Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

суббота, 27 октября 2007 г.

Новое дыхание кочевого мира (эссе)



Бакыт Бешимов, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол, ныне вице-президент Американского университета Центральной Азии в представлении не нуждается. Он часто выступает на страницах печати, озвучивая собственную точку зрения на те или иные общественно-политические процессы.

Это эссе, по словам Бакыта Бешимова, написано для того, чтобы попытаться осмыслить концептуальный подход к тому, как наша страна должна позиционировать себя миру в эпоху глобализации и консьюмеризма (консьюмеризм – фр. consumerisme – организованное движение граждан и государственных органов за расширение прав и влияния покупателей в отношении к продавцам).

Статья "Новое дыхание кочевого мира" была опубликована в московском академическом бизнес-журнале "Экономические стратегии". Предлагаем читателям ИА "24.kg" эссе Бакыта Бешимова без сокращений.

>"Вся история человека – это история его кочевания во времени и пространстве в поисках самого себя. Посмотрите на современный мир – разве он не напоминает вам караваны кочевников, путешествующих во вселенной? Единый в порыве, обуреваемый страстями и любопытством, многоголосый караван движется в неизвестность. В этой самой неизвестности и есть главный смысл движения. Мир перестает быть интересным, а жизнь не имеет смысла, если мы заранее знаем что впереди. Поэтому не прекращаются споры о правильности выбранного пути и нет согласия между путниками. И, слава Богу!

Начало ХХI века: мир Интернета, цифровых технологий, консьюмеризма и тревожное ожидание Апокалипсиса. Империи прибыли и развлечений США, Япония, Европейский Союз ускоряют шаг, с опасением оглядываясь на новых искателей успеха – Китай, Индию и Бразилию. Мир в век глобализации стирает стереотипы, ломает традиции, ищет новые образы, жаждет неизведанного. Ему нужны новые герои, новые товары, новые страсти и новые загадки. Главное в мире консьюмеризма это не обладание, а интерес, это извечное любопытство человека познать доселе неизвестное, быть первым или, по крайней мере среди первых. Современному человеку – консьюмеристу - хочется больше интеллектуального и духовного адреналина. В ожидании заката своей судьбы, он хочет быть сверхчеловеком Ницше, и отчаянно ищет новый смысл своему существованию. Апокалипсис это его боязнь лишиться великого интереса и шанса заглянуть за видимый горизонт.

Мы, потомки легендарных кочевников оказались у ворот нового мира. Жители этого мира стремительно разрушают стены своих крепостей и уже их ворота символически стоят одиноко без стен, приглашая всех путников. Мы привыкли, что они веками отгораживались от нас китайскими стенами, адриановыми валами и римскими крепостями и оказались не готовыми к их открытости. Заново разворачивается великая драма кочевника, тысячелетиями крушившего непробиваемые стены, великолепно укрощавшего агрессивный пыл оседлых народов и теперь растерянно раздумывающего о своем пути на пороге мира "макдональдсов" и "мейсисов".

За сюрреалистическими воротами, красивым с виду миром, управляют те, кто смог создать национально-глобальные образы и убедил весь мир в их необходимости. Национальные образы по всему миру стали красивой привлекательной оберточной бумагой господствующих брэндов. "Шератоны" и "Хилтоны", "Сони" и "Вольво", "Дэлл" и "Нокиа" изменили нашу среду и раздвигают границы нашего понимания. Они вошли в нашу жизнь, а многие комфортно расположились в наших домах. Концепция SISOMO – среда, звуки и движение управляющего Саатчи/Саатчи стала важной характеристикой человека ХХI века. Мы стоим в растерянности и не знаем, что предложить алчному миру. Мы не можем быть просто потребителями и статистами. В этом театре страстей, вещей и тщеславия мы хотим добиться признания, стать узнаваемыми. В который раз мы пытаемся преодолеть непонятные засады и найти свое место в образах нового мира.

От классического кочевого мира Евразии ныне остались три больших анклава: Казахстан, Монголия и Кыргызстан да островки по краям некогда Великой Степи. Сегодня, проезжая через растущие нефтегорода в казахской степи, пересекая бурные реки горной страны кыргызов, путешествуя по лесистым холмам Монголии, мы можем увидеть, как мировые брэнды по хозяйски устроились в Великой Степи. Не успели мы подумать о приветствии, с которым выйдем в новый мир, как он уже в нас самих. Мы уже начали вкушать их блага и привыкать к их образам. Западный мир привык штамповать свои копии среди просыпающихся народов. Но не это нам нужно. У этого мира помимо аппетита к универсальному, есть жадный интерес к новому. Согласитесь, когда он пристально смотрит на нас, нам кажется, что он задает трудный для нас вопрос: кто вы и с чем пришли?

