоохранительными органами государств — членов ШОС в международный розыск за совершение или по подозрению в совершении преступлений террористического, сепаратистского и экстремистского характера». (Б.Б. Власти Кыргызстана уже включили в базу данных многих видных инакомыслящих под видом террористов. Поэтому, именно спецслужбы организуют письма от имени, запрещенных организаций диссидентам, чтобы занести их в списки опасных людей по всем странам ШОС.Об этом более подробно читайте далее).
По словам первого замдиректора ФСБ Сергея Смирнова, бывшего председателя Совета РАТС, к концу 2007 года общий банк данных был создан. Все данные сразу засекретили, так как еще в 2004 году было подписано специальное «Соглашение об обеспечении защиты секретной информации в рамках РАТС ШОС». Спецслужбы стран ШОС свободно расправляются со своими политическими противниками на территории ШОС. В качестве примера можно привести случай с Мухамадрузи Искандарове, личном враге президента Таджикистана Рахмонова, которого похитили в 2005 году после того, как российская Генпрокуратура отказала в его выдаче. Впоследствии он передал из таджикской тюрьмы письмо с обстоятельствами похищения: неизвестные мужчины, которые затолкали его в машину в подмосковном Королеве, надели на него маску и в наручниках посадили на борт самолета. В полете объявлений, которые бывают во время обычного авиарейса, он не слышал, поэтому сделал вывод, что его переправили военным или военно-транспортным бортом. Приземлившись в Душанбе, он пересек российско-таджикскую границу под именем некоего Геннадия Баланина. В убийстве Г.Павлюка подозреваются сотрудники спецслужб Кыргызстана. Диссидентов с территории всей Центральной Азии похищают узбекские спецслужбы. В 2003 году, Россия по просьбе Узбекистана внесла в список террористических организаций партию «Хизб-ут-Тахрир», которая в Европе и США признана легальной. В 2008 году врагов президента Узбекистана объявили угрозой национальной безопасности России. Весной тогдашний директор ФСБ Н. Патрушев сообщил, что главными угрозами для России теперь являются «международные террористические организации «Хизб-ут-Тахрир» и «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ).
Приказ №343, директора ФСБ А. Бортникова подписанный 15 июля 2009 года, расширил перечень руководителей подразделений ФСБ, уполномоченных «возбуждать ходатайство о проведении контрразведывательных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан» (т.е. право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилищ).
(Б.Б. Расширение полномочий СГО и ГСНБ, законодательная поддержка политического сыска в Кыргызстане происходит на основе опыта и практики спецслужб России и ШОС.)

пятница, 2 апреля 2010 г.

Политика Кремля - держать в зоне.


Две недели российские СМИ атаковали кыргызский режим, разоблачая его коррумпированную сущность, семейственность и ошибки во внутренней и внешней политике. Об этом было известно российским кругам давно, но тотальность информационной атаки свидетельствует о масштабах контролируемости СМИ Кремлем. В 2008 – 2009 годах, я беседовал со многими российскими журналистами о положении дел в Кыргызстане и Центральной Азии. Тогда, несмотря на очевидные факты о коррупции и криминализации они предпочитали обходить стороной острые темы, учитывая возможно негативную реакцию Кремля. А теперь эту атаку заказал Кремль. Информационное давление понадобилась для того, чтобы сделать кыргызский режим более сговорчивым и даже не думающим о выходе, как сказал президент России Д.Медведев из зоны «привилегированных интересов Российской Федерации». Во время визита премьер-министра С.Иванова в Ташкент была продемонстрирована жесткая поддержка Москвой Ташкента в вопросе распределения водно-энергетических ресурсов и строительства Камбаратинской и Рогунской ГЭС. Конфликт между странами перешел в новую фазу.

Москва в информационно-политическом давлении использует все возможности – экспертов, соратников кыргызского экс-президента и его самого, разноплановую кыргызскую оппозицию. Интересы Москвы и всех противников Бакиева в Кыргызстане на данном этапе совпали. Но, это не означает, что Кремль будет работать над сменой режима в Кыргызстане. Во-первых, кремлевский и кыргызский режимы это близнецы братья. По сути, целям и задачам. Политике и приемам. Это антидемократические, авторитарные, неэффективные политические конструкции. Менталитет примерно одинаковый – ортодоксально советский сталинистский. Поэтому по-родственному они договорятся. Во-вторых, смена режима для Кремля это слишком рискованное мероприятие. Последствия могут обернутся большими проблемами для Кремля. Поэтому, тактика Москвы состоит в усилении внешних и внутренних инструментов давления на режим Бакиева до достижения цели. Но не более того. При этом Москва, пользуясь моментом будет продолжать укреплять фанатично пропутинское лобби в Кыргызстане. Улучив момент, некоторые кыргызские политики стараются предстать даже более пророссийскими, и антизападными и антиамериканскими, чем сам Путин."Орус менен дос болсоң, Америкадан алыс жүр..." (Друг русского должен держаться подальше от Америки) Это именно пропутинское лобби, а не пророссийское, поскольку эта среда поддерживает неоимперские амбиции и безразлична к демократической России. По мировоззрению это фанатики холодной войны.

Как и ожидалось последовала прощупывание позиций. 29 марта в Бишкек прибыл генсек ОДКБ Николай Бордюжа, который заявил журналистам, что идет согласование проекта по созданию объединенной военной базы России на территории Кыргызстана. При этом он подчеркнул, что российская авиабаза «Кант» продолжит обеспечивать воздушное прикрытие в рамках ОДКБ. Торг начался по-новому и завершится по-старому.

Действия Кремля за последнее время воочию показали, что у неё нет просчитанной и сбалансированной стратегии в отношении Центральной Азии. В этом случае, она показала себя большой страной с мелкими повадками. Как подметила Юлия Латынина о нынешней России «...от этой Византии попахивает Гаити». В 2009 году, ввязываясь в участие на сооружение Камбарата и подписывая финансово-кредитное соглашение с Кыргызстаном, российское руководство конечно же знало о негативной реакции Узбекистана и Казахстана. Знало, но намеренно шло на это. Потому что преследовало одну короткую цель – убрать руками кыргызского руководства американскую базу, при этом заверяя США и Запад о своём партнерстве. Не случайно президент все высокие официальные лица правительства России подчёркивали, что решение о выводе авиабазы Манас «это суверенное решение Киргизии». Тогда кыргызскому президенту была отведена роль мелкого пакостника, которую он сыграл убедительно. Но, кыргызский правитель увидев внутреннюю кухню Кремля, решил на каком-то этапе проявить всерьез свою суверенность. И поступил подобным же образом – лукаво, мягко говоря. Психологически надломившись от пережитого весной 2009 года в Москве унижения, он не перестает после этого убеждать себя в том, что он равноправный партнер на международной арене. От этого личного синдрома ныне страдает вся конструкция внешней политики Кыргызстана, которая строится на опасной для такой страны, как Кыргызстан формуле «либо – либо».

Императрицу Екатерину называли «богоподобной царевной Киргиз-Кайсацкой орды». Власть над Средней Азией для России всегда была , есть и будет приоритетной задачей. Самым лучшим решением этой задачи будет укрепление роли России как прогрессивной силы. Демократическая и динамично развивающаяся Россия может изменить весь облик Евразии в лучшую сторону. Величие России в прогрессивных идеях и талантливых людях. Россия может создать зоны своих привилегированных интересов на постсоветском пространстве не силой оружия и давления, а позитивным примером и богатой культурой. Но, страна, погрязшая в коррупции, чекистском произволе, расизме и фашизме, с отсталой экономикой и вредным авторитаризмом не может быть центром гравитации. Путинстан и величие России две разные вещи. Это уже начинают понимать многие россияне. Поэтому от Москвы до Владивостока не спокойно.

Российская информатака на кыргызский режим позволила кыргызской оппозиции на время преодолеть информационную блокаду. Но, цели и задачи демократического Кыргызстана и путинского режима принципиально различаются. Для демократии на постсоветском пространстве наступил ледниковый период с укреплением авторитарной власти в России. Правящим кругам в Кыргызстане после 2005 года ничего не надо было придумывать нового для борьбы с свободой и правами граждан. Они с точностью до буквы переняли все законопроекты, полититехнологии, методы и приемы путинской власти по уничтожению демократизации. (Более подробно об этом читайте в следующей заметке...)

За демократический и свободный Кыргызстан надо бороться с демократами России. А не строить иллюзии, надеясь на кремлевских технологов и ястребов. У них иные интересы.

четверг, 1 апреля 2010 г.

Что определяет внешнюю политику стран ЦА?


Ряд экспертов обьясняют внешнюю политику стран Центральной Азии с точки зрения правил среднеазиатского базара. Мол, привыкли всю жизнь строить вокруг базара, и свои базарные привычки выносят наружу при общении с внешним миром. «Как искусный торговец, стремящийся выручить как можно больше за свой товар, не отдаст его оптом одному покупателю, если выстроилась очередь желающих. Так возникает сложное переплетение интересов покупателей и продавцов, называемое ныне многовекторной политикой» - пишет С.Шерматова. По её мнению, более сильные страны, такие как Казахстан, Узбекистан и Туркменистан « пытаются лавировать между супердержавами». А слабые – Кыргызстан и Таджикистан « чтобы выжить и пополнить казну, обещают благосклонность всем, поощряя ухаживания больших стран и разжигая дух соперничества».

Внешняя политика центральноазиатских стран может быть точно обьяснена не правилами восточного базара, а прежде всего содержанием внутренней политики, менталитетом господствующей элиты и мировоззрением правителя. Это является главной причиной. Но, не единственной. Другой важной причиной является Realpolitik. Т.е обстоятельства в мире и возможности государств региона. Внешняя политика является продолжением внутренней политики. Если правители в своем мировосприятии и значит проведении внутренней политики продолжают оставаться феодалами, считающими свои народы не готовыми к демократии, то европейский костюм на них ни о чём не говорит. Деспотичные режимы в странах региона привыкли пренебрегать правами своих граждан, не исполнять взятые обязательства перед населением, подавлять свободы и права своих граждан. Они применяют беззастенчиво обман и манипулирование как средства официальной политики по отношению к своему населению. Постоянно говорят о демократии и регулярно убивают её малейшие ростки и проявления. Много разглогольствуют о правах людей, но убийства, террор, и репрессии продолжаются. Зато имитируют универсальные принципы и устраивают по праздникам зрелищные мероприятия об «успехах своего руководства», которая далека от реальной жизни людей. Благодаря их усилиям Центральная Азия похожа на одну большую потёмкинскую деревню. Даже внутренняя идеология у них рассчитана не на настоящее развитие населения, а на показ, на зрелищность. Не случайно, исследователь Мэри Кэлдор (Mary Kaldor) ввела понятие «зрелищный национализм»( spectacle nationalism). Не здоровый гражданский национализм, а именно на показ, демонстрационный. А значит пустой. А американская ученая Лаура Адамс (Laura L.Adams) в книге: «Зрелищное государство: Культура и Национальная идентичность в Узбекитсане. 2010. (The Spectacular State: Culture and National Identity in Uzbekistan) пишет: «Узбекистан полагается на технику власти, унаследованной от советской системы, как мобилизация на массовые спектакли...». Правителям главное театрально продемонстрировать, а как обстоит всё на самом деле, похоже их не интересует. Цинично и открыто они провозглашают одни лозунги, но сами живут по другим, выгодным только им принципам, а население держат в информационной изоляции. Так вот стремление постоянно обманывать, жить по двойным стандартам, постоянно лицемерить переносится на сферу международных отношений. За 1991 – 2010 годы правители Центральной Азии и СНГ подписали сотни документов о тесном сотрудничестве, создании разных союзов, консорциумов и прочее. Но, в реальности дезинтеграция продолжается. Они не верят друг другу, подозрительно относятся к своим потенциальным партнерам, завистливо смотрят на успехи соседей, и пытаются все время создать проблемы друг для друга. К сожалению, они не стремятся дружить за единую Центральную Азию, за союз государств, выгодный прежде всего народам, а продолжают дружить против кого-то. Таджикистан и Кыргызстан против Узбекистана, в свою очередь Казахстан и Узбекистан против Таджикистана и Кыргызстана. Центральноазиатский Экономический Союз так и остался на бумаге. На всех границах неспокойно и напряженность продолжает расти. Обратите внимание на взгляды и поведение лидеров по отношению к положению дел в Центральной Азии. Они видят только свои интересы, но не хотят видеть общие. Они борятся за персональное лидерство, но и думать не хотят о лидерстве региона в экономическом развитии. Регион на протяжении сотен лет был единым целым и стремление к цельности продолжает пока сохраняться, вопреки разделительным усилиям эгоцентричных национальных элит, когда-то искусственно созданных национальных государств. Но, такое положение может измениться и разделение может перейти линию невозврата, после которой начнётся совершенно иная история региона. Об их отношении к США, России и Китаю читайте в следующей заметке.

P.S. .Н.Назарбаев на троне степной державы, ставшей председателем ОБСЕ.

Алишер Саипов: "Я сам - этнический узбек из Оша. Моя Родина - Кыргызстан."


Б.Б. Алишер напечатал эту статью как раз 1 апреля, пять лет назад, с большой верой и неиссякаемой надеждой в лучшее будущее. Он хотел верить, что революция, на которую возложили все свои надежды люди, принесёт в дома мир, благополучие,спокойствие, новые возможности, веру в будущее, много хлеба на дастархане и весёлые песни. Он искренне верил. Но, он не мог знать другого. То, что случилось потом. С ним. Со многими другими. Я не был знаком с Алишером. В 2008 году, будучи в Оше и выступая по ОшТВ в прямом эфире, получил звонок от отца Алишера. Он до сих пор у меня стоит в ушах. Я не знал тогда, что сказать отцу Алишера, не знаю и сейчас. Но, я уверен, сбудутся мечты Алишера. Нелегко это будет. Но будет. Сбудутся мечты тех, кто борется за лучшую страну.

Дадим слово Алишеру. Его жизнь продолжается в его мыслях, вере и надежде."Как журналисту, мне довелось стать свидетелем исторических событий, произошедших в Оше и Жалалабаде в марте этого года и в конечном итоге приведших к свержению президента Акаева. До мартовских событий бытовало мнение, что этнические узбеки, составляющие значительную часть населения юга страны, безоговорочно поддерживают Аскара Акаева и именно с его администрацией связывают свое будущее. Да и сама действующая власть была уверена, что нацменьшинства в «час икс» выступят в защиту действующего президента, предложившего им универсальную формулу «Кыргызстан – наш общий дом». При этом официальный Бишкек постоянно выставлял своих оппонентов как националистов, которых ни при каких обстоятельствах не поддержат нацменьшинства.

Долгое время среди узбеков бытовало мнение, что Акаев – своего рода «наименьшее зло». Некоторые до сих пор боятся, что к власти может придти политик-националист, и тогда начнутся гонения. Однако «революция тюльпанов» показала, что узбеки больше не поддерживают действующую власть. Более того, не оправдались прогнозы о возможных межэтнических столкновениях между кыргызами и узбеками на юге страны.

Я сам - этнический узбек из Оша. Моя Родина - Кыргызстан. В марте я оказался в гуще политических событий и хочу рассказать, как узбеки постепенно становились участниками «революции тюльпанов».

После первого тура выборов 27 февраля в Карасуу начались массовые митинги в поддержку то Байыша Юсупова, то Арапа Толонова. Оба они кыргызы. Фаворитом власти в этой гонке был Байыш Юсупов, который баллотировался от пропрезидентской партии «Алга, Кыргызстан!». Сторонники Арапа Толонова блокировали дорогу Ош-Карасуу. 80% из них были этническими узбеками. В начале февраля лидер движения «Атажурт» Роза Отунбаева выступила на узбекском языке перед избирателями этнического узбека Анвара Артыкова. Уже тогда я заметил, что «лед тронулся». Люди начали симпатизировать ей. «Роза – молодец, она - женщина-палван (богатырь!)», - говорили узбекские аксакалы. После первого тура парламентских выборов в Оше начались митинги. Люди вышли на площадь. 1/3 митингующих составляли узбеки - сторонники Анвара Артыкова. Они выдвигали в основном не политические требования, в частности, призывали к проведению честных повторных выборов. В это же время сторонники Дуйшенкула Чотонова начали требовать отставки Аскара Акаева. Постепенно митингующие пришли к единому мнению, что сначала должна быть отставка Акаева, и только потом могут состояться честные выборы. Я видел, как выступали Анвар Артыков, Дуйшонкул Чотонов, Роза Отунбаева и правозащитник Топчубек Тургуналиев. Когда Тургуналиев сказал народу, что предпочитает «продажному кыргызу родственного узбека, который поддерживает правду», узбеки прониклись к оппозиции большой симпатией. Оппозиции удалось завоевать доверие узбеков за очень короткое время. Оппозиционеры доказали, что не собираются выбрасывать узбеков из страны, как квартирантов, что Кыргызстан - их общая Родина. Многие узбеки осознали, что эпоха Акаева закончилась и наступают новые времена, и что они могут быть востребованы. Кыргызов и узбеков объединили общие проблемы - безработица, коррупция, недостаток воды, земли, пищи. За короткое время они нашли взаимопонимание. Сначала узбеки – горожане активно не участвовали в акциях протеста в Оше. С 15 марта узбеки-бизнесмены начали посылать митингующим еду. Кто-то анонимно пожертвовал около 10000 сомов ($250). Один предприниматель пожертвовал быка, которого тут же зарубили на «мясо для революции». После захвата Ошской обладминистрации среди митингующих увеличилось число городских узбеков. Они начали открыто скандировать лозунги против Акаева. В толпе было много женщин и подростков. Многие женщины приехали из близлежащих сел. Они объясняли свое недовольство тем, что из-за безработицы их мужья и дети находятся на заработках в России и больше мириться с этим нельзя. «Наши мужья в России, а невестка не видела моего сына вот уже год. Разве это нормальная жизнь? Никакой работы нет и ничего не меняется», - кричали женщины в мой диктофон, когда я спрашивал их, зачем они вышли на площадь. Узбекские аксакалы говорили мне так: «Раньше мы думали, что кыргызы и узбеки никогда не смогут породниться. Но теперь это произошло. Ведь у нас общие проблемы. Нам всем сейчас плохо и наши дети находятся на заработках в дальних краях».

Узбеки возлагают большие надежды на новую власть. Это - и создание рабочих мест, и справедливая кадровая политика, и ликвидация коррупции, которая в последние годы достигла на юге страны небывалого размаха. Многие мои ровесники – высокопрофессиональные юристы - зарабатывают на жизнь частным извозом на дороге Ош-Карасуу. На мой вопрос почему, один из них ответил: «Я мог бы за 50 тысяч долларов купить себе должность прокурора, а потом "отбивать" эти деньги через взятки, но не хочу этого делать». Многие узбеки по разным причинам симпатизируют Курманбеку Бакиеву. Одни полагают, что президент-южанин знает все чаяния местного населения и скорее поможет им. Другие уверены, что у него узбекские корни. Они считают, что его настоящая фамилия не Бакиев, а Бокиев, а это - чисто узбекская фамилия.

Некоторых политиков «новой формации» узбеки опасаются до сих пор. Например, Кулова они побаиваются из-за его прошлой карьеры в МВД. Текебаеву и Мадумарову не доверяют из-за когда высказанных ими националистических лозунгов. Многие аксакалы в качестве кандидата в президенты поддержали бы Розу Отунбаеву, но женщины-узбечки против. Они считают, что женщина должна следовать традициям и не заниматься активной политикой.

Губернатором Ошской области при новой власти стал узбек, что уже говорит о доверии кыргызского народа к узбекам. Мародерства, как в Бишкеке, на юге не было. Ош и Жалалабад - небольшие города, где все друг друга знают в лицо. Случись кража или грабеж, уже на следующий день в виновника тыкали бы пальцем, и клеймо вора преследовало бы всю его семью и последующие поколения. Другим сдерживающим фактором было понимание того, что если – не дай Бог - кыргыз ограбит узбека, завтра же будет грандиозная межнациональная война. Правда, на юге были ограблены чисто «акаевские» объекты, такие, как компания «Ареопаг-Ош» (коммуникации), принадлежащая родственнику Акаева. Разгромили кафе Айдара Бакиева (однофамилец Курманбека Бакиева) - лидера молодежного движения, который числился ярым сторонником Акаева.

В общем, узбеки Кыргызстана меня приятно удивили. Кто бы мог подумать, что они способны пойти против системы, но оказалось, что перемен желали все. Это вселяет большой оптимизм".

№ 364, 1 апреля 2005 г.

Алишер Саипов, корреспондент ИА «Фергана»



Террор против Росии: взгляд из России и Америки

Ищите причины внутри.
Взгляд из России.
Анатолий Стреляный, российский публицист:
Безусловно, бюрократы всех уровней попытаются извлечь побольше пользы для себя. Каждый будет пытаться украсть побольше, будут сводить счеты под шумок. Так происходит в подобной ситуации при любом недемократическом режиме, а особенно при таком, как российский, с давними традициями использования всевозможных бед. Не говорю уже об огромном количестве разговоров о том, что это сама власть и устроила.
Да, перед Москвой сейчас встанет вопрос – отпускать Кавказ или не отпускать. А если отпускать, то как, если не отпускать – тоже как? Но эти вопросы не для таких мозгов, как у Путина и Медведева – во-первых. Во-вторых, эти вопросы для по-настоящему легитимных лидеров. Это же не на лыжах кататься в Сочи и позировать с голым торсом.
Эдуард Лимонов, российский оппозиционный деятель, писатель:
Борьба с терроризмом, заявленная Путиным 11 лет назад, как видите, не увенчалась успехом. Созданные для борьбы с террористами центр "Э" и центр "Т" и хваленое ФСБ занимаются преследованием политических противников власти, поэтому им некогда ловить террористов..
Дмитрий Корчинский, участник чеченской войны, украинский публицист:
Если теракты конца 90-х привели к росту популярности правительства и настроениям за усиление полицейского режима, то нынешние теракты, наоборот, приведут к еще большему разочарованию в правительстве и росту ненависти к полицейскому режиму.
Конечно, мы должны молиться за души погибших, но не как за невинных жертв. Невинных нет. То есть все они разделяют ответственность со своим руководством. Когда все радовались словам Путина, что нужно «мочить в сортирах террористов», то в то же время нужно понимать, что одной рукой террористы мочатся в сортирах, а второй – мирное население мочится в метро.
Александр Храмчихин, заведующий аналитического отдела Института политического и военного анализа (РФ):
Хочу отметить, что с проблемой терроризма пока еще нигде и никому не удалось справиться. В Росси добавляются еще и социальные факторы. Прежде всего это колоссальная коррупция – в России в целом и на Кавказе особенно. Там на общероссийскую коррупцию накладывается кавказская, и это порождает крайнее недовольство населения.
Виктор Суворов, писатель, публицист:
В России есть правило: если кто-то намерен устраивать акции протеста, то должен за десять дней получить разрешение от власти. Так вот в Москве правящая фракция «Единая Россия» устроила сразу же после взрыва Невского экспресса акцию протеста против терроризма. Мой один знакомый в Москве – кстати, тоже искатель правды, как и я, спросил: «Как это так? Если я организую какой-то протест, то мне нужно ждать разрешение десять дней, а вот они сразу после взрыва устроили акцию». Ему сразу же прислали ответ: «Единая Россия» заранее просила разрешения. То есть они просили разрешения протестовать против терроризма за десять дней до теракта на Невском экспрессе!

Взгляд из Америки.
Дэвид Сэттер (David Satter) – старший научный сотрудник Гудзоновского института и автор книг «Эпоха бреда: упадок и распад Советского Союза» ( “Age of Delirium: The Decline and Fall of the Soviet Union”) и «Темнота на рассвете: подъем российского преступного государства» (“Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State”). Путин смог использовать теракты в России на пользу себе, потому что он умеет представлять их в неверном свете. И Путин, и Медведев ...окажут своей стране лучшую услугу если, в дополнение к борьбе с террористами, они поддержат демократическое управление и уважение к жизни невинных людей, включая тех, кто против своей воли оказывается в ужасающих ситуациях захвата заложников.
Джеймс Коллинз (James Collins), бывший послом США в России с 1997 по 2001 год, является директором российских и евразийских программ в Фонде Карнеги за международный мир.В то же время, верно и то, что за последние месяцы россияне начали ставить статус-кво под сомнение и задаваться вопросом о том, куда же идет Россия, выходящая из худшего экономического кризиса за много лет. Многие открыто выступают за изменения и призывают к борьбе с коррупцией, злоупотреблениями бюрократов и отсутствием уважения к правам человека.
Пол Глоуб (Paul A. Globe), бывший экспертом Госдепартамента по советским национальностям, регулярно публикует свои мысли о постсоветском пространстве в блоге «Окно в Евразию» Последние теракты в Москве вероятно укрепят, а не ослабят позицию премьер-министра Владимира Путина, так же как теракты 1999 года помогли запустить его политическую карьеру. Кагэбэшное прошлое Путина и его готовность использовать любое насилие против террористов, как тогда, так и сейчас, найдет поддержку у российского населения, чей страх растет. Кроме того, растущее число демонстраций протеста, прошедших в последние месяцы в правление его преемника, президента Дмитрия Медведева, может сделать путинские годы привлекательными в глазах населения и сыграть на руку бывшему президенту и действующему премьер-министру России.
Марк Кац (Mark N. Katz) – профессор политологии и правительства в Университете Джорджа Мейсона. Он давно пишет о российской внутренней и внешней политике.
Этнические русские навряд ли поддержат более мягкий подход к разрядке мусульманского недовольства (которое в их глазах может ассоциироваться с Дмитрием Медведевым), но захотят более жестких действий (которые они ассоциируют с Владимиром Путиным).
С другой стороны, Путин (через своих закадычных друзей) может попытаться повесить вину за теракты на проводящего недостаточно решительную политику Медведева. Это может усилить доводы Путина о том, что именно он, а не Медведев должен участвовать в президентских выборах 2012 года, когда Россия перейдет на шестилетний президентский срок. Другими словами, взрывы могут усугубить борьбу за лидерство в России, в то время как Путин, Медведев и их сторонники пытаются использовать их в своей внутренней борьбе за власть.
Кэтрин Стоунер-Вайс (Kathryn Stoner-Weiss) – заместитель директора и старший научный сотрудник Центра для демократии, развития и правопорядка при Стэнфордском университете. Она является автором книги «Противостоя государству: реформы и режим экономии в постсоветской России» (“Resisting the State: Reform and Retrenchment in Post-Soviet Russia”) На прошлой недели тысячи людей от Калининграда до Владивостока приняли участие в «Российском дне гнева», чтобы выразить протест против высокого уровня безработицы и неожиданного ухудшения уровня жизни, ставшего результатом глобального экономического кризиса, ударившего по России.
Некоторые из протестующих призывали к отставке г-на Путина, возложив вину за неудачи российской экономики на его плечи и на экономическую систему, созданную им в период высоких цен на нефть, упавших в результате кризиса. Взрывы в метро, как и протесты прошлой недели, являются напоминанием о том, что авторитарное правление г-на Путина не пошло обычным россиянам на пользу.
By the Editors. Will the Moscow Attacks Help Putin? The New York Times. March 29, 2010, 5:20 pm
Роман Цимбалюк, Оксана Климончук «Виктор Суворов и другие: кто стоит за терактами в Москве» ("УНИАН", Украина)