Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

среда, 31 октября 2007 г.

На пороге зимы в Киргизии наступает политическая жара




Опубликовано 10:41 30.10.2007Документ: http://www.regnum.ru/news/906873.html
Президент пытается использовать все противоречия и слабости политических сил только для укрепления личной власти". Так вице-президент Американского университета Центральной Азии, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол Киргизии в Индии, Непале, Шри Ланке и Бангладеш Бакыт Бешимов прокомментировал корреспонденту
ИА REGNUM последние политические события в Киргизии, когда президент Курманбек Бакиев своим указом распустил парламент и дал старт новым выборам, которые войдут в историю страны как первые выборы по партийным спискам.
"Попытка киргизской власти построить систему власти на строго управляемой основе, как в России или Казахстане, вряд ли даст ожидаемые результаты. Во-первых, у неё нет таких ресурсов, как в соседних странах, а во-вторых, политическое развитие Киргизии имеет совсем другую историю", - считает политолог.
По словам Бешимова, в основе киргизских политических событий лежит одно пока непреодоленное противоречие. "Это объективное желание политически активного населения продолжать революционные преобразования и стремление коррумпированной бюрократии удерживать страну как вотчину своих сверхдоходов. После развала Союза страна при президенте Акаеве погрязла в коррупции, и состояние управления государственными и общественными делами приносит массу страданий для простых людей. Простые политически активные граждане не размышляют об "оранжевых технологиях". У них одна цель - покончить с произволом коррумпированной власти. Поэтому, оппозиция напирает на необходимость борьбы с коррупцией и видит выход в создании политической системы с необходимыми сдержками и противовесами".
Между тем, считает Бакыт Бешимов, бюрократия хочет сохранить status quo, "приспосабливая любые лозунги под свои корыстные интересы". "Президент как главный политический игрок пытается использовать все противоречия и слабости политических сил только для одной цели - укрепления личной власти".
Как подчеркнул политолог, нынешняя киргизская политика "густо замешана на регионализме, трайбализме, этноцентризме, коррупции и беспринципности политической элиты. За два с половиной года киргизские политики успели открыто разделить население по регионам, принять четыре конституции, создать непреодолимые противоречия между всеми ветвями власти, поменять трёх премьер-министров и правительства, предпринять две попытки государственного переворота и спровоцировать более двух тысяч митингов и протестов разного масштаба по всей стране. Верующие небезосновательно говорят "Бог хранит Киргизию". Но трудоспособное население продолжает эмигрировать из страны. Временный экономический рост вызванный влиянием динамично развивающихся соседних рынков киргизские власти приписывают себе в актив, а рост цен на основные продукты и ухудшение социального положения населения списывают на объективные трудности".
Последствия киргизской революции, по наблюдению Бешимова, "вызвали раздражение и недоумение у всех соседей Киргизии и повергли в уныние западных партнёров. Как во внутренней, так и во внешней политике тумана больше, чем ясных планов и программ. К заявлениям политических лидеров страны партнёры скорей всего относятся с предосторожностью и недоверием".
"После недавнего референдума власть сделает всё, чтобы сформировать парламент в основном из своих сторонников, - уверен Бакыт Бешимов, - такая модель кажется на первый взгляд привлекательной, ибо на некоторое время может создать чувство консолидированности на верхних этажах власти. Но, через некоторое время монополизация власти может обернуться тяжелейшими проблемами для страны, в виде усиления коррупции и падения уровня управления государственными и общественными делами. Поэтому не случайно многие эксперты считают нынешнюю политику президента откатом назад. Местное самоуправление ныне свёрнуто под выстраивающуюся вертикаль власти. В пропрезидентскую партию в массовом порядке ринулись те, кто был занесён в списки главных коррупционеров страны различными НПО и независимыми экспертами. Естественно, они пошли туда не за идеями, а как всегда, за возможностью сладко жить за счёт народа".
"Оппозиция объединяется под лозунгами борьбы с коррупцией и за справедливое управление. Но поверит ли им электорат после неудачи киргизской революции? Несомненно, протестный электорат продолжает существовать в стране, и он активно поддержит оппозиционеров. Если поддержка окажется существенной, то у Киргизии есть шанс сформировать более устойчивую политическую систему, построенную на балансе сил. Это более предпочтительная модель, поскольку поднимет политическую культуру на более высокий уровень", - подытожил Бакыт Бешимов.
© 1999-2007 REGNUMСвидетельство о регистрации СМИ Эл №77-6430 от 6 августа 2002При цитировании информации ссылка на
ИА REGNUM обязательнаПри цитировании и использовании в интернете гиперссылка на сайт обязательна.
')
//-->

суббота, 27 октября 2007 г.

Бакыт Бешимов: Кризис в кыргызско-американских отношениях возник из-за неверной интерпретации причин и последствий «цветных революций»



Сегодня поздно вечером в Бишкек прибывает помощник госсекретаря США Кондолизы Райс Ричард Баучер. Это второй незапланированный визит высокопоставленного чиновника американского госдепартамента за последние полгода. Столь пристальное внимание к КР со стороны официального Вашингтона политологи связывают прежде всего с не совсем благополучным развитием как внутриполитической, так и внешнеполитической ситуации в республике после мартовских событий 2005 года. Достаточно упомянуть последний дипломатический скандал, когда Кыргызстан и США «обменялись» высылкой сотрудников дипмиссий.

Так это или нет, станет известно только после окончания переговоров Ричарда Баучера с руководством Кыргызстана, которые начнутся завтра, 10 августа. В рабочем плане помощника госсекретаря США значится встреча с президентом КР Курманбеком Бакиевым, премьер-министром Феликсом Куловым и министром иностранных дел Аликбеком Джекшенкуловым. Все три диалога пройдут за закрытыми дверями.

Сегодня свою точку зрения на развивающиеся события в стране с учетом явного накала в кыргызско-американских отношениях высказывает вице-президент Американского университета в Центральной Азии, Чрезвычайный и Полномочный Посол, профессор Бакыт Бешимов.

- Независимый Кыргызстан - молодое государство на карте мира. И его гражданам небезразлично и важно знать, в чем состоят глубокие долгосрочные национальные интересы республики. Думаю, многие согласятся со мной: прежде всего в том, чтобы состояться как независимое суверенное, успешно развивающееся демократическое государство. Это главное.

Для нас самих и для мировой общественности еще не является очевидным, что Кыргызстан прочно стоит на пути развития и в состоянии выдержать сильные угрозы. Слишком много проблем внутри страны, и куда больше опасностей подстерегают извне.

Кыргызстан может быть успешным только как демократическое государство с рыночной экономикой. Демократия не сразу прививается, но она уже пустила прочные корни на нашей земле. Пройдет немного времени, и мы еще глубже осознаем, что демократический выбор должен стать нашей судьбой.

США с момента признания независимости Кыргызстана твердо подчеркивают приоритетность поддержки свободы, демократии и прав человека в стране и регионе в целом. Это не просто курс очередной администрации Белого дома, а неизменный вектор идеологии внешней политики США. В становлении рыночной экономики в Кыргызстане главное не инвестиции и кредиты, а люди - кыргызстанцы - предприимчивые и образованные. США продолжают оказывать нам неоценимую помощь в подготовке такого человеческого капитала. Таким образом, наши коренные национальные интересы совпадают с интересами США, и весьма разумно двигаться вперед, развивая взаимовыгодное сотрудничество.

Прочные динамично развивающиеся отношения с Соединенными Штатами, государством, которое играет ключевую роль в мировой политике, и есть гарантия развития Кыргызстана, его движения по пути независимости и построения демократического общества. Вообще, осуществление грамотной политики с великими державами – Россией, Китаем, Японией, странами Европейского союза, а также умелое выстраивание плодотворных связей с несомненно дружественным Казахстаном и другими соседями по Центральной Азии, конечно, должно быть приоритетным.

Наша страна сможет успешно противостоять разным угрозам и вызовам, будучи крепко связанной перспективными двусторонними соглашениями с США. Нам не следует забывать, что американцы всегда протягивали руку помощи, когда нам было трудно. Доверие, благодарность, надежность так же высоко ценятся в международных отношениях, как и в отношениях между людьми.

Кризис в кыргызско-американских отношениях возник из-за неверной интерпретации причин, природы и последствий «цветных революций» на постсоветском пространстве. Конечно, есть и другие объяснения, но, на мой взгляд, это главное. Болезненная реакция нынешней официальной Москвы на «цветные революции» имеет следствием стремление доминировать во влиянии на новые независимые страны и минимизировать влияние США. Это очевидно. Но определяющей является не политика конкретных администраций, а воля народов. Даже диктаторы уходят, а стремление народов к свободе и благополучию остается постоянным. Придет пора, когда все поймут, что причиной революций и массовых протестов является недовольство людей неэффективной политикой официальных властей, коррупцией и отсутствием ощутимых перемен к лучшему. Наоборот, зрелое гражданское общество, частью которого выступают НПО, есть стабилизирующий фактор и основа разумного порядка в интересах всех. Особенно важно глубоко осознать это нынешнему руководству Кыргызстана, которое пришло к власти в результате народной революции 25 марта 2005 года.

Нам не следует ориентировать свою внешнюю политику на имеющиеся временные противоречия между США и Россией или другими ключевыми странами мировой политики, а позиционировать свои интересы в сторону гармонии с коренными интересами этих могучих держав. Почему?

Коренные интересы США и России схожие, как бы их не интерпретировали правительства. В конце концов общественное мнение народов этих стран является определяющим. Позволю привести выдержку из одной замечательной статьи. Как показал опрос американского общественного мнения в феврале текущего года, Россия - десятая в списке из 22 наиболее популярных стран: 54 процента американцев оценили ее позитивно, причем Франции досталось столько же голосов, а Китаю - на 10 процентов меньше. По прошлогоднему опросу фирмы Harris, только восемь процентов американцев считали Россию «врагом». В России, несмотря на периодические всплески антиамериканизма в связи с положением в Ираке, «цветными революциями», ситуация в принципе такая же. По результатам, пожалуй, самых авторитетных опросов, проводимых Pew Global Attitudes Projects (Вашингтон) и посвященных имиджу Соединенных Штатов в шестнадцати странах, граждане России заняли пятое место (52 процента) по степени их положительного отношения к Америке (после Индии, Польши, Канады и Великобритании, опередив союзников США по НАТО - Германию, Испанию, Нидерланды и Турцию). Согласно опросу, проведенному российским Левада-центром, 66 процентов россиян заявили, что относятся к США очень хорошо или хорошо (против 17 процентов, которые относятся плохо или очень плохо). Пропорция, практически не меняющаяся с декабря 2001 года. Что же касается американского народа, то число «хорошо относящихся» к россиянам зашкаливает за 80 процентов с февраля 2000-го.