И действительно, кто мы и с чем мы здесь?

На одном из знаменитых полотен Урала Тансыкбаева казах на коне в малахае смотрит на ковыльную степь, которую распахивает трактор. Щемящая тоска по исчезающему миру предков охватывает сердце степняка, и непонятная тревога за будущее бередит его душу.

Мы еще слышим грохот развала великой империи Советов, на нас еще пыль этой катастрофы. Евразия надломилась, но не пропала. Она даст новые всходы, и появятся надежды. Это уже было много раз в нашей долгой и запутанной истории. В противоборстве с Китаем разорвалась когда-то на куски великая империя хуннов на далеком Востоке и в могучем порыве ее наследники - неукротимые гунны через несколько веков, превратили Европу в огромный котел народов и поставили последнюю точку в затянувшейся агонии Римской империи. Ушли в небытие небесные тюрки, оставив на огромных просторах Азии, Европы и Африки тюркские гены и память о легендарной отваге приверженцев Тенгри. Монголы и тюрки, стремя к стремени, за 25 лет покорили территорию, на равную которой древние римляне затратили 400 лет и создали самую могучую и обширную империю в мире, дыхание которой ощущается и поныне.

Гунны Атиллы дали толчок новой Европе, в противоборстве и смешении с бесчисленными поколениями кочевников, начиная от хуннов и заканчивая маньчжурами, выстояла и окрепла китайская цивилизация. Чингисхан и его потомки создали мир Евразии, подобно тому, как Александр Македонский - эллинистический мир. Из гигантских разломов великой орды кочевников выросла Российская империя, появилась империя османов, образовалась современная Индия, и множество других государств. СССР был последней гигантской империей, созданной на властных традициях кочевого мира.

Тысячелетиями кочевники Евразии господствовали в мире, стремительно покоряя огромные пространства, сдвигая народы к великому переселению, смешивая расы и народы, культуры и традиции. Они преодолели изоляцию между родами и народами, проложили путь от разобщенности к единству. Для чего мы в который раз вспоминаем об этом? Нет, не для того, чтобы сегодняшнее свое бессилие перед суровыми вызовами прикрыть величественными одеждами предков. А чтобы иначе посмотреть на наш караван во времени и пространстве.

Пора. Мы так долго смотрели на мир и самих себя чужими недобрыми глазами. Нам следует быть активными игроками этого мира, но при этом оставаться самими собой.

Мы потомки глобальных игроков, которые были дрожжами нового мира, творцами крепких фундаментов великолепных зданий современности. Именно поэтому мы не можем быть блеклыми копиями торгово-финансового мира, мы не имеем права принести в жертву свою неповторимость и стать современными манкуртами. Мы не отстали, и положение наше как никогда блестящее, ибо мир глобальных отношений открывает нам невиданные возможности. Границы и линии интересов, бетонные стены и железные занавеси долго держали нас, потомков покорителей пространств и страстных любителей новых ощущений, в гнетущей изоляции. Мы же были поклонниками Мирового замаха, вселенского величия. Это о нас Лев Толстой сказал: все во мне и я во всем. Настал и наш час встать во весь рост.

Обратите внимание, как многие народы презентуют себя миру и как человечество реагирует на национальные образы. Японцы – удивительная нация, которая свои старые традиции сделала неотъемлемой и необходимой частью своей современной жизни. Образы сакуры, хризантемы и дух самурая подчеркивают тонкость вкуса, изощренность мысли и непоколебимость в характере нации. Японцы продолжают строго следовать старым правилам жизни, установленным их предками, их привычки и отношения в обществе разительно отличают их от других народов, но в то же время это суперсовременная изобретательная нация, пользующаяся всеми благами цивилизации. Они стали глобальными игроками несколько веков назад и прочно удерживают свои лидирующие позиции.

