Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

среда, 30 июня 2010 г.

Редчайший шанс

Кыргызстан, несмотря на очень тяжелое положение и мрачные перспективы в экономике, всё же имеет редчайший шанс встать на перспективный путь развития. За последние 20 лет такой шанс был в 1991 году, когда страна стала независимой в решении своей судьбы. Она могла стать более успешной и устойчивой. За это время она могла хотя бы удвоить ВВП, достичь ВВП на душу населения не менее $5.000. Создать основы новой экономики, модернизировать инфраструктуру. Настроить рабочую силу государства, в особенности новое поколение на напряженный ритм труда. Дать понять всем, что только труд и усердие могут быть основой личного и общественного благополучия. Преодолеть региональное и этническое недоверие и создать фундамент для формирования нового общества и в принципе нового народа. Внедрить принципы толерантности, гуманизма и плюрализма во все слои общества и дать начало новому динамичному обществу. Дать надежду о Кыргызстане как о финансовом, образовательном, туристическом центре Центральной Азии. Страна как удобная спокойная гавань для желающих получить недорогое, но качественное образование, развить свой малый и средний бизнес и хорошо отдохнуть за небольшие деньги. А банковская система постепенно подавала бы признаки самой надежной и удобной во всем регионе. А в политике за 20 лет, народ мог спокойно на основе выборов поменять двух- трех президентов и их правительства и народ не был бы отравлен грязной лицемерной борьбой за кресла. Всё это могло быть. Это было реально. Но, вместо этого Кыргызстан стал самой беднейшой, воровской страной, где всё решается насилием. Кыргызстан подтвердил утверждения тех, кто считал, что у Средней Азии один путь - в феодальное тёмное прошлое. Страна не двигалась вперед в лучшую сторону, она катилась назад, разваливаясь на части.

Сейчас есть этот шанс. Редчайший. Чтобы преодолеть бездуховность, политиканство, воровство, криминал и все беды государства. Для этого надо мыслить высокими категориями и делать исторические поступки. Страна настолько разгромлена, что только святое отношение к ней вкупе с настоящим профессионализмом в управлении может спасти её. Другого шанса может уже не быть.

Bookmark and Share

вторник, 29 июня 2010 г.

Хотели как лучше, а получилось...?

Ответственное, вдумчивое и трезвое отношение к голосованию признак зрелости общества. В таком обществе большинство людей интересуются выборами или референдумом, пытаются понять их смысл и значение, дотошно вникают в суть и содержание вопроса. Понимают, что их голоса имеют решающее значение для внутренней жизни страны. Население Кыргызстана после государственного переворота 7 апреля, живет в постоянном напряжении. Кровавые события на юге поставили государство на край бездны. Люди хотят мира, спокойствия и надежды. И подумав, решили, что проголосовав на референдуме внесут личную лепту в обретение мира.
Вот, что говорят некоторые участники этого процесса: "Я сделал вывод, что многие граждане голосовали в итоге не за текст конституции, а за стабильное будущее", - сделал вывод глава российского ЦИК Владимир Чуров. Согласна с ним и киргизский политолог Эльмира Ногойбаева. "В реальности люди поддержали даже не новую конституцию и не Розу Отунбаеву, а именно государство, каким бы оно зыбким сегодня ни было". По ее словам, суть самой конституции, ее содержание и дискуссии по наиболее важным статьям отошли на второй план. "Люди приходили голосовать за стабильность, так как не хотят больше человеческих жертв и беспорядков", - считает и киргизский омбудсмен Турсунбек Акун. Политолог Тамерлан Ибраимов считает, что, "люди проголосовали не за временное правительство, а за то, чтобы Кыргызстан вошел в легитимное и правовое русло". "Абсолютное большинство выступило за восстановление почти разрушенной государственности",- заявил экс-глава аппарата временного правительства Эдиль Байсалов. Сами же кыргызские власти объявили, что референдум ставит "жирную точку" на периоде нестабильности страны. С ними категорически не согласен президент РФ Дмитрий Медведев. "С учетом того, что там даже сейчас власти не хватает порядок навести, легитимность власти низка, а ее поддержка создает большие вопросы, я не очень представляю, как будет работать модель парламентской республики,- заявил он перед отлетом в Москву после саммита G20 в Торонто.- Не превратится ли это в череду бесконечных проблем и не будет ли это способствовать приходу к власти сил, которые имеют экстремистскую направленность".

Получается люди голосовали не за те вопросы, которые содержались в бюллетенях, а за желание жить лучше. Но, это желание останется абстрактным понятием пока люди не научатся делать выбор на основе здравого смысла. Дорога к лучшей жизни лежит через правильный выбор. Возможно, кыргызстанцы считали, что положительный результат референдума откроет дорогу к лучшему. Но, вопросы то были о Конституции - о новой парламентской форме правления, о власти на переходной период. Как бы то ни было выбор сделан. Если за состояние страны до референдума была ответственна\безответственна временная власть, то теперь весь груз ответственности лежит на народе. Теперь держать ответ перед историей придётся большинству. Те, кто голосовал и сказал "да" - эту форму правления выбрали. Значит они ответственны за то, как будет теперь работать политическая система. Они будут в ответе за состояние государственного управления, за действия политиков в рамках парламентской системы, за все последствия этого решения. Лишь бы не случилось, что голосовали за одно, а получилось совсем другое. При таком отношении граждан к своему выбору это вероятно. Не голосовавшие, и сказавшие "нет" имеют в будущем возможность оспорить результаты и даже не признать новую форму государственного устройства. Но, жить им всё равно придется при новой системе. Кто-то скажет, демократия это. Но какая это демократия, если множество людей не знают, за что они голосуют? Если большое количество людей выключены из голосования случившейся трагедией? Такое отношение к государственным делам вряд ли создадут основу для мира, спокойствия, а тем более благополучия.

понедельник, 28 июня 2010 г.

Referendum Risks Escalating Violence in Kyrgyzstan

By Bakyt Beshimov and Martha Brill Olcott

Published by Carnegie Endowment for International Peace
Roza Otunbayeva and the Kyrgyz interim government deserve enormous credit for trying to turn a popular insurrection into a chance for democracy even in the face of horrific violence and mass creation of refugees. But they have put this opportunity at risk by going forward with Sunday’s scheduled referendum on a new constitution. While a referendum is, in principle, a way to empower the population to make political choices, the timing of Kyrgyzstan’s vote will make these Kyrgyz leaders unpopular with a significant part of the population and could provoke even greater unrest, possibly even putting the survival of the Kyrgyz state at risk .

Sunday’s vote puts a new a new constitution before Kyrgyz voters, which if passed will create a parliamentary form of government. Voters will also be asked to support Otunbayeva serving as president until the end of 2011.

The timing of the referendum made sense in mid-May when the proposed constitution was released and the vote for Otunbayeva as an interim president was first proposed. The hope was that the referendum would legitimize the interim government before popular support for it lessened.

But now this logic is more problematic given the deadly violence that has swept the southern region. An estimated 400,000 Kyrgyz citizens (mostly ethnic Uzbeks) have fled their homes—with more than 100,000 finding temporary safe haven across the border in Uzbekistan—and there are reports of untold numbers, even thousands, killed. Large parts of the south remain under martial law.

Holding the referendum at a time of such great turmoil is an enormous risk. Imagine what will happen if the referendum fails, or if it passes but with only 30 percent voter turnout—the minimum for a valid result—or if the election is marked by accusations of major voter fraud. The interim government would lose whatever legitimacy it currently has in Kyrgyzstan and will be wholly dependent upon the international community to remain in power. The risk of civil war rises dramatically.

Regardless of the result, the very fact that a vote is being held under current conditions will likely further divide the country’s north (home to most of the provisional government) from the south where tens of thousands of citizens are still in Uzbekistan and unable to vote, and even larger numbers are likely to be too frightened to vote due to lingering fears that going out in public means risking attack.

The OSCE’s decision to withdraw its election monitors means that the government will not be able to call upon impartial international authorities to help them respond to the inevitable claims of vote fraud that the lingering ethnic tensions are certain to produce.

If the constitution is approved, Otunbayeva’s presidency gains greater legal credibility but the interim government will still face the formidable task of uniting the country.

Once the referendum is over, President Otunbayeva should take advantage of her enhanced legal position to press more firmly for the political and national consolidation of her troubled population.

One good way to do this would be to enlarge her interim government to reinforce the goal of national reconciliation. The interim government should be expanded to incorporate representatives of all major political leaders and factions in the country—the only exception would be President Bakiyev, his family, and those individuals who have committed economic or other crimes. This new government would have greater credibility in appealing to the international community for assistance to address Kyrgyzstan’s concurrent humanitarian and economic crises, and to get military support if civil order once again fails.

Such a government would send a message to Kyrgyzstan’s citizens that the parliamentary election campaign need not be divisive, and will make it easier to form the political coalition necessary to form a new government in the event that no party gains of majority of seats in the October elections—which is very likely.

The stakes in the parliamentary election are very high. According to the new constitution the majority political party or faction will chose the prime minister, the government, and its program. Kyrgyzstan’s prominent political figures should go into it all equally committed to a peaceful election process and the smooth transition from the interim government to its parliamentary successor. A government of national political consolidation would help make this a reality.

This is an outcome many in Kyrgyzstan would welcome. Kyrgyzstan’s friends—be they the United States, Russia, China, or its Central Asian neighbors, should all be sending Bishkek the same message. Kyrgyzstan’s leaders must be told with one voice that building a popular consensus to ward off state collapse should be their highest priority.
http://kyrgyzstan.carnegieendowment.org/2010/06/referendum-risks-escalating-violence-in-kyrgyzstan/

I want respect for Kyrgyzstan’s national integrity and freedom from outside control.

By Bakyt Beshimov
Reading David Ignatius’ op-ed “In Kyrgyz crisis, opportunity knocks” compels me to share my view, based on my experience as an ex-leader of the Kyrgyz opposition involved directly in the Kyrgyz-American airbase debate.
Ignatius proposes a “pragmatic partnership” with Russia in Central Asia. But I have witnessed Russia’s use of precisely that “partnership” with Washington to pursue its geopolitical ambitions, often directly against the interests of the U.S. It has done this with a cynical mix of deception, manipulation, and desire for unilateral control.
Thus,.in February 2009, the Kremlin promised the then president of Kyrgyzstan Kurmanbek Bakiev a $2 billion credit, with the understanding that Bakiev would close the American airbase. Bakiev obliged at a Moscow press conference. Russia’s President Medvedev stood by his side and preposterously affirmed that the expulsion of the US was the “sovereign decision of Kyrgyzstan.” Moscow then subjected members of the Kyrgyz parliament to ruthless pressure to prevent us from demanding a review of Bakiev’s action.
In June 2009 Bakiev reversed himself and allowed the Manas base to stay. The Russian media responded with a massive and coordinated attack on the government of Kyrgyzstan and its president. The Kremlin also imposed covert economic sanctions that were only rescinded after Bakiev’s fall. Bakiev was a corrupt and irresponsible leader. But Russia didn’t bat an eye at his corruption, let alone at his suppression of the Kyrgyz opposition. What stuck in Putin/Medvedev’s craw was Bakiev’s decision to allow the American base to stay. Bakiev himself acknowledged that this was the reason he was overthrown.
Perhaps Mr. Ignatius was unaware of this. But could he have missed Russia’s new military doctrine, which was announced in February, 2010, long after the Obama “Reset” with Moscow? The doctrine lists both NATO and the U.S. as primary threats to Russia. Indeed, of eleven listed military threats to Russia, five are explicitly or implicitly connected to the U.S. and NATO.
After Russia’s 2008 war on Georgia, Medvedev announced that former republics of the USSR constituted a “zone of privileged interests of the Russian Federation.” This was like Britain announcing after 1776 that America remained London’s zone of privileged interests. China has prudently rejected such a notion. Under earlier Republican and Democratic administrations the US did, too. Now it seems to have “gone wobbly,” and so has David Ignatius.
As a Kyrgyz citizen, I want external powers to cooperate over Kyrgyzstan. But this must be based on respect for Kyrgyzstan’s national integrity and freedom from outside control. We do not need the U.S. and Russia negotiating over our heads, or for the U.S. to ratify a Russian claim that would dilute our sovereignty. Bluntly, we don’t want to pay for Washington’s illusions, or those of Mr. Ignatius.

понедельник, 21 июня 2010 г.

Генерал Владислав Ачалов — “МК”: прийти к власти Бакиеву помогли российские наемники

Корреспондент Наталья Галимова: Должна ли была Россия направить в Киргизию миротворцев?
Владислав Ачалов:По большому счету, конечно, должна — там гибнут мирные люди. Когда смотришь на это варварство... У меня до сих пор картинки двадцатилетней давности перед глазами стоят. Хотя есть и другая сторона вопроса: если ты получил государство — я имею в виду киргизские власти, — управляй им... Я кстати, несколько лет назад встречался с Бакиевым, еще до того, как он стал президентом. Бакиев тогда просил меня о помощи — консультировать, организовывать, руководить... Собрать его сторонников. Приглашал для разговора в Бишкек.
Наталья Галимова: Что значит “собрать сторонников, организовывать”? Речь шла о возможности силового способа прихода к власти?
Владислав Ачалов: Не хочу сейчас об этом говорить.
Наталья Галимова: И все-таки? Подготовка к первой “тюльпановой революции”?
Владислав Ачалов: Вот вы сами обо всем и догадались. Я отказался. Я ж не круглый идиот. Я за свою жизнь уже насмотрелся, как это все бывает.
Наталья Галимова:Если вы отказались, то другие люди с опытом, подобным вашему, возможно, согласились...
Владислав Ачалов: Конечно. И я их знаю. И они сейчас ездят на крутых машинах. Фамилий называть не стану. Это будет не по-офицерски.
Наталья Галимова: Сколько же денег предлагал Бакиев вам?
Владислав Ачалов: У нас до этого разговор не дошел.
http://pda.mk.ru/politics/interview/2010/06/17/510606-kirgiziya-nasilie-v-vozvraschennoy-forme.html

Эти откровения генерала В.Ачалова надо понимать или как действительно откровения или попытку предупредить возможные профессиональные расследования, которые покажут российский след в трагических событиях в Кыргызстане, и тогда ссылаясь в том числе на генерала Ачалова можно говорить, что в этом участвовали "солдаты удачи" из России в частном порядке. Мол, они помогли Бакиеву взять власть в 2005 году и в этот раз решили помочь ему устроить хаос в стране. Можно также предполагать о существовании какой-то влиятельной группы среди российских военных и сотрудников разведки, которые действуют вне контроля Кремля. Серьезные аналитики кремленологи писали о существовании оппозиции Медведеву-Путину среди военных России, которые имеют цель восстановление полного контроля над бывшими советскими республиками любым способом.

Мифотворчество Кремля

Михаил Калишевский (Москва), журналист, эксперт «Ферганы.Ру» на мой взгляд, является одним из лучших специалистов по Центральной Азии. Его статьи всегда отличаются глубиной анализа, непредвзятостью и трезвостью суждений. Обратите внимание на его очередную статью:"Российское миротворчество и мифотворчество". Приведу некоторые отрывки:"...по мнению ряда военных экспертов, у России просто нет воинских частей, способных выполнять миротворческие функции. ...Между тем российские претензии на зону «привилегированных интересов» на постсоветском пространстве предполагают и ответственность за все, что происходит в этой самой зоне, и, главное, способность реализовать такую ответственность. Теперь невольно напрашивается вывод, что все эти претензии – не более чем сознательное или подсознательное мифотворчество, призванное обслуживать слабо подкрепленные реалиями амбиции кремлевских персонажей....Из российского опыта можно извлечь один важный урок: миротворчество может принести успех только в том случае, если абсолютно доминирующим все-таки будет бескорыстный интерес - прежде всего, предотвратить или прекратить кровопролитие. Никак нельзя ставить на первое место достижение собственных политических целей.http://www.ferghana.ru/article.php?id=6623

Понятие "власть", а тем более силовые структуры в Киргизии сейчас – чисто декоративные понятия.

Интервью Радио Свобода
Наблюдатели продолжают следить за ситуацией в Киргизии. Политэмигрант в Соединенных Штатах, бывший депутат парламента Киргизии Бакыт Бешимов комментировал ситуацию для Радио Свобода в начале апреля, когда случился переворот в стране. Спустя два месяца он рассуждает о том, как справляется временное правительство Киргизии с тяжелой обстановкой в стране, и как относится народ к тем, кто пришел к власти.

Дмитрий Волчек. Два месяца назад вы были достаточно оптимистично настроены, и я думаю, не могли вообразить, что начнется такая кровавая вакханалия. Как вы объясняете случившееся?

Бакыт Бешимов. Тогда речь шла о том, что бакиевский режим – это было худшее из всех зол в того времени, а о том, что будет после этого, мы подробно не говорили. Дело в том, что юг Кыргызстана является частью Ферганской долины – самого конфликтно-опасного региона в мире. Здесь сосредоточены все потенциальные проблемы, могущие породить очень серьезный конфликт, что и случилось. Происходящее можно объяснить и тяжелым социально-экономическим положением в самой долине, разделенной между тремя государствами – Кыргызстаном, Узбекистаном, Таджикистаном. Между этими государствами сохраняться напряженность, отношения между Узбекистаном и Таджикистаном, Кыргызстаном и Узбекистаном остаются весьма сложными из-за водных, энергетических ресурсов. Не решены вопросы границ, есть конкуренция за земельные и водные ресурсы, за рабочие места. Поэтому, конечно, почва для конфликта существует.

Далее надо отметить, что подавляющее большинство эмигрантов из Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, как раз из Ферганской долины, в особенности из киргизской части Ферганской долины. Произошло вот что: родители поехали за заработками в Россию, Казахстан, другие страны, а дети остались на попечении бабушек, дедушек или вообще предоставленными сами себе. В прошлом году называлась цифра в 16 тысяч беспризорных детей в Кыргызстане – это официальные данные, так что можно себе представить, каково реальное положение дел.

Еще одно обстоятельство: в 90 годы в регионе был конфликт. Но за 20 лет не было предпринято никаких серьезных мер для того, чтобы решить все вопросы межнациональных отношений. Поэтому Ферганская долина дала богатую почву для появления экстремистов и террористов разного толка.

Если же говорить о непосредственных причинах произошедшего, то это вакуум власти, который возник в Киргизстане после государственного переворота. Поэтому я думаю, что вопреки заявлениям временного правительства, успокаиваться рано, потому что понятие "власть", а тем более силовые структуры в Киргизии сейчас – чисто декоративные понятия.

Дмитрий Волчек. Временное правительство возлагает ответственность на бывшего президента Бакиева и его семью. Как вы считаете, можно представить, что будет открытый судебный процесс над прежним режимом, или это невозможно в нынешних условиях? И нужен ли такой процесс?

Бакыт Бешимов. Нужен очень аккуратный и разумный подход. Надо, прежде всего, задаться вопросом, кому это выгодно. И я считаю, ответ на него должна дать международная комиссия, которая тщательнейшим образом может все это исследовать. Это ни в коем случае не должна быть комиссия, созданная в самом Киргизстане, потому что, по существу, мы дело имеем с гуманитарной катастрофой. Если комиссия докажет, что за организацией беспорядков стоит семья Бакиева, они, конечно, должны быть привлечены к ответственности. Но то, как к этому подходят некоторые члены временного правительства, меня просто удивляет. Заявления о том, что если не выдадут Максима Бакиева, будет закрыта база в Манасе, по существу, помогают Максиму Бакиеву легализоваться в Великобритании. Подходить к проблеме нужно юридически очень грамотно, разумно и взвешенно.

Дмитрий Волчек. А что вы думаете о заявлении временного правительства о необходимости во что бы то ни стало провести референдум?

Бакыт Бешимов. Я категорически против, потому что это аморально и сомнительно с политической точки зрения. Какими бы ни были результаты этого референдума, они не легитимизируют нынешнюю власть, более того, они могут создать почву для гражданской войны. Давайте себе представим нынешнюю ситуацию: сотни тысяч людей потеряли свой кров, они находятся в местах, где им предоставили убежище. Специалист-правозащитник утверждает, что узбекское население забаррикадировалось и им вообще не до референдума. Население юга постепенно приходит в себя от того, что случилось там. Сотни людей убиты, тысячи пострадали – ситуация еще не нормализовалась, может вспыхнуть в любую минуту. Как вы думаете, в этих условиях надо проводить этот референдум? Получается, что большинство не будет в нем участвовать, а временное правительство объявит его легитимным. Поэтому, в первую очередь, нужно все-таки заниматься стабилизацией обстановки, а потом переформатировать временное правительство, расширить его состав и подумать о том, чтобы его политическая, социальная база была шире.

Дмитрий Волчек. Что вы скажете о той позиции, которую заняла сейчас Москва?

Бакыт Бешимов. К сожалению, мнение моих соотечественников о необходимости ввода в Киргизию российских войск – оно наивное. Ни в военном, ни в финансово-техническом отношении Россия сейчас не находится в том состоянии, чтобы решать такие вопросы. ОДКБ оказался больше формальностью, нежели реальной силой. Поэтому Россия не будет этого делать, как она уже заявила. И надо думать о том, чтобы с помощью ООН и ОБСЕ решать эти вопросы – вот это реальная сила, которая может помочь. А отношение к России сохраняется традиционное, каким и было 20 лет назад. Но сегодня Россия уже другая.
Радио Свобода © 2010 RFE/RL, Inc. | Все права защищены.
http://www.svobodanews.ru/content/article/2077054.html

пятница, 18 июня 2010 г.

AlJazeera Kyrgyzstan: Days of violence


Из интервью Президента России Д.Медведева американской газете «Уолл-стрит джорнэл» 18 июня 2010 года, 01:00
Р.БЛЮМЕНШТЕЙН: Господин Президент, Вы по-прежнему против базы американцев там?
Д.МЕДВЕДЕВ: Знаете, я никогда не был против базы американцев, потому что эта база на территории Киргизии. Я же не Президент Киргизии, я Президент России. У нас нет американской базы, и она нам не нужна. Значит, как в Америке нет российской военной базы.

Joint Letter to the UN Security Council Regarding the Ongoing Crisis in Kyrgyzstan

Brussels/New York, 17 June 2010:
To: Security Council Ambassadors
Your Excellency,
We urge the United Nations Security Council to take immediate steps to address the ongoing crisis in Kyrgyzstan. With a death toll likely to reach far higher than the official count of 200 and an estimated 400,000 displaced in Kyrgyzstan and across the border in Uzbekistan, the situation poses a significant threat to international peace and security. The Kyrgyz authorities have primary responsibility for halting the violence and resolving this crisis, but reports from the ground provide ample evidence that the government is unable to protect those in need, and Kyrgyz authorities have already acknowledged that they need substantial assistance.
In the past week, violence along ethnic lines has engulfed Osh and Jalal-Abad, resulting in killings, rapes, beatings, and widespread burning and looting of homes and other properties. There are a growing number of reports that Kyrgyz military and other security personnel not only failed to stop the violence, but in some cases may have been active participants.
In the last two days there have been fewer reports of violent attacks but some continue. Claims that the situation is stable are belied by the extremely tense standoff that remains. Ethnic Uzbeks who remain in Osh are in some cases trapped in isolated neighborhoods, living in fear behind barricades. The government itself recognizes that new violence could flare at any moment.
The humanitarian situation is grave and increasingly urgent because Kyrgyz forces cannot be relied upon to provide the secure environment needed for humanitarian assistance to reach the population. Humanitarian organizations are having great difficulty accessing those needing assistance, and report incidents of theft and looting of aid.
Some 100,000 ethnic Uzbeks have sought refuge in Uzbekistan; the border is now closed. As many as 40,000 who fled the violence are without shelter, and given the destruction of hundreds of houses, many of the displaced have no homes to return to even should they feel safe to do so. Repatriation of the displaced will require much greater security and confidence within the displaced community.
International security assistance is urgently needed. An international stabilization mission of limited size could make a significant difference by securing the area for humanitarian relief, providing security for some of the displaced to return home, and creating space for reconciliation, confidence-building, and mediation programs to succeed. This mission would have a policing mandate and could be bolstered by military forces, particularly constabulary forces or gendarmes, if necessary.
Security Council Members should work without delay with regional organizations to ensure that such a mission is fielded as quickly as possible, with the endorsement of the Security Council and with specific terms of reference, clear rules of engagement, and a limited duration. Countries with capacity to engage quickly, in particular Russia, should be encouraged to contribute to the rapid deployment of such a mission.
A short-term security presence is crucial to establishing the humanitarian corridor requested by the United Nations and should lead the way for multilateral efforts to create a secure political environment for the eventual, but delayed, holding of a constitutional referendum and elections, and a longer-term effort to strengthen the rule of law and the protection of minorities, as well as to assist the government in security-sector reform.
Accountability for the recent violence, including on the part of state authorities, will be essential to securing long-term stability and reconciliation. The government should be encouraged to investigate crimes, ensure the protection of witnesses, and hold accountable those responsible for the violence. Given the extent and character of the violence, however, government efforts toward accountability should have an international component to be credible and effective. As an immediate step, the government should cooperate with OHCHR to begin investigations.
The instability in southern Kyrgyzstan cannot be wished away, and without a decisive international response there is considerable risk that widespread violence will reignite. It is possible that ethnic Kyrgyz and Uzbeks may seek violent revenge for the past week of mayhem. Prolonged insecurity could provide an opening, for example, for political opponents who may seek to further weaken or overthrow the provisional government through violence against its perceived supporters. In the absence of an international mission to restore law and order, further such violence is likely to continue and could spill over to neighboring countries. Should conditions persist, widespread violence could cause a complete collapse of the state, with the attendant human rights, political, and security consequences for the region, including the risk of unilateral intervention by outside actors.
The threat to regional peace and security posed by the crisis in Kyrgyzstan is real and, despite the reduction in daily violence, still growing. The Security Council has an obligation to respond to these risks and should act immediately to work with the government, regional organizations and others to prevent further escalation of violence, including by authorizing international law enforcement and security assistance.
Best regards,
Louise Arbour, President and CEO, International Crisis Group
Kenneth Roth, Executive Director, Human Rights Watch

Референдум отложить

Референдуем надо отложить. Это безумие и цинизм толкать референдум когда в стране трагедия. Легитимность власти это доверие народа. А доверие зарабатывается служением людям. О каком доверии может сейчас идти речь сейчас? Людям нужен мир, кров, пища и хоть маленькая уверенность в безопасности. Вот о чём надо думать сейчас власти?

четверг, 17 июня 2010 г.

Народ Кыргызстана подвергся масштабной аттаке террористов

Неверно считать то, что происходит в Кыргызстане как только межэтническое столкновение. Народ Кыргызстана подвергся масштабной аттаке международных террористов, целью которой было развязывание войны между государствами в Ферганской Долине и дестабилизация всей ситуации в Центральной Азии. Они намеренно расстреливали кыргызов и узбеков, спровоцировали их столкновения и придали конфликту межэтническую окраску. Почти все СМИ попались на эту дьявольскую уловку организаторов террористических актов. Признание событий в Кыргызстане как только межэтнических столкновений есть информационная поддержка террористов. Участие членов клана Бакиева в провокации кровавых событий надо рассматривать как терроризм. Их самих следует квалифицировать как террористов и экстремистов.

среда, 16 июня 2010 г.

Что за занавесом кыргызской трагедии?


Ситуация постепенно стабилизируется и жизнь с трудом, медленно начинает возвращаться в нормальное русло. Произошло страшное. Погибло множество мирных людей. Пролегла глубокая пропасть между двумя народами, между людьми и властью. Государство оказалось на грани полного развала.

Поражают масштабы конфликта, скоординированные действия организаторов и мобилизация больших масс людей для нападения на Ош и Жалал-Абад. К примеру, житель Жалал-Абада Р.Машрабов сообщил, что среди погромщиков он не увидел ни одного местного жителя. «Жалал-Абад город маленький и все друг друга знают. Я не знаю откуда они взялись, но все они приезжие», - сказал он. Помимо этого имеется информация, требующая особого внимания. Это участие иностранных наемников. «Я со всей ответственностью заявляю, что в этих бандах принимали участие люди, имевшие отношение, в частности, к тем, кто принимал участие в гражданской войне в Таджикистане - с обеих сторон – со стороны «Народного фронта», и со стороны таджикской оппозиции в начале 90-х годов», - заявил известный журналист А.Дубнов. Эксперт А.Князев отмечает: “ На протяжении этих дней в Джалал-Абадской области действуют группы… уместно употребить слово бандитов, многие из которых не являются не киргизами, ни узбеками, это наемные люди, выходцы из Латвии, из Чечни, из России, с Украины, таджики, наверное, есть, т.е. выходцы из других стран...» Известный сайт «Фергана.Ру» сообщает о том, что «предположительно, эти наемники были заранее доставлены в Ош из-за рубежа, в том числе из России». Получается, что под носом у весьма активных в регионе, особенно Ферганской долине спецслужб России, Китая, Узбекистана, Казахстана и других стран – членов ОДКБ, ШОС и всех так называемых анти-террористических центров действуют некие силы, готовя масштабные кровавые операции, а им ничего об этом не известно. Кто в это поверит? Значит сотрудничество государств СНГ, ШОС, ОДКБ в борьбе против терроризма, за обеспечение безопасности всего региона, в том числе совместными действиями спецслужб это больше слова. На деле каждый за себя.

Есть факты о прямом участии членов клана Бакиева в качестве подстрекателей и провокаторов. Ввиду этого временное правительство всю вину возлагает на Бакиева. Но, вместе с тем некоторые весьма осведомленные источники сообщают противоположное. Советник президента Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев считает, что бывший президент Киргизии Курманбек Бакиев не причастен к сегодняшним беспорядкам в Оше и Джалал-Абаде. Министерство иностранных дел Узбекистана специально подчёркивает в заявлении о том, что «У нас нет никаких сомнений, что все это совершается при подстрекательстве сил, интересы которых абсолютно далеки от интересов кыргызского народа». Сдержанная позиция Узбекистана, на мой взгляд, обьясняется пониманием того, что далекоидущей целью тех, кто развязал кровавые столкновения было развязывание войны между двумя государствами. Официальные заключения Казахстана и Узбекистана надо думать сделаны не без учёта данных, которыми располагают их спецслужбы. Заявления, идущие из этих государств как бы говорят о том, что корень зла глубже и источник трагедии следует искать в другом месте. Первый заместитель министра иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Комилов отметил: «Наблюдая за развитием событий, складывается впечатление, что эти события носят организованный характер и серьезные третьи силы стоят за этими событиями." В официальном заявлении президента Казахстана Нурсултана Назарбаева особо бросается в глаза следующее: «Все обеспокоены состоянием дел в этой стране. Надежда на то, что внутри страны - и временное правительство Кыргызстана, и сами кыргызстанцы стабилизируют обстановку", - т.е. ничего не сказано о вмешательстве военных сил извне. С точкой зрения официальных властей центральноазиатских стран перекликаются призывы гражданского общества. В заявлении представителей гражданского общества Узбекистана упор делается на миротворческие усилия ООН и НАТО, но не ОДКБ и ШОС. В то время как временное правительство Кыргызстана отчаянно просит военной помощи России, правозащитники умоляют ООН.

Официальные лица других государств – России, Китая пока ничего не говорят о внешнем факторе. Спецслужбы этих стран, надо полагать, доподлинно знают местонахождение членов семьи Бакиева и их действия, но представители их правительств молчат по этому вопросу. Зато традиционную точку зрения изложило ОДКБ. «Мы знаем, - сказал Генеральный Секретарь ОДКВ Николай Бордюжа, - что не только криминальные, но также экстремистские группы и исламские фундаменталисты усилили свою активность в Кыргызстане и пытаются достичь определенной власти». Действительно, нельзя исключать вовлеченность Исламского Движения Узбекистана, ныне базирующегося на стыке территорий Афганистана и Пакистана. Как это было в 1999-2000 гг., операции США и НАТО в Афганистане могут выдавить определенные силы боевиков на территорию Ферганской долины. ИДУ, Аль Кайиде, Союзу исламского джихада и другим такого рода организациям выгодно столкнуть Узбекистан с Кыргызстаном и на этой основе попытаться создать в этом регионе свою новую базу. Но пока конкретных доказательств участия исламистских боевиков не имеется. Преступный мир, контролирующий наркоторговлю, теневой бизнес, торговлю людьми и обычным оружием давно уже является одной из решающих сил в Кыргызстане. Он сросся с властью и трудно отличить уже бандита от политика или сотрудника правоохранительных органов. МВД, СГНБ и СГО Кыргызстана при Бакиеве стали убежищем криминальных авторитетов. Они были наемными убийцами правящего клана, но выйти на такой уровень организации массовых столкновений не имели возможности. Мы не располагаем фактами об их руководящей роли. Поэтому рассмотрим другие факторы. Кровавые события на юге являются последствием государственного переворота 7 апреля, совершенного при участии Москвы, прямо подстрекавшей недовольных кыргызских граждан против клана Бакиева. Кремль в определенной степени является ответственным за хаос, последовавший за переворотом. Российский дуэт, наказал Бакиева за не вывод американской базы, теперь давит на временные власти Кыргызстана.

В феврале 2010 года Россия приняла новую военную доктрину, в которой четко указано, что США и НАТО являются главными угрозами и её основными противниками. Из 11 угроз безопасности России, отмеченных в документе, 5 напрямую связаны с НАТО и США. Более того, указано, что расположение военных баз США и НАТО на территории соседних государств является прямой угрозой для России. В отношении США и НАТО используется более жесткое понятие «военная угроза», нежели «военная опасность». Вся постсоветская сфера, в 2008 году, словами Д.Медведева обьявлена «зоной привилегированных интересов Российской Федерации». Военная доктрина гласит, что для установления своей гегемонии на постсоветской территории, Россия готова использовать и военную силу. С целью реализации целей доктрины усилили работу в Центральной Азии Управление координации оперативной информации (УКОИ) Службы оперативной информации и международных связей ФСБ. Помимо этого действует Анти-террористический Центр, отвечающий за Центральную Азию, укомплектованный сотрудниками ФСБ. Этим структурам безопасности должно быть известно кто организатор нынешних беспорядков. Их молчание и бездействие перед лицом настоящей угрозы можно расценить как заинтересованность.

Кремль манипулирует временным правительством с целью принуждения его к окончательному и бесповоротному решению о выводе американской базы с Манаса, которое оно, конечно, впоследствии назовет «суверенным решением кыргызского правительства». Обратим внимание на следующие факты. После поездки в Москву, 12 апреля первый заместитель председателя временного правительства А.Атамбаев заявил о российской помощи в 150 миллионов долларов. В этот же день, Р.Отунбаева разговаривая по телефону с Хиллари Клинтон, заверила о следовании временным правительством заключенному соглашению о пребывании американского транзитного центра в Манасе. На следующий день, 13 апреля, Дмитрий Песков - пресс-секретарь Владимира Путина заявил, что премьер-министр России не обещал такую помощь Кыргызстану и А.Атамбаев принял желаемое за действительное. 14 апреля этого года Д.Медведев выступая в институте Брукингса в Вашингтоне сказал, что «Кыргызстан превращается в разваливающееся государство, как Афганистан». Более того, он отметил, что Кыргызстан на грани гражданской войны, которая разделит страну на север-юг. 14 июня О.Текебаев заявил, о том, что генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа пытался навязать временному правительству кыргызских представителей на переговорах с ОДКБ. Хочется напомнить, что Николай Бордюжа специально приехал в Бишкек за неделю до государственного переворота 7 апреля, 29 марта, и громко заявил, что «разговоры об охлаждении российско-кыргызских отношений беспочвенны», когда все уже понимали что дело обстоит ровным образом наоборот. Видимо он приехал прощупать Бакиева и заодно усыпить его бдительность.

Многие эксперты утверждают, что Кремль хочет иметь в Бишкеке только своих марионеток. Это подтверждает хорошо информированный глава российского информагентства «REGNUMНовости» Модест Колеров: «нет времени и отвлекаться на малоосмысленную бюрократическую инерцию Москвы, заставляющую её официально и публично выделять в общении с киргизскими лидерами Феликса Кулова и Алмазбека Атамбаева». Оба известны тем, что открыто говорят о пророссийской ориентации. В Кыргызстане при поддержке Москвы развернута открытая кампания в СМИ против так называемой пятой колоны – «проамериканских агентов». В заявлении оппозиционной молодежи Узбекистана прямо утверждается, что «начиная с апреля 2010 года, Российская Федерация в лице ее нынешнего руководства, открыто пытается манипулировать ситуацией в Республике Кыргызстан, для того чтобы окончательно вогнать это государство в политико-экономический кризис».

Все стороны конфликта обвиняют временное правительство. Еле скрывают свое неприятие кыргызского временного правительства все соседи. Но у них свои, отличные от Москвы причины. Казахи прямо заявляют: «отсутствие в Киргизии общенационального лидера и есть главная причина сегодняшних беспорядков в республике». А узбеки в официальном заявлении даже не упомянули временное правительство, видимо считая его вообще ни на что не способным. Соседи опасаются, что Кыргызстан как «дом без хозяина» может стать платформой военного закрепления России в регионе. Следует отметить,что Казахстан и Узбекистан пытаются быть сдерживающей силой в регионе в противовес геополитическим амбициям России. Они, как никогда интенсифицировали свои контакты с Вашингтоном. Всем стало понятно, что ОДКБ это больше заявления, чем реальная система безопасности. Она не надежна и служит в основном проводником интересов России в Евразии.

Идёт жестокая борьба за власть и геополитические позиции. Как написал один кыргызстанец в сайте «Centrasia.ru» «Битва за Кыргызстан началась не на жизнь, а на смерть ценою смерти простых невинных кыргызстанцев».

Россия и ОДКБ уже заявляли о намерении открыть военную базу на юге Кыргызстана, в Ферганской Долине. Потому упомянутый Модест Колеров только усиливает такую постановку вопроса. «Союзная, долгосрочная полноценная военная (а не просто транзитная) база в Оше - главный инструмент безопасности Киргизии, а не предмет коррупционного и недобросовестного торга»- считает он. Против усиления военного присутствия России в регионе выступает Узбекистан, не желает этого Китай и Казахстан.

А в это время президент Д.Медведев заявляет: «Конечно, нужно помочь им в том, чтобы справиться с этими проблемами... Если необходимо, я подключусь.». И подключился. Трагические кыргызские события стали основой новых геополитических комбинаций. По заявлениям официальных лиц в Вашингтоне, Россия и США укрепляют «прагматичное партнерство» в Центральной Азии. Между тем, намерения Кремля состоят в получении одобрения Совета Безопасности ООН на вмешательство миротворческих сил ОДКБ при дальнейшей эскалации конфликта в Ферганской долине. Таким образом Вашингтон, следуя партнерским заверениям может де юре усилить и закрепить военное присутствие России в Центральной Азии. Если это случится, то всем государствам региона, в особенности Узбекистану и Казахстану придется пересмотреть стратегии национальной безопасности. А как поведет себя Китай?

Time to Listen and be Sober

Временному правительству необходимо прислушиваться к умным советам. Международная Группа по Предупреждению Конфликтов(ICG) дает очень дельные советы.

Kyrgyz Provisional Government(PG) Must Intensify Stabilisation Efforts in SouthNTERNATIONAL CRISIS GROUP - NEW MEDIA RELEASE

Bishkek/Brussels/Washington, 16 June 2010: Suggestions by Kyrgyzstan's Provisional Government yesterday that the situations in Osh and Jalalabad are stabilising, that foreign intervention is thus not needed, and that a referendum scheduled for 27 June can go ahead, are dangerously premature.

The situation in southern Kyrgyzstan remains unpredictable and volatile. The Provisional Government's handling of the situation has been less than assured, and it has itself admitted that its security forces lost control, and in some cases disobeyed orders. Crisis Group urges the government to focus its full attention on security concerns and achieving a long-term solution to the many social and humanitarian issues thrown up by the last four days of death and destruction. In particular it needs as a matter of the highest priority to create a well protected humanitarian corridor for aid deliveries.

Many hundreds have died since the night of 10 June. Hundreds of thousands have been displaced, and are now living in makeshift conditions in Kyrgyzstan and Uzbekistan. Local officials in the south have told Crisis Group they fear they cannot guarantee the security of refugees encamped along the Kyrgyz side of the border with Uzbekistan. Human rights workers speak of Uzbek communities in the worse-affected cities too traumatised to accept medical aid from Kyrgyz health workers. Even the preliminary figures for destruction in Osh describe hundreds of buildings and homes destroyed. All this, moreover, has taken place against a back-drop of massive unemployment and poverty, in one of the most densely populated parts of Central Asia.

A further upsurge of violence cannot be excluded. Neither can a spread of the unrest to other parts of the south. A large number of weapons are almost certainly missing as the result of raids on police, military posts and arsenals. Anger is still high. Atrocity stories are rife on both sides. There seem to be few males among refugees who have made their way to the border. The Provisional Government should request the assistance of the international community – through the United Nations Security Council – to ensure the protection of its population from further violence.

We understand the Provisional Government's desire that a referendum on a new constitution go ahead on 27 June. We realise that the government feels this is a crucial test of its legitimacy. But we fail to see how a referendum is possible when many of its citizens, including a sizeable proportion of ethnic Uzbek Kyrgyz, are living without shelter. This alone could seriously undermine the referendum's legitimacy in the eyes of the international community and contribute to the sense of alienation of many southerners. Should the situation fail to improve dramatically in coming days, we urge the government to reconsider holding the referendum across the country. The best proof of legitimacy is successfully to restore peace and normality to the south of its country.

Kyrgyzstan needs help, and so far it has received little. International institutions and key nations such as Russia and the United States need to move rapidly to:

Develop a humanitarian corridor, including the necessary security and logistical support from Russia and the United States, to permit OCHA, UNHCR, ECHO and other humanitarian agencies to provide assistance to the hundreds of thousands of displaced.

Deploy a troika of officials from the UN, EU and Russia to find ways to boost the capacity of the Provisional Government to restore order, initiate urgent short-term reconstruction actions and begin the planning for the longer process of rebuilding the area and reconciling its communities.

Support the OSCE High Commissioner for National Minorities to start a process of investigation and accountability.

In particular the United Nations Security Council should continue to closely monitor the situation in Kyrgyzstan and request regular briefings from the Secretariat on the humanitarian and political situation in the region. Should the situation further deteriorate or should the government of Kyrgyzstan request assistance, the Council should consider options to authorise the deployment of a limited law-enforcement mission or international military observer mission to support the government’s efforts to protect populations within a specific time frame and possibly followed by a multilateral policing operation.

понедельник, 14 июня 2010 г.

Дорогие соотечественники,

Трагическая новость о погромах, и убийствах невинных людей в Оше и Джалал-Абаде потрясла нас. Нам больно осознавать, что сегодня множество мирных жителей юга страны испытывают неимоверные страдания и лишения, потерю близких и родных, свой кров и собственность, надежды на мир и споскойствие. Уютные, солнечные и радушные кварталы южных городов превращены в пепелища. Мы, вдали от Родины, глубоко скорбим по погибшим, искренне сопереживаем и сочувствуем своим соотечественникам, попавшим в беду. С нашей стороны мы делаем все возможное для оказания необходимой помощи людям, чтобы поддержать их в трудный час.

Благоразумные люди – представители кыргызского и узбекского народов поняли, что их намеренно пытаются стравить. Для воспрепятствования этого они делают все возможное для возвращения мира и согласия, в кварталы, махалли, айыл окмоту, города и в целом юга страны. Сейчас усилия людей доброй воли очень важны. Они помогут настоящим профессионалам - силовикам, которых привлекли к стабилизации обстановки в Оше и Джалал – Абаде навести порядок, найти и обезвредить убийц и провокаторов, и дать понять людям, что власть в Кыргызстане существует. Надо сделать всё, чтобы узбеки и кыргызы совместно вернули жизнь в нормальное русло.

Я обращаюсь к вам, соотечественники, как источнику власти в стране. Да, придет время для более обстоятельного разговора о глубинных причинах произошедшей трагедии. А сейчас необходимы оперативные действия по наведению порядка и стабилизации обстановки. Однако, эти действия будут иметь успех только при профессиональном анализе в отношении зачинщиков и ответа на вопрос - кому это выгодно? На данный момент имеются версии, что это в интересах клана Бакиева, преступного мира и каких-то внешних сил. Поступает немало информации о том, что людей целенаправленно расстреливали наемники, непохожие на местных жителей, ставившие своей целью стравливание узбеков и кыргызов. Более того, высказываются мнения о злонамеренном вмешательстве определенных кругов некоторых государств. В будущем, эксперты скажут своё слово и возможно мы узнаем многое. Но как бы то ни было, то что произошло следует рассматривать как масштабный террористический акт в отношении Кыргызстана. Необходимо зачинщиков и исполнителей рассматривать как международных террористов и экстремистов. Их замысел состоял в организации массовых убийств людей, провоцировании массовых беспорядков и полном разрушении кыргызского государства. Не верно считать это внутренним делом Кыргызстана. Поскольку в их намерение входит подрыв ситуации в Ферганской Долине и организация межгосударственного столкновения. Ни много ни мало они хотят войны между Кыргызстаном и Узбекистаном. Несмотря на обращения некоторых организаций, представляющих определенные группы узбекского народа, руководство Узбекистана трезво оценило ситуацию и приняло очень благоразумное решение. В заявлении МИД Узбекистана говорится: « Есть все основания для вывода о том, что подобные действия носят организованный, управляемый и провокационный характер, имеют далекоидущую цель спровоцировать межнациональное противостояние, создать невыносимые условия для представителей национальных меньшинств, проживающих на юге Кыргызстана. У нас нет никаких сомнений, что все это совершается при подстрекательстве сил, интересы которых абсолютно далеки от интересов кыргызского народа.». Правительство Узбекистана предостерегает от опасности стать жертвами неких сил, имеющих злые умыслы в отношении региона в целом. Поэтому, необходимо ответственное сотрудничество с правительством Узбекистана на предмет совместных действий по урегулированию конфликта и оказания помощи людям. Кыргызстан является членом ОДКВ, одной из главных задач, которой является совместная борьба с международным терроризмом и экстремизмом. Следовательно, по линии этой организации и на двусторонней основе необходимо провести расследование об организаторах этих террористических актов. Кыргызстану сейчас важно срочно поднять вопрос о терроризме в отношении его на международном уровне. Следует обратиться по этому поводу к руководству Казахстана, не только как верному соседу, но и как к председателю ОБСЕ.
Чтобы защитить свою страну от террористов необходимо выйти на соответствующие уровни отношений с международными организациями. Должны быть озвучены обращения в ООН и ОБСЕ . Кыргызстан, с 2001 года является членом коалиции по борьбе с международным терроризмом, в которой неоценимую роль играют США, Россия и Китай и Европейский Союз. Хаос и полный подрыв мирной жизни в Ферганской Долине может сорвать операцию НАТО и США в Афганистане. Такая попытка осуществляется в южной части Кыргызстана, и, поэтому следует по крупному инициировать свои новые отношения с ведущими странами мира. Они все заинтересованы в стабилизации обстановки в регионе.

И наконец, признание со стороны партнеров в международных отношениях, приходит не только через легитимность, но и ответственное, серьезное отношение к управлению государственными делами.

Будем надеяться что порядок восстановится. Но важно, учесть, что трагедия явственно показала несостоятельность всех государственных институтов и потому следует более серьезно проводить работу по государственному строительству. Основательно надо заниматься межнациональными отношениями, отбросив плакатно-пропагандистский подход. Немалая часть молодежи, выросшая в условиях независимости может окончательно превратиться в деструктивную часть общества. Государство бросило их, и вот теперь пожинает горькие плоды.

Мы должны приложить все усилия, чтобы продолеть ненависть, месть, злость и идти по пути добра и уважения к ближнему. Другого пути к миру, споскойствию и благополучию просто нет.

С глубокими соболезнованиями, сочувствием и уважением,

Бакыт Бешимов

понедельник, 7 июня 2010 г.

Все тайное станет явным

Меня часто спрашивают почему я активно не участвую в политической жизни Кыргызстана и продолжаю хранить молчание по ряду замечаний в свой адрес. Там сейчас столько революционеров появилось, что некоторые члены временного правительства предлагают их экспортировать в соседние страны. Всему своё время, тайное станет явным. Жизнь и время постепенно покажут все в реальном изображении. Я слишком хорошо знаю отечественных политиков,всех вместе и по отдельности, чтобы сделать заключение о том, что можно ожидать от них сегодня и завтра.

Предлагаю отрывки из интервью в Дело№ от 3 июня 2010 года, полковника Службы контроля наркотиков Виталия Орозалиева - до самого разгона Агентства по контролю наркотиков работавшего первым заместителем директора агентства, курировавшего основные направления деятельности АКН - оперативную работу, следствие, международные отношения.

Он подтверждает мои сведения о прямой вовлеченности семьи Бакиева в наркоторговлю, сказанные мной в Фергана.Ру 30 марта 2010 года: «Правящий клан Кыргызстана инкорпорировал в режим представителей преступного мира»

В.Орозалиев утверждает следующее: "...Но события, которые предшествовали разгону агентства, однозначно наводили на мысль: мы очень серьезно перешли дорогу - кому-то очень влиятельному.
- Что за события?
- Оппозиционный депутат парламента Бакытбек Бешимов, эмигрировавший в США, как-то написал в своем блоге: в июле 2009 года - в разгар президентских выборов - некие люди вышли на руководителя штаба оппозиции по Баткенской области и изъявили готовность передать ему достоверную информацию о прямом участии сына президента Марата Бакиева в реализации 300 килограммов героина. Когда Бешимов, по его словам, стал проверять достоверность этой информации, за ним усилилась слежка, к которой подключились бандиты одной из ОПГ… Когда я это прочитал, мне сразу бросилась в глаза цифра - 300 килограммов. Именно из-за такого количества героина наше агентство явно вызвало чье-то сильное раздражение ровно за год до этого - в июле 2008 года.
Вы, конечно, знаете, что такое контролируемая поставка наркотиков? Это - международная операция, проводимая с целью отследить всю наркоцепочку - от продавца до конечного покупателя. Наркодельцы везут свой груз из страны в страну, а правоохранительные органы за этим тайно наблюдают, но до поры не вмешиваются. С Агентством по контролю наркотиков КР как с координирующим органом обязаны были согласовывать свои планы контролируемых поставок все ведомства, проводящие такие операции. Оформлялись специальные документы, где, в частности, указывался вес наркотика, который будет переброшен. Делалось это, во-первых, для того, чтобы ведомства знали о планах коллег и не мешали друг другу, а во-вторых, чтобы под маркой контролируемой поставки силовики сами не имели возможность заниматься наркобизнесом. И вот в июле 2008 года МВД согласовало с нами план контролируемой поставки из Таджикистана 60 килограммов опия. Маршрут - по трассе Ош-Хорог через пограничный перевал Кызыл-Арт и пункт пропуска “Бор-Добо” на территории Алайского района: американцы там построили шикарный терминал для всех служб, занимающихся борьбой с наркобизнесом, включая АКН. Вдруг звонит мне один из тогдашних руководителей МВД: "Ситуация меняется, проводим другую операцию, более масштабную - пройдет 300 килограммов героина. Дай команду, пусть пропустят". Вы представляете, какое это чудовищное количество наркотика, какие чудовищные деньги?! Я предложил оформить, как положено, все документы. Мой собеседник категорически отказался. Меня это насторожило. Я вышел на директора АКН Таджикистана генерала Назарова, он выставил на границе жесткий заслон. Словом, совместными усилиями мы заблокировали несанкционированную переброску гигантской партии "тяжелых" наркотиков. И буквально в течение месяца после этого в Бишкеке застрелили заместителя начальника Управления по борьбе с наркобизнесом МВД Анвара Алиева…
- МВД организует переброску героина через границу, она срывается, после чего убивают полковника МВД, курирующего борьбу с наркобизнесом - в том числе на этом направлении… Думаете, эти события между собой связаны?
- Не берусь это утверждать, но согласитесь: чистой случайностью такие совпадения бывают редко. И с этим убийством надо бы ещё разбираться и разбираться…
А тот случай с 300 килограммами героина удивительно стыкуется с информацией Бешимова (уж не знаю, как она попала к его информаторам). Быть может, Марату Бакиеву удалось позже реализовать именно ту партию, которую остановили мы?
В течение полугода до ликвидации АКН мы провели ещё две операции, предотвратив поставку в Россию "тяжелых" наркотиков на сумму, сравнимую с бюджетом нашего агентства за три года! Партию в 200 килограммов опия, перехваченную благодаря нашей работе на территории РФ, наши российские коллеги оценили в 3 миллиона евро. А знаменитые "слезы Аллаха" - жидкий героин, почти 40 килограммов которого мы перехватили в конце сентября 2009 года в Кара-Балте - стоят от 35 до 40 тысяч долларов за литр! Россияне нас спрашивали: "Не боитесь? Такой урон кому-то нанесли".
Но мы даже испугаться не успели. Уже через три недели после операции по "слезам Аллаха" АКН не стало…
- Тоже совпадение, которое трудно назвать случайностью?
- Да нет, случайностью здесь уже точно не пахло. К "слезам Аллаха" проявило очень серьезный - и очень нездоровый - интерес тогдашнее руководство Службы национальной безопасности. Именно после этой операции в СНБ вдруг завели "черный список", куда попали 26 сотрудников АКН - причем именно тех, кто участвовал в операции. За ними началась слежка, началась кампания по дискредитации их, а заодно и руководства агентства. Забегая вперед, скажу: одновременно с ликвидацией АКН к его дискредитации подключилось и МВД - возбудило уголовное дело, трижды проверяло камеру хранения вещественных доказательств агентства, пытаясь найти хоть какие-то нарушения. Ничего не нашли! И все те 26 сотрудников, кстати, сейчас работают в правоохранительных органах - реального компромата на них тоже не нашлось...
17 октября 2009 года состоялось заседание Совета безопасности. Никаких неприятностей нашему агентству оно не предвещало. Наоборот - секретариат Совета безопасности к тому времени подготовил документ о повышении статуса АКН, преобразовании его в Национальное агентство, об увеличении штата сотрудников. Этого, скажу не хвастаясь, агентство вполне заслужило - в последние годы оно являлось безусловным лидером среди правоохранительных органов республики по изъятию наркотиков, в 2009 году на долю АКН пришлось 53 процента всех "тяжелых" наркотиков, изъятых из незаконного оборота.
Но заседание Совбеза вдруг приняло совсем другой оборот.
После того как директор АКН Болотбек Ногойбаев выступил с докладом о результатах работы и дальнейших перспективах АКН, на него вдруг обрушились с критикой председатель СНБ Мурат Суталинов и министр внутренних дел Молдомуса Конгантиев. Стали говорить, что АКН якобы приписывает себе чужие заслуги. И что агентство - вообще лишняя структура! Ногойбаев начал доказывать обратное. Генералы сцепились не на шутку. Выпад главы МВД был совсем неожиданным. До этого, когда поднимался вопрос о четком разделении функций между правоохранительными органами, о том, что они не должны друг друга дублировать, Конгантиев, наоборот, просил забрать у него "эту заразу" - функцию борьбы с наркотиками, передав её специальному органу, как это было сделано в России. И вдруг - такой поворот… Это, как оказалось, была лишь артподготовка к настоящей атаке. Через три дня, 20 октября, президент Бакиев объявил о ликвидации АКН в рамках так называемой "реформы органов государственного управления". Почему эта "реформа" требует уничтожения именно антинаркотического ведомства (в то время как всё мировое сообщество наращивает усилия по борьбе с наркотиками), четких и исчерпывающих объяснений из Дома правительства так и не прозвучало. А по имиджу Кыргызстана - как члена ООН, имеющего международные обязательства по борьбе с незаконным оборотом наркотиков - это решение ударило крепко. О чем можно судить по негативной реакции со стороны наших зарубежных партнеров по ШОС и ОДКБ. Федеральная служба России по контролю за оборотом наркотиков - та была просто в шоке.
- Кстати, представитель ФСКН в Кыргызстане Сергей Киселев, которого мы тогда попросили прокомментировать разгон АКН, обмолвился, что уже решался вопрос о финансировании вашего агентства Россией. Это правда?
- Вопрос не просто решался - мы были уже в полушаге от его полного решения. Американцы к тому времени свое участие в финансировании АКН сворачивали, ссылаясь на отсутствие денег. Управление ООН по наркотикам и преступности нам предложило: "Давайте искать страны-доноры". Мы вели переговоры с немцами, с французами. И, наконец, договорились с россиянами, которые были вполне удовлетворены нашим сотрудничеством. В августе 2009 года на Иссык-Куле собрался совет руководителей правоохранительных органов стран ОДКБ, ведущих борьбу с наркобизнесом.
Глава ФСКН Виктор Иванов там объявил официально: премьер Владимир Путин дал поручения главе МИДа Сергею Лаврову и главе Минфина Алексею Кудрину вплотную заняться вопросом финансирования нашего агентства. Нас, кстати, очень тогда удивило, что президент Курманбек Бакиев проигнорировал это важное мероприятие - не посетил его и не принял участников встречи у себя. Уже тогда появилось ощущение, что между Бакиевым и российским руководством по теме наркотиков какая-то черная кошка пробежала.
- Может, ещё и поэтому окружение Бакиева поспешило прихлопнуть АКН, что испугалось: придет на этот фронт Россия - их наркобизнесу конец?
- Возможно. По крайней мере, россияне были очень серьезно настроены на то, чтобы ставить заслон наркотрафику именно здесь, в Кыргызстане. И, судя по высказываниям российских политиков о роли родственников Бакиева в наркобизнесе, их разведка не сидела сложа руки.

Обладание мною информацией об участии семьи Баиева в наркоторговле и инициирование депутатского расследования стало дополнительным поводом для проведения операции в отношении меня со стороны спецгруппы СГО и контрразведывательного управления ГКНБ. Поэтому, М.Суталинов мог прямо угрожать мне уничтожением.
Я надеюсь придет время для обстоятельного и серьезного расследования. А с "обещалкинами", которые и в 2005 году открывали 100 уголовных дел на Акаева, а сейчас тоже 100 уголовных дел на Бакиева ничего путного не добьешся. Они заняты суетными нескончаемыми делами.