Мой небольшой дипломатический опыт говорит, что такая молодая страна, как Кыргызстан, презентующая себя миру, должна избегать, по крайней мере, двух ошибок во внешней политике. Первое. Необходимо стремиться к тому, чтобы не стать марионеткой в интересах могущественных сил, особенно, когда не известны правила и цели большой игры. Есть всегда предел вмешательства в дела слабых государств. Временную слабость можно понять, но никто не уважает глупость.

Второе. Важно не потерять доверие, которое очень высоко ценится в международных отношениях. Никто не застрахован от ошибок, и к большинству их люди относятся с пониманием. Но на ненадежности и отсутствии выверенной позиции невозможно построить выгодное партнерство. В международных отношениях существует аксиома – надежно и выгодно строить долгосрочные отношения с теми, кто прочно опирается на свои национальные интересы, а не с марионетками.

Мне хотелось бы, чтобы руководство Кыргызстана преодолело дипломатический кризис в отношениях со США и продолжало укреплять взаимовыгодное партнерство с этой страной.

URL: http://www.24.kg/politic/2006/08/09/5541.html

Кыргызский «кроссворд»

Страна парадоксов.

Кыргызстан - удивительная страна в постсоветской Центральной Азии. Историческая драма в этой стране полна конфликтов и острых сюжетов, загадок и мифов, в ней больше вопросов, нежели ответов.

Самое открытое в регионе государство с сильным гражданским обществом и свободой слова. В то же время это самая дезорганизованная страна со слабыми государственными институтами и неэффективным чиновничьим аппаратом.

По оценкам многих экспертов, Кыргызстан за 15 лет по существу как государство не состоялся. Он до сих пор чётко не определился с основными внутренними и внешними векторами развития.

Кыргызстан первым из постсоветских государств ввёл свою национальную валюту и вступил в ВТО, приступил к приватизации земли. Но преимущества, полученные в результате некоторых из этих шагов, пока ещё не очевидны. Экономика шаткая и уязвимая для серьёзных внешних факторов и к тому же поражена коррупцией. Государство реально не в состоянии управлять своим огромным внешним долгом и поэтому находится в полной зависимости от стран-доноров и мировых финансовых институтов.

Находчивые и динамичные кыргызстанские предприниматели занимают существующие ниши в среднем и мелком бизнесе Казахстана и России, далеко опередив в понимании механизмов рыночной экономики активную часть населения Узбекистана и Таджикистана. В массовом порядке продолжают покидать страну в поисках лучшей доли наиболее трудоспособные граждане. Благодаря их денежным переводам на родину в сумме более $500 млн. долларов ежегодно, продолжают держаться на плаву, а иногда даже развиваются некоторые экономические и социальные проекты.

Население Кыргызстана сильно политизировано, а наиболее активная его часть постоянно участвует в массовых политических акциях и препятствует установлению авторитарного правления. Это единственная страна в регионе, где под силовым давлением населения свершилась смена власти, - в событиях марта 2005 года причудливо переплелись элементы революции и контрреволюции, государственного переворота и конституционной передачи власти.

Народ страны политически разделен на два региона, но един в своём порыве к лучшим переменам. Экономически активное население страны кормит власть, потеряв все надежды на её помощь, а власть неуклонно повышает свой жизненный уровень за счёт народа, не понимая, чем и как ему помочь существенно. Кыргызстан - это страна парадоксов, в которой может произойти самое неожиданное.

Уроки 15 лет и 2005 года.

В первые годы независимости преобладало убеждение, что страна встала на путь благоденствия, и ожидания были высокими. Участие населения в политике и экономической жизни становилось всё более активным, что в итоге привело к появлению оппозиции и формированию частного сектора.

Вместо системного и последовательного реформирования политической системы с целью повышения эффективности всей государственной власти была предпринята попытка установить клановое правление во главе одной семьи. Это закономерно способствовало появлению трёх угрожающих тенденций: 1) росту коррумпированности всей государственной власти и системы управления общественными делами, 2) углублению кризиса в отношениях между исполнительной властью и парламентом, 3) падению морального и профессионального авторитета судебной власти.

Теневая экономика стала почти соразмерна официальной. Чванливый, праздный образ жизни коррумпированного чиновничества и новой буржуазии способствовал быстрой инфляции духовно-моральных ценностей общества, что привело к нравственному разложению большинства населения, которое начало жить по принципу «всё покупается и продаётся». В обществе возобладала психология воров, проходимцев и временщиков. Выборы всех уровней превратились в бесстыдную торговлю и открыли дорогу посредственным политикам без морали и принципов.

Страна к 2005 году имела бессменного президента, множество премьер-министров, спикеров, оппозиционных политиков, но так и не увидела истинного лидера нации.

Это необходимо подчёркнуть, поскольку фактор лидерства играет решающую роль в судьбе любого государства. Об этом говорит история как успешных, так и обанкротившихся стран, особенно это видно на примере современной истории посткоммунистических стран.

После развала СССР единственным источником формирования правящего слоя оставалась партийно-советская номенклатура. Раскол верхушки Компартии Кыргызстана в 1991 году свидетельствовал об отсутствии сильного лидера и открытом выходе на арену политики регионализма. Поэтому пост президента занял выходец из средних слоёв номенклатуры, которому удалось на первых порах ввести в заблуждение общественность путём позиционирования себя как демократа и прогрессивного лидера.

Под шум антикоммунистической риторики из политической жизни устранялась верхушка номенклатуры, и был сформирован другой источник кадров - из гремучей смеси кровных родственников, представителей средних слоев номенклатуры и научной интеллигенции.

При этом единственным и главным признаком востребованности во власть стала полная покорность и личная преданность президенту и его семье. Неудивительно, что этот признак стал одновременно как основой укрепления семейного правления, так и разложения правящей верхушки. За густой завесой из громких обещаний и бесчисленных планов большинство народа не заметило, как страна попала в долговую кабалу.

Уникальные недра и богатства Кыргызстана стали объектом бесстыдной эксплуатации, грабежа и средством торговли для власть имущих и их приближенных. В условиях роста недовольства населения способом управления страной и личностными качествами президента и его близкого окружения формировалась кыргызская оппозиция.

Первый слой оппозиционеров составили представители интеллигенции, которые активно занялись политической деятельностью во время перестройки. Затем ряды оппозиции расширялись выходцами из маргинальных слоёв населения. Видимо, социальное происхождение и уровень политической культуры политической элиты стали причиной появления двух типов оппозиции: идейной и псевдооппозиции.

Все псевдооппозиционеры выросли только на основе протеста против хозяина «Белого дома» и его политики. Ими всегда двигал только один интерес – любым путём попасть во власть. Их ряды время от времени продолжают пополняться теми, кто лишается возможности обогащаться за счёт народа. Тем более что народ уже не особо обращает внимание на сомнительное происхождение богатства политиков. Таким политикам никогда не был присущ идеализм.

Поэтому не случайно сегодня некоторые из них, имея рычаги государственного управления, не могут изменить к лучшему суть власти и являются зеркальным отражением своих вчерашних противников. Поэтому закономерно, что собственность переходит от проигравших к победившим.

Было бы утопией ожидать от псевдооппозиционеров политического конструктивизма в форме разработки альтернативных проектов развития страны или идеологического позитивизма.

С другой стороны, политики, имеющие определенную политическую философию и демократические убеждения, не смогли объединиться и связать свои политические цели с надеждами простого народа. А сегодня они пребывают в отчаянных поисках лекарства против болезни регионализма, чтобы найти путь к широким массам. Им не удаётся свой идеализм сделать философией масс.

Таким образом, кыргызские оппозиционеры, не имея чёткого политического плана, в отсутствии единства и сплоченности на основе принципов, а также лидера с твердыми демократическими убеждениями не смогли сыграть решающую историческую роль. Когда протестующие массы в марте 2005 года вытолкнули их на вершину политической пирамиды, предоставив им редкий шанс стать творцами лучшей истории своего народа, они им не воспользовались. После 24 марта 2005 года сила протестующего народа не была направлена в сторону прогресса. В результате - гора родила мышь.

Взгляд в прошлое. Кыргызы появились в истории как союз племён с выборным ханом, власть которого не передавалась по наследству. Трайбализм в политической жизни кыргызов на протяжении долгого времени играл огромную роль и не позволял создать централизованное государство. В период вхождения в орбиту влияния и систему отношений с государствами восточной деспотии в политической борьбе кыргызов стали приобретать важное значение этническое единство и регионализм. Российская империя межплеменные и региональные противоречия использовала как инструмент влияния и колониального управления. Советская власть заменила трайбализм и регионализм борьбой классов и внедрила в кыргызское общество идеологию модернизма. Но она не смогла полностью уничтожить остатки прошлого. В годы независимости вместо основательных попыток укрепления единства нации и поиска общенациональной идеи происходило реанимирование трайбализма и манипулирование региональным фактором в угоду укрепления личной власти. Обращение к духовному наследию, истокам кыргызской государственности осталось в тени корыстных личных интересов. В идеологическом плане внутри кыргызского народа всегда имело место соперничество между правдолюбцами типа Токтогула и власть имущими.

В 2005 году в политической жизни страны не произошло перехода от регионализма к идеологическому соперничеству. Консервативное мышление населения, а также мировоззренческая и политическая незрелость политической элиты препятствуют поступательному развитию страны.

Прогрессивные политики, а в особенности выдающиеся лидеры в исторически короткие сроки осуществляют переворот в сознании масс и на этом фундаменте строят новый прекрасный мир для всех. Это случилось во многих странах. Шанс есть и у Кыргызстана, но страна упускает его. Государственная власть продолжает оставаться слабой. Политическая система в кризисе. Конфронтация между исполнительной властью и парламентом приобрела перманентный и тупиковый характер. Состояние парламента дискредитирует в глазах населения модели многопартийной системы и парламентской формы правления. Коррупция и неэффективное управление общественными делами уничтожают остатки надежд населения на лучшее после смены власти. Ни по одному принципиальному вопросу внутренней и внешней политики ни власть, ни оппозиция не имеют грамотной, твёрдой консолидированной позиции. Наглядный пример - ситуация вокруг программы ХИПИК.

У народа нет лидера, а есть тандем. В стране есть боевая оппозиция, многоголовая и многоголосая, которая ещё не знает, какое общество она хочет построить. Одним словом, историческое наследие и будущее страны, надежды и ожидания народа находятся в руках незрелой политической элиты.

Что мы можем ожидать в ближайшем будущем?

Ситуация в стране и положение граждан будут зависеть от политики «Белого дома» и оппозиции, а также степени участия в политике активной части народа. Возьмём сначала позитивный вариант, желательный, эту модель можно условно назвать «Рывок вперед - преодоление». Новая Конституция страны принята, и обе стороны в целом согласились, что всё-таки это шаг вперед.

Исполнительная власть и парламент приступают к укреплению политической системы и основ государственной власти в соответствии с новым Основным законом, сглаживая противоречия и оптимизируя взаимоотношения.

Наконец, обе стороны достигают консенсуса в понимании главных направлений развития страны. Все политики едины и патриотичны в отстаивании интересов нации, а также чётко определяют свои роли в этом процессе и принимают взаимные обязательства следовать ясным правилам игры в политике.

Оппозиция получает официальный политический статус и права, защищаемые законом, и наконец становится значимой идеологической силой в обществе. Сформируется правительство реформ из высокообразованной молодёжи, честных профессионалов и политиков. Начинается настоящая борьба с коррупцией, в казну государства возвращаются украденные богатства.

Экономические свободы и повышение эффективности работы государственной власти содействуют росту производства, расширению экспорта и увеличению торгового оборота страны. Государство выстраивает грамотную, не конфронтационную внешнюю политику, достигает понимания у доноров и занимает выгодную позицию по возвращению кредитов и займов.

Преимущества этой модели состоят в том, что она откроет дорогу к системным изменениям и демонтажу условий, порождающих личную корыстную власть и коррупцию. Помимо этого откроются возможности для интеллектуального идеологического соревнования, результатом которого будет выдвижение лучших умов и характеров и ограничение возможностей для бездарных серых проходимцев и воров участвовать в государственной власти и экономике. Но реализация этой модели требует исторического мышления, огромной политической воли и стремления истинно служить своему народу.

Другая модель – негативная и весьма вероятная. Назовём её - «Полный откат». Если исходить из причин, предпосылок и динамики развития событий мая-ноября 2006 года и проанализировать поведение трёх главных сил в стране - исполнительной власти и её парламентских сателлитов, оппозиции и политически активного населения, - то оснований для реализации этой модели более чем достаточно. Главными характеристиками такой модели являются: а) полное недоверие между политическими оппонентами и презрение друг к другу; б) стремление любым способом подорвать ресурсы своего противника, используя государственный механизм насилия; в) эскалация межрегиональных противоречий путём намеренного использования предрассудков отсталой части населения, эксплуатации понятий исторической справедливости, а также паритета присутствия в государственной власти; г) формирование групп сторонников только на основе регионализма. Если данный созыв парламента прекратит свою работу, исполнительная власть окажется в ещё более подвешенном состоянии, вся государственная власть сильно захромает, протестный накал в политике усилится многократно, и тогда развязка погрузит страну в хаос. Реализация такой линии в политике способствует усилению коррумпированности в экономике, бандитскому переделу собственности и постепенному разложению финансово-инвестиционной системы. Война всех против всех в политике и в экономике окончательно бросит страну в объятия доноров, кредиторов, богатых соседей, и нынешние споры о ХИПИКе через некоторое время покажутся просто пустяком. При продолжении внешней политики предпочтений страна со временем окажется в состоянии изоляции от главных игроков международных отношений, а политическая верхушка лишится доверия на международной арене. Первым последствием намеренного подталкивания к региональному противостоянию, полного отхода от разумного компромисса будет силовое столкновение и сепаратизм. Власть рухнет, общество начнёт окончательно разваливаться, и начнутся поиски нового государственного устройства, в котором активное участие примут другие страны.

Возможен также промежуточный срединный вариант – модель «Путь в никуда». Условия для реализации этого варианта тоже имеются. По инерции страна ни шатко, ни валко движется неизвестно куда, но зато шума о мнимых успехах будет много. Власть имитирует реформы и продолжает торговаться с донорами, не имея ясных перспектив, до конца не понимания груза последствий принимаемых решений. Она и выплатить долг не может, но и протестов против ХИПИКа боится. Она держит в неведении всё население о том, куда и как исчезли кредиты и не предпринимает реальных мер по борьбе с коррупцией. Утверждение, что «в Кыргызстане не воруют дураки и ленивые», станет ещё более актуальным. Моральное разложение общества усилит напряженность и ещё более ослабит государственные институты. Во внешней политике тактика предпочтений, шараханий, а также неисполнение взятых обязательств будут только усиливать нервозность и раздражение жизненно важных партнёров, и таким образом может возникнуть большая проблема дефицита доверия. В политике установится странный паритет: у власти есть желание, но нет силы окончательно одолеть оппозицию, а у оппозиции нет ясного представления, что делать с этой властью после критики. Парламент - ни живой, ни мертвый - попытается дотянуть до окончания срока. Новые молодежные лидеры и нераскрученные политики будут пытаться создать альтернативу и власти, и оппозиции, надеясь, что к следующим выборам они окончательно дискредитируют себя в глазах населения. С чего начали в 2005 году, к тому и можем прийти в 2009. Бег на месте.

Мы выбираем или нас выбирают.

Новое дыхание кочевого мира (эссе)



Бакыт Бешимов, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол, ныне вице-президент Американского университета Центральной Азии в представлении не нуждается. Он часто выступает на страницах печати, озвучивая собственную точку зрения на те или иные общественно-политические процессы.

Это эссе, по словам Бакыта Бешимова, написано для того, чтобы попытаться осмыслить концептуальный подход к тому, как наша страна должна позиционировать себя миру в эпоху глобализации и консьюмеризма (консьюмеризм – фр. consumerisme – организованное движение граждан и государственных органов за расширение прав и влияния покупателей в отношении к продавцам).

Статья "Новое дыхание кочевого мира" была опубликована в московском академическом бизнес-журнале "Экономические стратегии". Предлагаем читателям ИА "24.kg" эссе Бакыта Бешимова без сокращений.

>"Вся история человека – это история его кочевания во времени и пространстве в поисках самого себя. Посмотрите на современный мир – разве он не напоминает вам караваны кочевников, путешествующих во вселенной? Единый в порыве, обуреваемый страстями и любопытством, многоголосый караван движется в неизвестность. В этой самой неизвестности и есть главный смысл движения. Мир перестает быть интересным, а жизнь не имеет смысла, если мы заранее знаем что впереди. Поэтому не прекращаются споры о правильности выбранного пути и нет согласия между путниками. И, слава Богу!

Начало ХХI века: мир Интернета, цифровых технологий, консьюмеризма и тревожное ожидание Апокалипсиса. Империи прибыли и развлечений США, Япония, Европейский Союз ускоряют шаг, с опасением оглядываясь на новых искателей успеха – Китай, Индию и Бразилию. Мир в век глобализации стирает стереотипы, ломает традиции, ищет новые образы, жаждет неизведанного. Ему нужны новые герои, новые товары, новые страсти и новые загадки. Главное в мире консьюмеризма это не обладание, а интерес, это извечное любопытство человека познать доселе неизвестное, быть первым или, по крайней мере среди первых. Современному человеку – консьюмеристу - хочется больше интеллектуального и духовного адреналина. В ожидании заката своей судьбы, он хочет быть сверхчеловеком Ницше, и отчаянно ищет новый смысл своему существованию. Апокалипсис это его боязнь лишиться великого интереса и шанса заглянуть за видимый горизонт.

Мы, потомки легендарных кочевников оказались у ворот нового мира. Жители этого мира стремительно разрушают стены своих крепостей и уже их ворота символически стоят одиноко без стен, приглашая всех путников. Мы привыкли, что они веками отгораживались от нас китайскими стенами, адриановыми валами и римскими крепостями и оказались не готовыми к их открытости. Заново разворачивается великая драма кочевника, тысячелетиями крушившего непробиваемые стены, великолепно укрощавшего агрессивный пыл оседлых народов и теперь растерянно раздумывающего о своем пути на пороге мира "макдональдсов" и "мейсисов".

За сюрреалистическими воротами, красивым с виду миром, управляют те, кто смог создать национально-глобальные образы и убедил весь мир в их необходимости. Национальные образы по всему миру стали красивой привлекательной оберточной бумагой господствующих брэндов. "Шератоны" и "Хилтоны", "Сони" и "Вольво", "Дэлл" и "Нокиа" изменили нашу среду и раздвигают границы нашего понимания. Они вошли в нашу жизнь, а многие комфортно расположились в наших домах. Концепция SISOMO – среда, звуки и движение управляющего Саатчи/Саатчи стала важной характеристикой человека ХХI века. Мы стоим в растерянности и не знаем, что предложить алчному миру. Мы не можем быть просто потребителями и статистами. В этом театре страстей, вещей и тщеславия мы хотим добиться признания, стать узнаваемыми. В который раз мы пытаемся преодолеть непонятные засады и найти свое место в образах нового мира.

От классического кочевого мира Евразии ныне остались три больших анклава: Казахстан, Монголия и Кыргызстан да островки по краям некогда Великой Степи. Сегодня, проезжая через растущие нефтегорода в казахской степи, пересекая бурные реки горной страны кыргызов, путешествуя по лесистым холмам Монголии, мы можем увидеть, как мировые брэнды по хозяйски устроились в Великой Степи. Не успели мы подумать о приветствии, с которым выйдем в новый мир, как он уже в нас самих. Мы уже начали вкушать их блага и привыкать к их образам. Западный мир привык штамповать свои копии среди просыпающихся народов. Но не это нам нужно. У этого мира помимо аппетита к универсальному, есть жадный интерес к новому. Согласитесь, когда он пристально смотрит на нас, нам кажется, что он задает трудный для нас вопрос: кто вы и с чем пришли?

И действительно, кто мы и с чем мы здесь?

На одном из знаменитых полотен Урала Тансыкбаева казах на коне в малахае смотрит на ковыльную степь, которую распахивает трактор. Щемящая тоска по исчезающему миру предков охватывает сердце степняка, и непонятная тревога за будущее бередит его душу.

Мы еще слышим грохот развала великой империи Советов, на нас еще пыль этой катастрофы. Евразия надломилась, но не пропала. Она даст новые всходы, и появятся надежды. Это уже было много раз в нашей долгой и запутанной истории. В противоборстве с Китаем разорвалась когда-то на куски великая империя хуннов на далеком Востоке и в могучем порыве ее наследники - неукротимые гунны через несколько веков, превратили Европу в огромный котел народов и поставили последнюю точку в затянувшейся агонии Римской империи. Ушли в небытие небесные тюрки, оставив на огромных просторах Азии, Европы и Африки тюркские гены и память о легендарной отваге приверженцев Тенгри. Монголы и тюрки, стремя к стремени, за 25 лет покорили территорию, на равную которой древние римляне затратили 400 лет и создали самую могучую и обширную империю в мире, дыхание которой ощущается и поныне.

Гунны Атиллы дали толчок новой Европе, в противоборстве и смешении с бесчисленными поколениями кочевников, начиная от хуннов и заканчивая маньчжурами, выстояла и окрепла китайская цивилизация. Чингисхан и его потомки создали мир Евразии, подобно тому, как Александр Македонский - эллинистический мир. Из гигантских разломов великой орды кочевников выросла Российская империя, появилась империя османов, образовалась современная Индия, и множество других государств. СССР был последней гигантской империей, созданной на властных традициях кочевого мира.

Тысячелетиями кочевники Евразии господствовали в мире, стремительно покоряя огромные пространства, сдвигая народы к великому переселению, смешивая расы и народы, культуры и традиции. Они преодолели изоляцию между родами и народами, проложили путь от разобщенности к единству. Для чего мы в который раз вспоминаем об этом? Нет, не для того, чтобы сегодняшнее свое бессилие перед суровыми вызовами прикрыть величественными одеждами предков. А чтобы иначе посмотреть на наш караван во времени и пространстве.

Пора. Мы так долго смотрели на мир и самих себя чужими недобрыми глазами. Нам следует быть активными игроками этого мира, но при этом оставаться самими собой.

Мы потомки глобальных игроков, которые были дрожжами нового мира, творцами крепких фундаментов великолепных зданий современности. Именно поэтому мы не можем быть блеклыми копиями торгово-финансового мира, мы не имеем права принести в жертву свою неповторимость и стать современными манкуртами. Мы не отстали, и положение наше как никогда блестящее, ибо мир глобальных отношений открывает нам невиданные возможности. Границы и линии интересов, бетонные стены и железные занавеси долго держали нас, потомков покорителей пространств и страстных любителей новых ощущений, в гнетущей изоляции. Мы же были поклонниками Мирового замаха, вселенского величия. Это о нас Лев Толстой сказал: все во мне и я во всем. Настал и наш час встать во весь рост.

Обратите внимание, как многие народы презентуют себя миру и как человечество реагирует на национальные образы. Японцы – удивительная нация, которая свои старые традиции сделала неотъемлемой и необходимой частью своей современной жизни. Образы сакуры, хризантемы и дух самурая подчеркивают тонкость вкуса, изощренность мысли и непоколебимость в характере нации. Японцы продолжают строго следовать старым правилам жизни, установленным их предками, их привычки и отношения в обществе разительно отличают их от других народов, но в то же время это суперсовременная изобретательная нация, пользующаяся всеми благами цивилизации. Они стали глобальными игроками несколько веков назад и прочно удерживают свои лидирующие позиции.

Китайцы - великие труженики в мире, строгие традиционалисты, стремительно осваивающие и копирующие все, что интересует мир консьюмеризма. Они не теряются перед новым, а говорят, что это уже было в их бесконечной истории. Тем не менее, сбивая всех с толку, продолжают удивлять мир все новыми и новыми чудесами. Поэтому мир восхищается ими, но и очень опасается их. И главное считается с ними.

Русские - это холодная зима, беспокойный медведь и изящный русский балет. Суровость и загадочность русских настораживает, но высокое искусство и проникнутая глубоким состраданием к человеку литература ХIХ века вызывают чувство истинного уважения к русскому человеку. Слава русских не в их армии и танках, ракетах и диктаторах, а в их мыслителях, писателях, артистах и живописцах, которые создали великую культуру гуманизма.

Казахи сейчас тратят огромные финансовые средства на размещение в ведущих западных газетах обширных материалов о своей нефти, цветных металлах. Это интересно инвесторам и мировым нефтебаронам… А как насчет остального человечества? Что могут казахи предложить жаждущему консьюмеристу? А чем может быть интересен кыргыз пресыщенному миру? А монгол? Вот настоящие вызов и трагедия – когда интересуются не тобой, а тем, что лежит в земле у тебя под ногами. Это страшно, когда страна известна не людьми и их культурой, а полезными ископаемыми.

Торговля и туризм, Интернет и глобальное телевидение раскрывают нам глаза на все и превращают нас в глобальных людей. Новый Свет, ведомый американцами, уже ищет в образах Старого Света новые возможности. "Король Артур" и "Код да Винчи" как раз об этом. Стареющая Европа все еще находит смысл бытия и удовольствие в классической культуре и пытается делать короткие забеги в историю и культуру древних народов. Недавно появился и стал устойчивым интерес к новым, растущим странам. Малайзия преподносит себя как настоящую Азию, Япония и Южная Корея пытаются стать футбольными державами и площадкой современного искусства. Индия – колыбель древней культуры - постепенно завоевывает мирового потребителя при помощи современных информационных технологий, быстро растущей киноиндустрии и индустрии моды. Австралию, которую знают как родину культовых артистов Николь Кидман и Рассела Кроу, полюбили после Олимпийских игр. Новая Зеландия, где проходили натурные съемки "Властелина колец", самого кассового кинофильма последнего десятилетия, глубоко запала в души всех странников мира. Вот что поразительно и восхитительно! Один фильм, один выдающийся акт высокого искусства, современная звезда могут вызвать интереса к стране и народу в миллион раз больший, чем бесчисленные мифологизированные рекламные ролики, статьи и статистические данные в журнале "Экономист". Культура и уникальные образы – вот что притягивает внимание человечества.

На планете мало мест, ни разу не попадавших в объектив вездесущей кинокамеры. Мало, но они есть. Это Великая Степь. Мы очень долго пребывали в забвении, незнакомы остальному миру и сейчас. Лев Николаевич Гумилев подробно разъяснил причины этого в своей книге "Черная легенда". К тому же нынешние потомки великих номадов ведут бессмысленный спор о наследии Чингисхана. Обмельчали потомки. Что важнее: красочно и привлекательно для современного мира раскрыть и преподнести самобытную культуру легендарных людей Великой Степи или продолжать спорить об их национальной принадлежности? Все они были сыновьями и дочерьми Великой Степи – родины наших предков. Мало нам ограниченных патриотов, к ним в подмогу спешат псевдогуманисты, и мифотворцы, пытающиеся задним числом осуждать или возвышать великих потрясателей вселенной. Ни в тех, ни в других духи наших предков не нуждаются. Они жили по законам своего времени. Несправедливо восхищаться Александром Македонским и Карлом Великим и предавать анафеме Атиллу и Чингисхана.

На Западе растет интерес к империи и личности Чингисхана: выходят книги, снимаются фильмы, выдвигаются гипотезы. Образ Атиллы продолжает занимать и восхищать многих европейских и американских писателей. Их интересует, как кочевники смогли создать обширнейшие империи со строго централизованным управлением, кто они были, во что верили, кого любили и как умирали. Посмотрите, какие возможности раскрываются перед нами! Мы обязаны использовать эту волну интереса. Когда-то мы уже совершили непростительную ошибку, не поддержав словом и делом Л.Н.Гумилева, защищавшего наших предков от клеветы, и сохранившего бесценные сведения о нашей великой истории. Тысячелетняя драма кочевников ждет своего Шекспира и Льва Толстого, Стивена Спилберга и Мэла Гибсона. Богатый на драматические образы, трагедии и баллады мир кочевников ждет своего часа и он непременно наступит! Поэтому надо красиво и умно раскручивать образ глобальных игроков – великих кочевников и их культуры.

Какой уникальный литературный и кинематографический материал кроется в образах Тимура и Тохтамыша, Шакарима и Токтогула, а сокровенная история монголов - это готовый эпический сценарий кассового триллера. Но мы продолжаем держать свою историю и культуру в гетто – ограничив, запутав и оболгав. Комфортный туризм по Великой Степи быстро выдохнется и не вызовет глобального интереса без солидного культурно-исторического компонента.

Ныне Чингисхан и его империя это историко-культурный бренд в мире. Посмотрите, сколько информации об этом. Казахстан, Кыргызстан и Монголия могли бы позиционировать себя как последние остатки великих кочевых империй. Культурный покров этого проекта должен быть оригинальным и неповторимым: удивительно выразительный и динамичный звериный стиль, орнаменталистика, искусство акынов и жырау, мудрые традиции и обычаи. Культура наша имеет смысл как неразрывное сплетение традиций и модернизма - только в этом сочетании она будет интересна остальному миру. А традиционная одежда кочевников, преображенная искусными кутюрье, может вызвать фурор в мире современной моды.

Главный кыргызский проект, на мой взгляд, должен состоять в раскручивании образа свободной страны горцев Ала-Тоо с уникальной культурой, древней историей и чудесной природой. Современные кыргызы - потомки великих хуннов, величественных тюрков и свободолюбивых евроазийских кыргызов – то есть глобальных игроков прошлого тысячелетия. Большая часть Великой Степи до ХIХ века называлась кыргызской степью. Мы должны научиться ценить свои богатства, рассматривать их как источник нашего благополучия. Надо помогать режиссерам, художникам, артистам раскрывать эти историко-культурные образы.

На основе таких историко-культурных проектов можно создавать эффективные социально-политические и футурологические модели. Например, Казахстан – современная степная империя благополучия в Евразии! Почему бы и нет? Кыргызстан – союз свободных горцев. Не копируя полностью чужой опыт, на основе своих традиций власти и управления кыргызы могут построить открытое, эффективно управляемое государство. Монголия может преподнести миру степной вариант парламентаризма.

Раскрытие и возвеличивание культуры имеет и глубокий геополитический смысл. Мы находимся между стремительно растущим Китаем, восстанавливающей свои силы Россией, многолюдным радикально настроенным и беспокойным миром ислама. Запад упорно тянет в сторону евро-атлантического выбора. Ни природные ресурсы, ни экономика, ни политические институты, а только развитие культуры может спасти нас от ассимиляции, негативного влияния глобализации. Не первый раз мы сталкиваемся с такой угрозой. Основой могущества и господства кочевников была богатая духовная культура. Они представляли себя миру как благородные и возвышенные люди. Кочевники столетиями управляли в странах Южной Азии, Ближнего Востока, Европы, Дальнего Востока. Где они сейчас? Кто их потомки? Как только они переставали обращать внимание на развитие своей культуры и подпадали под влияние чужой, так полностью растворялись в других народах. От султана Бейбарса и мамлюков в Египте остались только мечети и легенды, от Кутбедина Айбека и Великих Моголов величественные дворцы и развалины, имя Аттилы сохранили покоренные им венгры, потомки аристократов Золотой Орды и вольных батыров – казаков стали русскими дворянами и влились в русское казачье войско.

Да, они удачно приспособились к огромным пространствам с суровым климатом, но долгое господство притупило у них чувство времени и новизны. Кочевники потерялись во времени, они остались в прошлом. То что, когда-то было источником их силы, стало причиной их поражения. Они уступили тем, кто построил корабли, создал паровоз и автомобиль, придумал пулемет "максим" и опутал мир своими дорогами. Новые кочевники оседлали технику и технологии и формируют мир на свой лад.

Ушел ли мир кочевников навсегда в прошлое или у него есть шанс? Шанс есть. Мир кочевников в зародыше имел то, что присуще всему человечеству – стремление к неизведанному и непоколебимую веру в силу человеческого духа. Культурным и духовным сокровищем ХХI века может и должен стать новый кочевой мир".
08/05-2007

Источник - ИА "24.kg"
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1178879400

Central Asia: The Struggle for Energy, Freedom and Security

Specially for the Institute for Public Policy
Introduction
Central Asia, as it progresses along the path of independence, emerges from oblivion and becomes interesting to the rest of the world, particularly in the context of global competition for energy resources and ideological influence. The region is enormously rich in oil, gas, and non-ferrous metals. Besides, being located between Russia, China, and the Islamic world, and next to South-East Asia, Central Asia also begins to attract the close attention of the major players in world politics.
Central Asia arouses interest due to the emergence of new threats and greater potential for different conflicts, which are a real danger to the region itself and the whole world. They include the drug trafficking and drug related crimes, the spread of AIDS, and prostitution. There is also the growth of extremist Islam organizations and the increase in the number of people professing Islam, who want it to become the state religion and who defy the values of secular society. It should be noted here that the alternative to corrupt authoritarian regimes could likely be an "Islamic socialism".
The Central Asian states, having chosen national state building as their priority in post communist period, differ in opinion regarding the role of democracy and the market economy in this process. The ideas of liberalism are in demand in Kyrgyzstan, and they find their way into the economy and gradually into the political life of Kazakhstan, but are totally rejected in other countries of the region.
As a result, these countries have various political regimes-from despotic and dictatorial to semi-democratic. Even though Kazakhstan has achieved impressive economic successes and is recognized as the market economy country, the region is still a cause for concern because of the lack of stability and confidence regarding peaceful development in the near future. In the first place, the basic values that can involve states in mutually advantageous cooperation have not been established. No final agreement has been reached between Kyrgyzstan, Uzbekistan, and Tajikistan regarding the borders in the Fergana valley, and dangerous conflicts continue to take place there. There are tensions between Uzbekistan and Turkmenistan over border issues and raw materials. The Kyrgyz Parliament has not yet ratified the treaty with Kazakhstan on the state border. The struggle over water resources control has intensified.
In this connection, it is worthwhile looking at how the countries of Central Asia reacted to "color revolutions" in post-soviet countries and to the so-called "tulip revolution" in Kyrgyzstan. All these countries displayed a concerned reaction to the events in Georgia, Ukraine, and Kyrgyzstan. Almost all ruling elites of the region viewed the events in Kyrgyzstan with hostility and alarm.
Kyrgyzstan: The last chance for democracy in Central Asia or is the Tulip Revolution in Kyrgyzstan a source of regional instability?
Does the situation in Kyrgyzstan really present a threat to stability in the region? To answer this question, it is necessary, in the first place, to determine the significance of events in Kyrgyzstan in the context of regional development after gaining independence.
I think that even in good analytical reports, the short-term negative consequences of the "tulip revolution" tend to obscure its essential and historical meaning. Secondly, much depends on how we understand "stability" and the real situation in the countries of Central Asia.
The discussion of the March events still continues. Part of the opposition and president Bakiev believe that it was a revolution, and there was even a special edict regarding its celebration. The Parliament refused to take any decision on this issue and did not support the president. Some consider it to be a revolution, some, a coup d'etat, while others-just a primitive riot. Certainly, it is difficult to reach a consensus because there are winners and losers in any case. But there is an understanding among all participants of the political process in Kyrgyz society regarding the reasons and pre-conditions of the March events. The aspirations and ideals of the March revolution were shared by the majority of people in Kyrgyzstan.
What is the main destabilizing factor in Kyrgyzstan? The following factors are mentioned in the order of their importance: poverty, unemployment, Islamic extremism, interstate contradictions, and interethnic tension. But the main destabilizing phenomenon can be described as the absence of peaceful democratic procedures for the transfer of power and hostility towards dissent. All post-soviet, and particularly Central Asian countries, continue to live under Stalin's shadow. The ruling clans continue to persecute their opponents, calling them the enemies of people; they continue to ignore the legitimate transfer of power preventing the change of elites.
In Kyrgyzstan president Akaev through political manipulations and constitutional amendments, concentrated power into his own hands and tried to follow the example of his colleagues in Central Asia. Nazarbaev is the president of Kazakhstan since the April 1990 года; the same is true of Karimov, who with the help of constitutional changes after the January 2002 referendum, extended his term of office from five to seven years. In June 2003, there was a referendum in Tajikistan that approved amendments to the constitution, extending the term of office of the president to two seven year terms; it has become clear that the current president Rakhmonov does not intend to retire and plans to rule the country until 2020. In Turkmenistan the president practically stays in office for life. In all these countries political opponents of the presidents have been under heavy pressure; some remain in prisons or outside the country.
Thus, this region's feature has been a lack of mechanisms of elite succession. However, the most active section of the people of Kyrgyzstan put an end to this vicious and dangerous tendency of the post communist dictators. In Kyrgyzstan for the first time the people themselves decided to resolve the main question-who should govern the country.
This is the historic and political significance of the "tulip revolution" and the major contribution of the people of Kyrgyzstan to spreading the ideas of freedom in the region. The states of Central Asia will embark on the path of sustainable development when a periodic change of leaders and governments will become a norm of political life, and the voice of opposition will become an indispensable component of political culture.
The policy of appeasing dictators with the purpose of securing access to the energy of the region, to the detriment of freedom and democracy, will only exacerbate the crisis, aggravate suffering, and push the countries on a dangerous path. Political stagnation in this region is the breeding ground for radical movements. This is the reason why democratic countries should appreciate the drive of the Kyrgyz people for freedom and democracy. It is one thing when movements take place in the Baltic countries and Eastern Europe, close to Euro-Atlantic civilizations, based on an accumulated experience of democratic development, but the Kyrgyz events took place in the center of Eurasia, a region without the traditions of democracy and the culture of tolerance of opponents. This makes me believe that the main thing about the March events in Kyrgyzstan is not the disturbances, not the looting, and not the capture of the house of government, but the lofty aspirations of the union of free citizens of the country for a new democratic order. This is indeed the manifestation of democracy.
Why did it happen in Kyrgyzstan? It seems to me that the definition of democracy that was given by the first president of the Italian republic Luidzi Einaudi: "democracy is the anarchy of spirit under the rule of law" can be applied to the Kyrgyz people, though without the phrase "the rule of law". One can say that the Kyrgyz are the main anarchists of Central Asia. The spirit of anarchy that is deeply rooted in us makes us free, but less successful in government building. We have created the strongest civil society in Central Asia, we have an active political opposition, we defend freedom of speech, we highly respect human rights, but our government institutions are still weak and create many problems.
Many people forget that the "tulip revolution" was preceded by the "silk revolution" of 1990 when the top echelon of communist nomenclature was replaced by democrats under the pressure of mass demonstrations. Then the young scientist Akaev became the symbol of the aspirations of the Kyrgyz people for freedom and new democratic reforms. Those of us who participated in the meetings against the power of communist nomenclature feel sadness and bitterness that Akaev betrayed the ideals of the Kyrgyz "silk revolution" and fled the country in disgrace.
Kyrgyzstan became the island of democracy in Central Asia. After the disintegration of the USSR and the downfall of the communist party, power belonged to the Supreme Soviet, which elected the president. Kyrgyzstan was a parliamentary republic in the beginning of its new history. But then the process of consolidation of the president's power, which swept all the CIS countries, led to the usurping of power by one clan and mass protests. So the movement to establish a parliamentary form of government in the country as an alternative to presidential power has deep roots. While in other countries of the region the president's power dominates all other branches of power, the campaign against absolutism has never ceased in Kyrgyzstan, and the search for the most appropriate form of governance continues; the form that can curb tribalism, regionalism, absolutism and corruption and that can open the way to freedom, consensus and democracy. It is possible that Kyrgyzstan will offer a model of "consensus democracy" on an equal footing with the model of "regulated or sovereign democracy" which is imposed on the CIS countries.
Thus, the aim of the revolutionary mass movement was to reform the system of power, to eliminate corruption, and to establish fair governance. But the powerful upsurge of the people has not led to the expected positive results because of the immaturity of the political elite, which instead of systematic transformations began to deal with the distribution of power along regional and clan lines. This has complicated the situation. The opposition, which united efforts to overthrow Akaev and who elected the leader from the old Soviet nomenclature, split into many groups and was thrown back to the pre-revolutionary state. The new power was unable to propose an attractive program to overcome crisis and sank quickly into corruption. We, in Kyrgyzstan, make the following comment: "they stole the revolution from the people".
What is the essence of current political processes in Kyrgyzstan? Do they pose a threat to regional stability? You might have noticed the phrase "soviet nomenclature". The fact of the matter is that the current president represents the last generation of the soviet nomenclature, which could never adapt to the new system. It adapts the new system to their mercenary interests. The current leaders of Kyrgyzstan do not want systemic changes; they adapt power to suit their interests, and the new version of the constitution adopted in December last year is good proof of it. They have adapted the notorious parliament to their dubious policies and officially acknowledged the political regionalism by creating the tandem. The judiciary branch is in fact an office that confirms the political decisions of the authorities. Coming to power under the slogans of democracy, the current leaders claim that western liberal democracy is not expedient for Kyrgyzstan. It could be so, perhaps, but the absolute power of the president and the parliament formed on the basis of corrupt elections can hardly be an alternative.
The foreign policy is likewise contradictory. It has two distinctive features: orientation towards Russia and the SCO, and an incomprehension of the role of the West. There are about half a million Kyrgyz labor migrants in Russia. The issue regarding the debt of Kyrgyzstan to Russia has not been resolved, and export to Russia is important for the economy of the country. The Kyrgyz authorities look at the USA with apprehension and distrust. There are objective and subjective reasons for this.
In the first place, the population attributes the failure of the economic policy of the previous regime to the activities of the World Bank and the IMF. The population believes that the external debt (equal to the country's GDP) is the result of the world financial institutions, which are dependent on the USA, encouraging the corrupt government. The recent national discussion regarding the country's entry into HIPC and the comments by American diplomats, which were not helpful in my view, have only contributed to a suspicious attitude towards the USA. The scandals around the American airbase are still raging. The speaker of the Kyrgyz Parliament has recently made the following statement: "The preliminary estimates show that the USA transfer more than 150 million dollars annually, but where the money goes, we still have no clue". Besides, the media published the materials of the US lawyer Liberman, who was hired by Bakiev's government to search for the concealed finances of the previous regime, from which it showed that an official of the US Embassy was involved in dubious financial transactions with Akaev's family. The Kyrgyz newspaper Litsa reports, "The USA, through indirect channels, paid bribes to the former president for deploying the US base on Kyrgyz territory by arranging exclusive rights for the sale and purchase of fuel with the firms that belonged to Akaev's son and son-in-law." Liberman claims "US money helped Akaev stay in power longer". This is the story.
Kyrgyz-American relations need to be reviewed and strengthened on a new basis. The adoption of the new strategy of US national security in March 2006, which sees the spread of democracy in the world as the cornerstone of its foreign policy, is a solid foundation for new relations. Joint support of democratic institutions and movements, and the education of a new critically minded generation in the transitional countries, are the best ways to improve relations between the states. Freedom and education can create prosperity in Central Asia.
Thus, it is clear that the new government is unable to begin to reform the country on the basis of modernization. The political fight for power, particularly after the disintegration of the Bakiev-Kulov tandem, will intensify. This will lead to the escalation of tension, the growth of regional and separatist sentiments, and even to the issue of dividing Kyrgyzstan into two states. But the achievement of Kyrgyzstan: strong civil society, total rejection of corruption and absolute power, and an active opposition will sooner place the outdated system of power in the museum of history, than allow the country to disintegrate. This is a tough, but a decisive struggle against the communist past. This is the essence of political struggle of the Kyrgyz people. Certainly, there will no bright future after it. There will be new and more complicated problems. But these will the problems of different era and of different order.
The chaotic state Kyrgyzstan is in has implications for the rest of Central Asia. One of the leaders of the opposition was right in saying that "from demonstration to demonstration the people and authorities become more and more experienced." The Kyrgyz people learn democracy in practice, and do not "prepare themselves for democracy through regulated democracy" as it is asserted in other countries of the region. But instability in Kyrgyzstan is a cause for concern and apprehension. That is why the democratic world in Central Asia prefers the Kazakh model of controlled democracy, which is similar to the development model in Singapore. This means the restriction of political freedoms and being tougher on the opposition, but at the same time liberalization of the economy and the diversion of oil dollars for social programs and the development of non-energy sectors of the economy.
Indeed, the Kazakh scenario of development is interesting because it has managed to connect energy resources, security and liberal democracy. The USA, the EU, Russia, and China recognize Kazakhstan as the regional leader.

Energy: Cure or Curse for Central Asia?
Central Asia is involved in the cold war for energy resources with more players joining in. "It is possible that in May (2007)there will be a meeting of presidents of all the countries who are interested in a large-scale project to pump oil from Kazakhstan and Azerbaijan via Georgia and Ukraine to Poland and further on to Eastern Europe", said the president of Poland Lech Kaczynski at the press-conference on the results of his talks with president of Ukraine Victor Yushchenko. Baizhanov, the press secretary of president Nazarbaev, said that Kazakhstan is ready to consider the question of its participation in the project, but will take into consideration its friendly relations with Russia. Kazakhstan's oil (where oil production will increase from 65 million tons to 130-150 million tons by 2015 when Kashagan, the largest oil field in the world among those discovered in the last 30 years with 4.8 billion tons of oil will begin its production) huge reserves of Turkmen and Uzbek gas, uranium and hydro energy in Kyrgyzstan and Tajikistan attract the attention of major world players in the energy market. In October 2006, in Dushanbe Afghanistan, Kyrgyzstan, Pakistan, and Tajikistan signed a memorandum of intention of the four countries to implement a project to sell 1000 megawatts of hydro energy if the feasibility study confirms its viability. Uncompromising struggles for energy resources put the question of the extraordinary opportunities that are open to the region on the agenda. How will they be used? Will we become victims of the competing interests of the world powers? How will it affect the domestic situation in the countries?
Let us take, as an example, two countries rich in energy resources: Kazakhstan and Uzbekistan. Embarking on the path of independence, they had an almost equal start. Today the GDP in Kazakhstan is 56 billion US dollars - $ 3717 per capita. Kazakhstan intends to double its GDP by 2008. Kazakh exports total more than 56 billion US dollars, and it leads the CIS countries in direct foreign investments per capita. It has significant economic potential and stable government institutions. The GDP in Uzbekistan is 11.7 billion US dollars and exports are 5.36 billion dollars. Thus, its GDP per capita is $ 445, 8.4 times less than in Kazakhstan.
The population of Uzbekistan is 1.5 times the population of Kazakhstan, but its agricultural production exceeds that of Kazakhstan only by 1.1 times (3,891 billion dollars against 3,417 billion dollars). So there is a significant difference in the rates of growth over the last 15 years. Why? Karimov's tactic was the government's domination of all spheres of life, while Nazarbaev, preserving the monopoly on political power, gave significant freedom to private initiatives in the economic sphere. The government in Kazakhstan, and more generally the political and economic elite, receive every year young western-educated people, who combine liberalism with nationalism. The elite in other Central Asian countries put no value on liberalism and the free market; free trade in the Fergana valley has gloomy perspectives.
The Chinese penetration is directly connected today to the Atasu-Alashenkou oil pipeline and the planned construction of other gas pipelines. Within the Shanghai Cooperation Organization, Beijing is interested in focusing on energy cooperation and in particular, on hydrocarbon reserves in Central Asia. In the middle of 2005, the Chinese state energy companies began buying the oil assets of companies in western Kazakhstan regardless of the asked price. Astana tries to block the Chinese initiatives in an effort to prevent a possible threat to energy security. Beijing also makes efforts to get Caspian gas on the Great Silk Road, and it has an agreement with Turkmenistan to receive about a third of the external supply of Turkmen gas beginning in 2009.
Beijing's activities in Central Asia worry Russia, the EU, and the USA. Russia has taken Uzbekistan back on board in order not to lose the 10 billion cubic meters of gas exported annually by the two Russian companies: Gasprom and LUKOIL. Russia is somewhat concerned about the Kazakh policy of diversification of exports, and the two countries entered into a discussion of the concept of an "energy club of SCO countries". Other countries in the region supported the idea.
Thus, it is important to know the key trends in the relation between energy, security, and democracy in Central Asia. The struggle among the powerful states can make us hostages to their needs and greed. The windfall profits contribute to a social stratification of the population with the two poles: massive affluence and mass poverty. Obviously, dictator regimes can afford to spend significant capital on repression mechanisms to safeguard their interests. Kazakhgate is only the tip of the iceberg of their energy corruption. On the other hand, the realities are such that the political elite in the countries of Central Asia, which with some exceptions for Kazakhstan, consist of an old bureaucracy with insatiable appetites that are unable at this stage to build transparent relations in such profitable sectors, or to create in a short of timespan the legislative and cultural foundation for an investment climate of equal opportunities. Based on this, what conclusions can be made?

Key trends for understanding the relationship between energy, security and democracy in Central Asia
(1) The events in Kyrgyzstan do not easily fit into conventional models of political instability in weak states. The Tulip Revolution as a continuation of the Silk Revolution in 1990 is the most significant political event in CA since the fall of the USSR. One shouldn't look at the revolution primarily through the lens of concern and apprehension. The Tulip Revolution is a true precursor to democracy in CA.
(2) The Kazakh model of constitutional authoritarianism, with the distribution of profit from oil for the improvement of living standards, infrastructure reforms, and educational programs for the younger generation, in my view, can be regarded as a realistic transitional model. Energy security in Kazakhstan based on diversification of energy flow, close cooperation with democratic countries and a successful economic development is the cornerstone of regional security and progress towards people's freedom. Support of Kazakhstan in its integration into European structures, the expansion of ties with NATO, support of the party system and opposition will contribute to the achievement of the aim for Kazakhstan to reach the level of development of an average European country in ten years. Kazakhstan has the potential for a successful and smooth transition from authoritarian rule to democracy. In the broad sense, the political elite of Kazakhstan is interested in the success of the "tulip revolution" in Kyrgyzstan. The educated population of both countries, with the potential of their culture and mentality and the experience gained during the years of independence, should move forward to freedom and democracy, overcoming hardships and difficulties because any other way would mean subjugation to the interests of powerful neighboring countries.
(3) I believe that the efforts to support civil society in Central Asia are extremely important. The policy of regulated or sovereign democracy led to pressure on NGOs in Kyrgyzstan and Kazakhstan and their almost complete closure in other countries of the region. The ordinary citizens, recipients of their services, positively assess their role in promoting self-government and political culture. Developed civil society should be regarded as a reliable factor of security and stability in the region.
(4) It is necessary that the countries of Central Asia become fully fledged participants in the international agreements in the campaign against corruption, and their anti-corruption policy should be an important condition of their participation in international economic projects.

Кочмондор дуйносунун жаны деми

Адамзаттын бїтїнд=й тарыхы – мезгил жана мейкиндиктеги к=чм=н жашоосун изд== тарыхы болуп саналат. Азыркы дїйн= жїзїн= к=з салып к=рс=ўїз – ал бир ойду к=зд=п, бейтааныш сезимдерге кызыгып, ааламды кербендери менен айланып, белгисиздикке карай жїрг=н к=чм=нд=рдї эске салгансыйт. Же андай эмеспи? Бул кыймылдын тїпкї маўызы ошол белгисиздикте жатат. Келечекте эмне болорун алдын ала билип алсаў, дїйн= барган сайын кызыксыз, жашоо маанисиз болуп калат экен. Ошондуктан ушул кїнг= чейин ошол жолоочулардын арасында жолду туура, же туура эмес тандадык деген талаш-тартыштар уланып келет. Буга мен Кудайга шїгїр дээр элем!
XXI кылымдын башы: Интернет дїйн=сї, цифралык (арип саптоо) технология =нїгїп, консьюмеризм жана Апокалипсисти тынчсыздануу менен кїтїп калдык. Ал эми кирешенин жана оюн-зооктун империясы болуп таанылган АКШ, Япония, Европа Биримдиги барган сайын жаўы ачылыштарды жасап, Кытай, Индия, же Бразилия сымал ийгиликтин жаўы изилд==чїл=рїн =зїл=рїн= жеткирб== їчїн тынымсыз кадамын шилт==д=. Ааламдашуу кылымында дїйн= жїзї мурунку стереотиптерди жокко чыгарып, салт-санаалардан алыстап, жаўы образдарга, бейтааныш нерселерге карай бет алууда. Ага жаўы каармандар, жаўы товарлар, жаўы кумар жана табышмактар керек болууда. Консьюмеризм () дїйн=сїнд= негизгиси – ээ болуу эмес, ж=н эле кызыкчылык, адамдын белгисиз нерсени билїї їчїн болгон кызыгуусу, биринчи болууну самаганы, же жок дегенде ошол биринчилердин арасында болуу. Азыркы адамга – консьюмеристке – к=бїнч= интеллектуалдык жана руханий адреналин керек. +з тагдырынын аягында ал адамзатынан жогору Ницше болуп, =з жашоосунун маўызын тїзг=н жаўы нерселерди издей баштайт. А Апокалипсис болсо – анын ошол улуу кызыкчылыктан, анын к=зї жетип турган чекти к=рїї мїмкїнчїлїгїн=н ажыратып коет деген коркунуч туудурат.
Биз, санжыралуу к=чм=нд=рдїн, тукумдары азыр жаўы дїйн=нїн босогосунда турабыз. Бул дїйн=нїн жашоочулары абдан тездик менен =з чебинин дубалдарын кыйратып, ал эми анын эшиктери дубалсыз жалгызсырап, бардык жолоочуларды =зїн= чакырып тургансыйт. Кылымдар бою кытай дубалдары, адриан валдары, рим чептери тосуп турганына к=нг=н бизге алардын мындай эшик ачаарына даяр эмес болуп чыктык. Ошондуктан жїз жылдар бою бекем чептерди кыйратып, отурукташкан элдин мизин кайрып келген к=чм=нд=рдїн улуу драмасы кайрадан башталды. Алар эми “макдональдс”, “мейсистердин” дїйн=сїн= тушугуп, келечек жолун кандай жагдайга бураарын билбей башы маў болду. Азыр татына к=рїнг=н сюрреалисттик каалгалардын артында улуттук-глобалдык образдарды тїз= алган жана алар абдан керек экенин баарын ишендире алгандар гана башкарууда. Улуттук образдар эми дїйн= жїзї боюнча їст=мдїк кылган брэнддердин ороочу кооз кагазына айланды. “Шератон”, “Хилтон”, “Сони”, “Вольво”, “Дэлл” жана “Нокиа” биздин ч=йр=нї =зг=ртїп, биздин тїшїнїк чегибизди кеўейте баштады. Алар биздин жашоого кийлигишип, ал эми кээ бирлери татынакай болуп їйїбїзг= жайгашып да алды. SISOMO концепциясы, Саатчы XXI кылымдын адамын мїн=зд=п калды. Биз эмне кылаарыбызды, кар=зг=й дїйн=г= эмне сунуштаарыбызды да билбей калдык. Биз ж=н гана керект==чї, же статист боло албайбыз. Кумарлар, буюм-тайымдар жана ачк=здїк театрында биз дагы биринчилерден болуп, таанылгыбыз келет. Азыр канчалаган тїшїнїксїз, бейтааныш тоскоолдуктардан =тїп, ушу жаўы дїйн=нїн образында =з ордубузду табууга далалаттанып атабыз.
Учурда Евразиянын классикалык к=чм=н дїйн=сїн=н болгону чоў їч анклав калды: алар - Казакстан, Монголия жана Кыргызстан. Бїгїнкї кїнд= казак талааларындагы =нїгїп келаткан нефти шаарларынан =тїп баратып, кыргыздардын тоолуу =лк=сїнїн шар сууларын кечип =тїп, Монголиянын токойлорунан саякаттап жїрїп да, ошол Улуу талааларда, тоолордо да дїйн=лїк брэнддердин ыўгайлуу жайгашып алганын к=р= алабыз. К=з ачып жумганча эле алар бизге жанаша келип калганын байкабай да калдык. Азыр эми биз да алардын образына к=н= баштадык. Батыш дїйн=сї эми ойгонуп келе жаткан =лк=л=рг= =зд=рїн к=чїрм=л=г=нг= к=нїп калды. Бирок бизге мунун кереги жок. Алар бардык нерсени универсалдаштыруу табитинен сырткары жаўы нерселерге =т= сараўдык менен мамиле кылышат. Ал бизге тигиле караганда, бизге силер кимсиўер, эмне менен келдиўер деген татаал суроону берип тургансыйт.

Чынында эле биз кимбиз? Биз эмне менен келдик?

Урал Тансыкбаевдин белгилїї сїр=тт=рїнїн биринде малахай кийген бир казак ат їстїнд= тээ талаада жер казып жаткан тракторду карап турат. Ата-бабалардан калган нерсенин бара-бара жоголуп баратканын =з к=зї менен к=рїп турган тоолуктун чынында эле жїр=гї мыкчылып, келечек эмне болор экен деген ой жїр=гїн =йїйт.
Дагы деле баягы Советтердин улуу империясынын кыйраганы кулагыбызда жаўырып, ошол катастрофанын чаўы дале бизден кете элек. Евразия ийилди, бирок сынган жок. Ал дагы жаўы ачылыштарды жасайт, дагы деле їмїтт=рдї пайда кылат. Мындай нерсе биздин узун жана чиеленишкен тарыхыбызда к=п эле ирет болгон. Кытай менен болгон кїр=шт=рд=н улам алыскы чыгыштагы хунндардын улуу империясы б=л=к салак болуп б=лїнїп, ал эми алардын тукумдары болгон – майтарылгыс гунндар болсо бир топ кылымдардан соў Европаны кайнаган элдин казанына айлантып, =т= узакка созулуп кеткен Рим империясынын отунан сууруп чыгып, ага чекит койгон. Баягы асман тїркт=рї Азия, Европа жан Африканын улуу аймактарында тїрк гендерин калтырып, Теўирчилердин санжыралуу баатырлыктарынан эстелик тургузуп кетишти. Монголдор менен тїркт=р їз=ўгїл=ш болуп, 25 жылдын ичинде байыркы римдиктер 400 жыл сарптаган аймакты =зд=рїн= каратып, дїйн= жїзї боюнча эў кїчтїї жана чоў империяны тургузушкан. Анын деми азыркы кънг= чейин сезилип тургансыйт.
Атилланын гунндары жаўы Европанын келип чыгышына тїрткї болду. К=чм=нд=рдїн тїм=н муундары менен карама-каршы турууда жана аларга кошулууда кытай цивилизациясы хунндардан тарта манжурларга чейин чыдап, чыўдалган. Чыўгызхан жана анын тукумдары Александр Македонский курган Эллинистикалык дїйн= сымал =зд=рїн= Евразия дїйн=сїн тїзїшк=н. К=чм=нд=рдїн улуу Ордосунун кыйраган калдыктарынан Россия империясы келип чыккан, Осмон империясы пайда болду, Индия ж.б. мамлекеттер тїзїлдї. Ал эми СССР к=чм=н дїйн=сїнїн бийлеп келген салты боюнча тїзїлг=н эў акыркы гиганттык империя болуп калды.
Евразия к=чм=нд=рї к=пт=г=н аймактарды ээлеп, элди кысымга алып, расаларды, маданият жана салттарды аралаштырып отуруп, миў жылдар бою дїйн=нї бийлеп келген. Алар мурда тоскоол болуп келген уруучулук, башка эл деген изоляцияны ашып =тїп, бардыгын биримдикке алып келїї їчїн чыйыр салышкан. Эмне їчїн биз бул нерсени улам эскере беребиз? Себеби, бїгїнкї оор кїнд=гї алсыздыгыбызды ата-бабаларыбыздын тону менен жаап-жашыруу їчїн эмес, биздин кербенди убакыт менен мейкиндикте кароо їчїн эскеребиз.
Убакыт келип жетти. Биз канчалаган мезгил бою ааламга да, =зїбїзг= да башка бир==нїн суук к=зд=рї менен карап келдик. Биз бул дїйн=нїн активдїї оюнчуларынан болуу менен бирге баарыбыз =зїбїз менен =зїбїз болушубуз зарыл.
Биз, жаўы дїйн=нїн ачыткысы болгон, учурдагы заўгыраган їйл=рдїн бекем пайдубалын курган, ааламдык каармандардын тукумдарыбыз. Дал ошол себептїї биз соода-финансы ааламынын ж=н гана к=чїрм=сї боло албайбыз. Биз =зїбїздїн кайталангыс экенибизди курмандыкка чалып, азыркы кїндїн маўкурту болууга эч кандай акыбыз жок. Биз артта калган жокпуз. Биздин абалыбыз да азыр мурункуга караганда ийгиликтїї, себеби глобалдык карым-катнаштар бизге эбегейсиз мїмкїнчїлїкт=рдї ачууда. Мейкиндиктерди багынтып келген ата-бабалардын тукуму болгон бизди кызыкчылыктардын, бетон дубалдар менен темир пардалардын аркасында кармап, чыгарбай келишти. Ал эми биз болсо дїйн=лїк деўгээлде болууну, алаамга їст=мдїк кылууну эўсеп келгенбиз. Лев Толстойдун: “бардыгы менде, мен бардыгындамын” деген с=зї дал ушул биз ж=нїнд=. Эми биздин да бутка тура турган мезгилибиз келип жетти.
К=пт=г=н эл =зїн дїйн= жїзїн= кантип таанытууга аракет кыларын жана улуттук образдарды адамзаты кандай кабыл аларын байкап к=рс=ўїз.
Япондор – таў калыштуу калк. Алар =зд=рїнїн эски салт-санаасын учурдагы жашоо-тиричилигинин бирден-бир ажырагыс б=лїгї катары эсептешет. Сакуранын, хризантеманын образдары, самурайдын руху алардын табитинин абдан назиктигин, тереў акылдуу жана улуттук мїн=здїн майышпас экенинен кабар берет. Япондор ата-бабаларынан мурас калган мурунку жашоо эрежелери менен, алардын к=нг=н адаты менен жашап келет. Бул адат аларды башка калктардан айырмалап турат. Бирок ошол эле убакта япондор цивилизациянын туу чокусуна жеткен, абдан ойлоп тапкыч калк. Алар бир топ кылым мурда эле глобалдык каармандар атанып, ушул кїнд= да лидердик ордун эч кимге алдырбай келет.
Кытайлар – дїйн= жїзї боюнча абдан эмгекчил катары таанылган, салтчыл калк. Алар консьюмеризм дїйн=сї кызыктырган бардык нерсени =т= тездик менен їйр=нїп, бардык нерсенин к=чїрм=сїн жасоого жетишет.Алар эч качан жаўы нерселерге таў калбайт,тескерисинче, ал нерсе биздин тарыхта мурда болуп =тк=н деп айтышат. Ошентсе да алар улам бир жаўы укмуштары менен дїйн= жїзїн таў калтырып келет. Ошондуктан дїйн= жїзї ага там берип, ошол эле мезгилде чоочуркап турат. Эў негизгиси бардыгы аны менен эсептешип турганында.
Орустар – ызгаардуу кышты, каардуу аюуну жана назик орус балетин элестетет. Орустар катуулугу жана табышмактуу к=рїнг=нї менен =зїн=н оолактатып турат. Бирок бийик деўгээлдеги искусствосу жана адамга тереў боорукерлик менен караган XIX кылымдын адабияты, чынында эле орус адамына чыныгы урмат менен мамиле кылууга тїрткї кылат. Орустардын даўкы алардын аскерлери же танкалары, ракета менен диктаторлорунда эмес, алардын улуу ойчулдары, жазуучулары, артистери, сїр=тчїл=рїнд=. Анткени алар гумандуулуктун улуу маданиятын тургузушкан.
Казактар - учурда батыш =лк=л=рїнїн таанымал гезиттерине нефть, тїстїї металлдары туурасында макалаларды чыгаруу їчїн канчалаган финансы каражаттарын сарптап жатат. Бул нерсе инвесторлорго, дїйн=лїк нефтибарондорго кызыктуу. Ал эми калган эл кантет? Казактар тилин салаўдатып турган консьюмеритске эмне сунуш кыла алат? А кыргызчы? Ал эмнеси менен кызыктуу болушу мїмкїн? Монголчу? Мына, чыныгы чакырык жана трагедия ушунда – сага эмес, сенин таманыўдын алдында эмне бар экенине кызыкканында. +лк= калкы жана маданияты менен эмес, кен байлыктар менен таанымал болгону - бул абдан коркунучтуу.
Соода жана туризм, Интернет жана ааламдашкан телек=рс=тїї к=зїбїздї ачып, бизди глобалдык адамдарга айлантып жатат. Америкалыктарга таанымал болгон Жаўы аалам эми Эски ааламдын образында жаўы мъмкънчълъкт=рдъ издеп жатат. “Король Артур” жана “Да Винфи коду” мына ушулар туурасында. Эскирип бараткан Европа дале болсо тиричиликтин жана канааттануунун маанисин классикалык маданияттан таап, байыркы элдердин тарыхы менен маданиятына кайрылган учурлары к=п. +нїгїп келаткан =лк=л=рг=, жаўычылыдыкка болгон кызыгуу жакынкы мезгилден бери эле башталды. Малайзия =зїн чыныгы Азия катары к=рг=зс=, Япония менен Тїштїк Корея футболдук держава жана азыркы кїнд=гї искусствонун аянты болууга далалаттанууда. Индия - байыркы маданияттын бешиги – бара-бара жаўы маалымат технологиялары, кино=ндїрїш, мода =ндїрїшї менен дїйн=лїк керект==чїл=рдї =зїн= тартууда. Мурда Николь Кидман, Рассел Кроу сымал артисттери менен таанылып келген Австралия эми Олимпиада оюндарынан соў аты чыгууда. Жаўы Зеландия “Шакектер ээси” аттуу акыркы он жылдагы эў к=п к=рїлг=н тасма тартылгандан кийин =лк= катары саякатчылардын кызыгуусун арттырды. Мына ушуну укмуш десе болот! Анткени бул тасма, искусствонун улуу жетишкендиги, баягы сан жеткис санжырага айланган рекламалык роликтерди чыгарып, “Экономист” журналына макалаларды, статистикалык к=рс=ткїчт=рдї жарыялаганга караганда, бул тасма =лк=г= жана элге болгон кызыгууну миллион эсе арттырды. Маданият жана уникалдуу образдар – мына ушулар адамзатын =зїн= тартат.
Планета боюнча камерага тїшп=й калган жерлер к=п эмес. Аз, бирок бар. Ал – Улуу Талаа. Биз к=пк= чейин к=мїск=д= калдык, азыр деле таанылбай келебиз. Лев Николаевия Гумилев мындай жагдайдын себептерин =зїнїн “Кара санжыра” аттуу китебинде ачып берген. Ошол эле мезгилде улуу номаддардын азыркы тукумдары Чыўгызхандын мурастары ж=нїнд= маанисиз талаш-тартышка тїшїп келет. Тукумдар майда болуп кетишти. Азыр эмне маанилїї: Улуу Талаанын санжыралуу адамдарынын маданиятын азыркы учурга кызыктуу кылып таанытуубу, же кайсы улутка тиешелїї экенин талашып-тартышуубу? Алардын баардыгы биздин ата-бабалардын мекени болгон Улуу Талаанын уулдары жана кыздары. Бизге чектелген сандагы патриоттор аз келгенсип, аларга эми ааламды дїўгїр=тк=н улуу инсандарды к==л=п, жектеп, кїн==л=п жаткан жалган гуманисттер менен жомокчулар да кошулуп жатат. Биздин ата-бабаларыбыздын руху аларга же буларга эч кандай муктаждыгы жок. Бардыгы =з мезгилинин мыйзамдары менен жашап келген. Маселен, Александр Македонский менен Улуу Карлды даўктап, алар менен сыймыктанып жатып, ошол эле учурда Атилла менен Чыўгызханды каралаганда, акыйкаттык болбойт.
Батышта Чыўгызханга жана анын империясына болгон кызыгуулар барган сайын артууда. Ал туурасында китептер жазылып, тасмалар тартылып, ар кандай гипотезалар орун алып келїїд=. Атилланын образы к=пчїлїк европа жана америкалык жазуучуларды али да болсо суктандырып келет. Борбордук башкаруусу кїчтїї болгон к=чм=нд=р кантип эбегейсиз зор империяны тургузганы, алар ким болгон, эмнеге ишенишкен, кимди жактырышкан, кантип к=з жумушкан мына ушулардын баардыгы жазуучуларды кызыктырат. Чындыгында карап к=рс=ўїз, биздин алдыбызга кандай гана мїмкїнчїлїкт=р ачылып жатат! Биз ушул кызыгууну пайдаланып калышыбыз керек. Бир убакта биздин ата-бабаларды жалган жалаадан ак чыгарып, биздин улуу тарыхыбыз туурасында =т= кымбат маалыматтарды сактап калган Л.Н.Гумилевдун айткан с=зд=рїн= биз маани бербей, аны колдобой коюп, чоў катачылык кетирген элек. Эми миўдеген жылдарды ичине камтыган к=чм=нд=рдїн драмасы =зїнїн В.Шекспирин, Л.Толстойун, Стивен Спилбергин. Мэл Гибсонун кїтїп жатат. К=чм=нд=рдїн бай драмалык образдары, трагедиялары жана балладалары =з саатын кїтїп жатат. Ал саат с=зсїз келет! Ошол себептен глобалдык каармандардын образдарын – улуу к=чм=нд=рдї жана алардын маданиятын татынакай жана акыл менен тескеп чыгуу керек.
Тимур менен Тохтамыштын, Шакарим менен Токтогулдын образдарында кандай гана уникалдуу адабий жана кинематографиялык материалдар жатат, ал эми монголдордун теўдешсиз тарыхы – бул деген кассалык триллердин даяр эпикалык сценарийи десек болот. Бирок биз дале болсо =зїбїздїн тарыхыбызды, маданиятыбызды чектеп, чиелештирип, алдап келебиз. Улуу Талаада ыўгайлуу туризмди уюштурса, ал маданий-тарыхый компонентсиз эч кандай деле глобалдык кызыгууну жаратпайт.
Азыр Чыўгызхан жана анын империясы – бул дїйн= жїзїнд= тарыхый-маданий бренд болуп саналат. Карап к=рїўїзчї, ал туурасында канчалаган маалымат бар. Казакстан, Кыргызстан жана Монголия =зд=рїн улуу к=чм=н империянын тукумдары катары к=рс=тс= болмок. Ал эми бул долбоордун маданий бычымы оригиналдуу жана кайталангыс болушу керек: айбандар стили к=рк=м жана динамикалык тїрд= сїр=тт=лїп, орнаменттер, акындар жана жырау искусствосу, акылман салт-санаалар жана їрп-адаттар к=рс=тїлїшї зарыл. Качан гана салт-санаалар менен модернизм (жаўычылдык – ред.) жанаша болгондо гана биздин маданият абдан кызыктуу болот. Ал эми к=чм=нд=рдїн салттык кийимдери азыркы кутурьелердин () эмгеги менен жасалгаланып, азыркы мода дїйн=сїнд= чоў жаўылык болушу мїмкїн.
Негизги кыргыз долбоору, менин к=з карашымда, эркин Ала-Тоолуктардын уникалдуу маданияты, байыркы тарыхы жана укмуштай табияты менен байланышкан образы аркылуу ачылышы керек. Азыркы кыргыздар – улуу хунндардын, улуу тїркт=рдїн, эркиндикти сїйг=н евроазия кыргыздарынын тукумдары, б.а. =тк=н кылымдын глобалдуу каармандары болуп саналат. Улуу Талаанын басымдуу б=лїгї XIX кылымга чейин Кыргыз талаасы деп аталган. Ошондуктан биз =з байлыктарыбызды баалай билип, аларды биздин барчылык жашообуздун булагы катары к=рїшїбїз абзел. Режиссерлорго, сїр=тчїл=рг=, артисттерге бул тарыхый-маданий образдардарды ачып берїїг= жардам берїї керек.
Ушундай тарыхый-маданий долбоорлордун негизинде социалдык-саясий жана футурологиялык таасирлїї моделдерди ойлоп табууга болот. Маселен, Казахстан – Евразиядагы барчылык жашоонун учурдагы талаа империясы! Эмнеге болбойт экен? Кыргызстан – эркин тоолуктардын биримдиги. Башка бир==л=рдїн тажрыйбаларын к=чїрм=л=б=ст=н, =зїнїн салттуу бийл== жана башкаруусунун негизинде кыргыздар, ачык, таасирлїї башкаруучу мамлекетти тїз= алышат. Ал эми Монголия дїйн= жїзїн= парламентаризмдин талаа вариантын сунуштай алат.
Маданиятты ачып берїї, аны бийиктикке к=т=рїї - тереў геосаясий мааниге ээ. Учурда биз ушунчалык тез =нїгїп жаткан Кытай, =з кїчїн калыбына келтирип жаткан Россия жана жыш калктуу радикалдуу к=з караштагы тынчыбаган ислам дїйн=сїнїн курчоосунда турабыз. Батыш болбой эле евро-атлантика тарапка тартып жатат. Табият ресурстары, экономика, саясий институттар эмес, бизди маданияттын =нїгїшї гана ассимиляциядан, глобалдашуунун терс таасирлеринен сактап кала алат. Биз мындай коркунучтар менен алгачкы жолу бетме-бет келип турган жокпуз. К=чм=нд=рдїн кїчї, бийлигинин негизи - алардын рухий дїйн=сїнїн бай болгондугунда. Алар дїйн= жїзїн= =зд=рїн кеў пейил, бийик инсан катары таанытышкан. К=чм=нд=р миўдеген жылдар бою Тїштїк Азия, Жакынкы Чыгыш, Европа, Алыскы Чыгыш =лк=л=рїн бийлеп келген. Алар азыр кайда? Алардын тукумдары ким? Улут качан гана =з маданиятын =нїктїрїїнї унутуп, башка бир==л=рдїн таасирине кирип кеткенде, башка элдин ичине сиўип жок болуп кеткен. Египетте Бейбарс султан менен мамлюктардан болгону мечиттер менен санжыралар гана калган. Ал эми Кутбедин Айбек менен Улуу моголдордон заўгыраган имараттардын кыйраган калдыктары калган. Атилла багынткан Алтын Ордонун аристократ тукумдары жана эркин баатыр казактардын тукуму венгрлер болсо, орус дворяндарына айланып, орус казак армиясына кошулуп кеткен.
Ооба, алар чоў мейкиндиктин оор аба ырайына бат ыўгайлашып кеткен, бирок бийликтин к=пк= созулганы алардагы убакыт жана жаўычылдыкка болгон сезидерин мокотуп койгон. К=чм=нд=р убакытка сиўип, ошол боюнча =тк=н заманда кала берген. Мурда алардын кїч-кубатынын негизги булагы болгон нерсе кийинчерээк алардын жеўилїїсїн= себепкер болгон. Алар корабль куруп, паровоз, автомобиль чыгарып, “максим” пулеметун ойлоп тапкандардан артта калып, жолдору б=г=лїп калган. Жаўы к=чм=нд=р техника менен технологияны токуп, дїйн=нї =з каалоосуна ылайыкташтырып алды.
Ал эми к=чм=нд=рдїн эзелки жашоосу ошол эзелки мезгилде кала бердиби, же али да кеч эмеспи? Албетте кеч эмес. К=чм=нд=р дїйн=сї тїйїлдїгїнд= эле бардык адамзатта болгон нерсеге – ал адамзаттын белгисиз, ошол эле мезгилде майтарылгыс рухий кїчїн= ишенген. XXI кылымдын маданий жана рухий кени – к=чм=н дїйн= боло алат жана болушу керек.