Китайцы - великие труженики в мире, строгие традиционалисты, стремительно осваивающие и копирующие все, что интересует мир консьюмеризма. Они не теряются перед новым, а говорят, что это уже было в их бесконечной истории. Тем не менее, сбивая всех с толку, продолжают удивлять мир все новыми и новыми чудесами. Поэтому мир восхищается ими, но и очень опасается их. И главное считается с ними.

Русские - это холодная зима, беспокойный медведь и изящный русский балет. Суровость и загадочность русских настораживает, но высокое искусство и проникнутая глубоким состраданием к человеку литература ХIХ века вызывают чувство истинного уважения к русскому человеку. Слава русских не в их армии и танках, ракетах и диктаторах, а в их мыслителях, писателях, артистах и живописцах, которые создали великую культуру гуманизма.

Казахи сейчас тратят огромные финансовые средства на размещение в ведущих западных газетах обширных материалов о своей нефти, цветных металлах. Это интересно инвесторам и мировым нефтебаронам… А как насчет остального человечества? Что могут казахи предложить жаждущему консьюмеристу? А чем может быть интересен кыргыз пресыщенному миру? А монгол? Вот настоящие вызов и трагедия – когда интересуются не тобой, а тем, что лежит в земле у тебя под ногами. Это страшно, когда страна известна не людьми и их культурой, а полезными ископаемыми.

Торговля и туризм, Интернет и глобальное телевидение раскрывают нам глаза на все и превращают нас в глобальных людей. Новый Свет, ведомый американцами, уже ищет в образах Старого Света новые возможности. "Король Артур" и "Код да Винчи" как раз об этом. Стареющая Европа все еще находит смысл бытия и удовольствие в классической культуре и пытается делать короткие забеги в историю и культуру древних народов. Недавно появился и стал устойчивым интерес к новым, растущим странам. Малайзия преподносит себя как настоящую Азию, Япония и Южная Корея пытаются стать футбольными державами и площадкой современного искусства. Индия – колыбель древней культуры - постепенно завоевывает мирового потребителя при помощи современных информационных технологий, быстро растущей киноиндустрии и индустрии моды. Австралию, которую знают как родину культовых артистов Николь Кидман и Рассела Кроу, полюбили после Олимпийских игр. Новая Зеландия, где проходили натурные съемки "Властелина колец", самого кассового кинофильма последнего десятилетия, глубоко запала в души всех странников мира. Вот что поразительно и восхитительно! Один фильм, один выдающийся акт высокого искусства, современная звезда могут вызвать интереса к стране и народу в миллион раз больший, чем бесчисленные мифологизированные рекламные ролики, статьи и статистические данные в журнале "Экономист". Культура и уникальные образы – вот что притягивает внимание человечества.

На планете мало мест, ни разу не попадавших в объектив вездесущей кинокамеры. Мало, но они есть. Это Великая Степь. Мы очень долго пребывали в забвении, незнакомы остальному миру и сейчас. Лев Николаевич Гумилев подробно разъяснил причины этого в своей книге "Черная легенда". К тому же нынешние потомки великих номадов ведут бессмысленный спор о наследии Чингисхана. Обмельчали потомки. Что важнее: красочно и привлекательно для современного мира раскрыть и преподнести самобытную культуру легендарных людей Великой Степи или продолжать спорить об их национальной принадлежности? Все они были сыновьями и дочерьми Великой Степи – родины наших предков. Мало нам ограниченных патриотов, к ним в подмогу спешат псевдогуманисты, и мифотворцы, пытающиеся задним числом осуждать или возвышать великих потрясателей вселенной. Ни в тех, ни в других духи наших предков не нуждаются. Они жили по законам своего времени. Несправедливо восхищаться Александром Македонским и Карлом Великим и предавать анафеме Атиллу и Чингисхана.

На Западе растет интерес к империи и личности Чингисхана: выходят книги, снимаются фильмы, выдвигаются гипотезы. Образ Атиллы продолжает занимать и восхищать многих европейских и американских писателей. Их интересует, как кочевники смогли создать обширнейшие империи со строго централизованным управлением, кто они были, во что верили, кого любили и как умирали. Посмотрите, какие возможности раскрываются перед нами! Мы обязаны использовать эту волну интереса. Когда-то мы уже совершили непростительную ошибку, не поддержав словом и делом Л.Н.Гумилева, защищавшего наших предков от клеветы, и сохранившего бесценные сведения о нашей великой истории. Тысячелетняя драма кочевников ждет своего Шекспира и Льва Толстого, Стивена Спилберга и Мэла Гибсона. Богатый на драматические образы, трагедии и баллады мир кочевников ждет своего часа и он непременно наступит! Поэтому надо красиво и умно раскручивать образ глобальных игроков – великих кочевников и их культуры.

Какой уникальный литературный и кинематографический материал кроется в образах Тимура и Тохтамыша, Шакарима и Токтогула, а сокровенная история монголов - это готовый эпический сценарий кассового триллера. Но мы продолжаем держать свою историю и культуру в гетто – ограничив, запутав и оболгав. Комфортный туризм по Великой Степи быстро выдохнется и не вызовет глобального интереса без солидного культурно-исторического компонента.

Ныне Чингисхан и его империя это историко-культурный бренд в мире. Посмотрите, сколько информации об этом. Казахстан, Кыргызстан и Монголия могли бы позиционировать себя как последние остатки великих кочевых империй. Культурный покров этого проекта должен быть оригинальным и неповторимым: удивительно выразительный и динамичный звериный стиль, орнаменталистика, искусство акынов и жырау, мудрые традиции и обычаи. Культура наша имеет смысл как неразрывное сплетение традиций и модернизма - только в этом сочетании она будет интересна остальному миру. А традиционная одежда кочевников, преображенная искусными кутюрье, может вызвать фурор в мире современной моды.

Главный кыргызский проект, на мой взгляд, должен состоять в раскручивании образа свободной страны горцев Ала-Тоо с уникальной культурой, древней историей и чудесной природой. Современные кыргызы - потомки великих хуннов, величественных тюрков и свободолюбивых евроазийских кыргызов – то есть глобальных игроков прошлого тысячелетия. Большая часть Великой Степи до ХIХ века называлась кыргызской степью. Мы должны научиться ценить свои богатства, рассматривать их как источник нашего благополучия. Надо помогать режиссерам, художникам, артистам раскрывать эти историко-культурные образы.

На основе таких историко-культурных проектов можно создавать эффективные социально-политические и футурологические модели. Например, Казахстан – современная степная империя благополучия в Евразии! Почему бы и нет? Кыргызстан – союз свободных горцев. Не копируя полностью чужой опыт, на основе своих традиций власти и управления кыргызы могут построить открытое, эффективно управляемое государство. Монголия может преподнести миру степной вариант парламентаризма.

Раскрытие и возвеличивание культуры имеет и глубокий геополитический смысл. Мы находимся между стремительно растущим Китаем, восстанавливающей свои силы Россией, многолюдным радикально настроенным и беспокойным миром ислама. Запад упорно тянет в сторону евро-атлантического выбора. Ни природные ресурсы, ни экономика, ни политические институты, а только развитие культуры может спасти нас от ассимиляции, негативного влияния глобализации. Не первый раз мы сталкиваемся с такой угрозой. Основой могущества и господства кочевников была богатая духовная культура. Они представляли себя миру как благородные и возвышенные люди. Кочевники столетиями управляли в странах Южной Азии, Ближнего Востока, Европы, Дальнего Востока. Где они сейчас? Кто их потомки? Как только они переставали обращать внимание на развитие своей культуры и подпадали под влияние чужой, так полностью растворялись в других народах. От султана Бейбарса и мамлюков в Египте остались только мечети и легенды, от Кутбедина Айбека и Великих Моголов величественные дворцы и развалины, имя Аттилы сохранили покоренные им венгры, потомки аристократов Золотой Орды и вольных батыров – казаков стали русскими дворянами и влились в русское казачье войско.

Да, они удачно приспособились к огромным пространствам с суровым климатом, но долгое господство притупило у них чувство времени и новизны. Кочевники потерялись во времени, они остались в прошлом. То что, когда-то было источником их силы, стало причиной их поражения. Они уступили тем, кто построил корабли, создал паровоз и автомобиль, придумал пулемет "максим" и опутал мир своими дорогами. Новые кочевники оседлали технику и технологии и формируют мир на свой лад.

Ушел ли мир кочевников навсегда в прошлое или у него есть шанс? Шанс есть. Мир кочевников в зародыше имел то, что присуще всему человечеству – стремление к неизведанному и непоколебимую веру в силу человеческого духа. Культурным и духовным сокровищем ХХI века может и должен стать новый кочевой мир".
08/05-2007

Источник - ИА "24.kg"
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1178879400

Комментариев нет: