Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

вторник, 1 февраля 2011 г.

Что ждет Россию? Национальная Революция?

В связи с терактом в аэропорту Домодедово, событиями в Тунисе и Египте, многие российские эксперты, общественные деятели стали высказывать любопытные мысли о возможных изменениях в России. Евгений Ихлов пишет: "Сейчас, когда разворачивается всеарабская демократическая революция, воочию видно, каким будет финал путинизма. По моему мнению, в повторах истории есть следующая интересная закономерность. По мере исчерпания потенциала определенного этапа (цикла) каждой значимой социокультурной системы – полиса, нации, государства, империи/цивилизации - она начинает новый этап – на более высоком, или более низком уровне. Но – и это главная закономерность – на новом этапе при каждом выборе варианта ответа на вызов избирается путь (реализуется сценарий), альтернативный происшедшему в прошлом цикле. Например, формальное поражение Первой русской революции (современники называли ее освободительным движением 1905-06 годов) привело к катастрофическому распаду государственности и общества в результате Второй (Февральской) и третьей (Октябрьской) революций 1917 года. Но через три четверти века события развились «зеркально» - мирная, демократическая революционная волна плавно поднималась с 1988 года и достигла кульминации в августовской победе 1991 года. Затем началось столь же плавное угасание революции и нарастание реакции. Но формально Четвертая русская революция 1989-1993 годов завершилась победой. Соответственно следующая – Пятая русская революция не будет такой трогательно «бархатной», «журнально-митинговой», декоративно-«оранжевой», но напротив - очень жесткой, внезапной, буквально обвальной, как это было в Румынии, Киргизии, Тунисе, Египте... Но зато и потенциально куда более радикальной и за счет этого устойчивой к вырождению, чем демократическое движение двадцатилетней давности. Попробуем перечислить те основные проблемы, которые поставлены историей перед Россией. Прежде всего это полный разрыв с имперским наследием. РФ в своей основе до сих пор воспринимается и правителями, и народом как усеченный СССР. В результате главной целью политики является приостановка процесса распада империи. В идеальном случае демократической эволюции мы придем к сложной системе федеративных и конфедеративных отношений. В случае Национальной Революции – после серии кровавых судорог возникнет Русское государство. Разумеется, куда как более компактное. Но это завершит 500-летний спор двух тенденций постордынской русской истории – между стремлением к выстраиванию континентальной империи и стремлением к формированию национального государства европейского типа.
Немногие заметили, что в минувшем году в русском национализме произошла, точнее, проявилась кардинальная смена векторов. Полностью забыты все «панславистские» грезы (этому очень способствовало быстрое сближение Сербии с Евросоюзом), забыты идеи объединения с Белоруссией, мании раскола Украины, забыта болезненная мечта о возврате Крыма и Севастополя. Доминантой национал-патриотизма стало «исключение» Кавказа из России. Дмитрий Медведев, вспомнивший, что русские – старший брат, не просто проявил бестактность, но показал, что смотрит на РФ не как на сообщество граждан, но как на союз этносов. Все это указывает, что Россию как историческую целостность уже не воспринимают. Точно так же это было в СССР с семидесятых годов.
Федерация идет к своему завершающему кризису, и, возможно, через несколько десятилетий склонные к мистицизму кавказские мыслители6 уподобят убитых болельщиков первенцам египетским, чья смерть вынудила фараона отпустить плененный народ Израиля.
Итак, первая историческая задача, которую будет обречена решить Национальная (Нацистская) Революция, – это полный разрыв России с имперским наследием и создание русского этнонационального государства.

Эдуард Лимонов считает, что: "протестные настроения в России сильны, что они охватили все слои общества и что свои счеты к власти есть у всех идеологических течений нашего общества, от либералов до националистов..."Россия входит в зону турбулентности. Уже вошла. Можно надеяться на то, что к весне 2012 года у нас будет иная страна"- утверждает он.

Андрей Пионтковский смотрит на эти вещи по-другому. Он пишет:"двенадцать лет назад стране, потрясенной взрывами в Москве, Волгодонске и "учениями" в Рязани, предъявили невзрачного чиновника как ее Спасителя. Женская душа России доверчиво потянулась к приблатненному дрезденскому майору, обещавшему замочить всех ее врагов в сортире. Заботливые руки самых отъявленных мерзавцев, "поураганивших" в 90-х, - волошиных и абрамовичей, юмашевых и березовских - бережно усадили его на кремлевские галеры. Он так яростно в них вцепился, что теперь уже, похоже, его никогда не удастся от них оттащить.Во вчерашней трагедии в Домодедове много мрачной символики. Мало кто помнит точно слова, произнесенные Спасителем нации в его звездный сортирный час: "Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов. Все, вопрос закрыт окончательно". Перечитайте внимательно бессмертную фразу, сказанную почти 12 лет назад. Сегодня этот субъект настоятельно требует дать ему право защищать нас в аэропортах еще 12 долгих лет".

Комментариев нет: