Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

суббота, 27 октября 2007 г.

Кыргызский «кроссворд»

Страна парадоксов.

Кыргызстан - удивительная страна в постсоветской Центральной Азии. Историческая драма в этой стране полна конфликтов и острых сюжетов, загадок и мифов, в ней больше вопросов, нежели ответов.

Самое открытое в регионе государство с сильным гражданским обществом и свободой слова. В то же время это самая дезорганизованная страна со слабыми государственными институтами и неэффективным чиновничьим аппаратом.

По оценкам многих экспертов, Кыргызстан за 15 лет по существу как государство не состоялся. Он до сих пор чётко не определился с основными внутренними и внешними векторами развития.

Кыргызстан первым из постсоветских государств ввёл свою национальную валюту и вступил в ВТО, приступил к приватизации земли. Но преимущества, полученные в результате некоторых из этих шагов, пока ещё не очевидны. Экономика шаткая и уязвимая для серьёзных внешних факторов и к тому же поражена коррупцией. Государство реально не в состоянии управлять своим огромным внешним долгом и поэтому находится в полной зависимости от стран-доноров и мировых финансовых институтов.

Находчивые и динамичные кыргызстанские предприниматели занимают существующие ниши в среднем и мелком бизнесе Казахстана и России, далеко опередив в понимании механизмов рыночной экономики активную часть населения Узбекистана и Таджикистана. В массовом порядке продолжают покидать страну в поисках лучшей доли наиболее трудоспособные граждане. Благодаря их денежным переводам на родину в сумме более $500 млн. долларов ежегодно, продолжают держаться на плаву, а иногда даже развиваются некоторые экономические и социальные проекты.

Население Кыргызстана сильно политизировано, а наиболее активная его часть постоянно участвует в массовых политических акциях и препятствует установлению авторитарного правления. Это единственная страна в регионе, где под силовым давлением населения свершилась смена власти, - в событиях марта 2005 года причудливо переплелись элементы революции и контрреволюции, государственного переворота и конституционной передачи власти.

Народ страны политически разделен на два региона, но един в своём порыве к лучшим переменам. Экономически активное население страны кормит власть, потеряв все надежды на её помощь, а власть неуклонно повышает свой жизненный уровень за счёт народа, не понимая, чем и как ему помочь существенно. Кыргызстан - это страна парадоксов, в которой может произойти самое неожиданное.

Уроки 15 лет и 2005 года.

В первые годы независимости преобладало убеждение, что страна встала на путь благоденствия, и ожидания были высокими. Участие населения в политике и экономической жизни становилось всё более активным, что в итоге привело к появлению оппозиции и формированию частного сектора.

Вместо системного и последовательного реформирования политической системы с целью повышения эффективности всей государственной власти была предпринята попытка установить клановое правление во главе одной семьи. Это закономерно способствовало появлению трёх угрожающих тенденций: 1) росту коррумпированности всей государственной власти и системы управления общественными делами, 2) углублению кризиса в отношениях между исполнительной властью и парламентом, 3) падению морального и профессионального авторитета судебной власти.

Теневая экономика стала почти соразмерна официальной. Чванливый, праздный образ жизни коррумпированного чиновничества и новой буржуазии способствовал быстрой инфляции духовно-моральных ценностей общества, что привело к нравственному разложению большинства населения, которое начало жить по принципу «всё покупается и продаётся». В обществе возобладала психология воров, проходимцев и временщиков. Выборы всех уровней превратились в бесстыдную торговлю и открыли дорогу посредственным политикам без морали и принципов.

Страна к 2005 году имела бессменного президента, множество премьер-министров, спикеров, оппозиционных политиков, но так и не увидела истинного лидера нации.

Это необходимо подчёркнуть, поскольку фактор лидерства играет решающую роль в судьбе любого государства. Об этом говорит история как успешных, так и обанкротившихся стран, особенно это видно на примере современной истории посткоммунистических стран.

После развала СССР единственным источником формирования правящего слоя оставалась партийно-советская номенклатура. Раскол верхушки Компартии Кыргызстана в 1991 году свидетельствовал об отсутствии сильного лидера и открытом выходе на арену политики регионализма. Поэтому пост президента занял выходец из средних слоёв номенклатуры, которому удалось на первых порах ввести в заблуждение общественность путём позиционирования себя как демократа и прогрессивного лидера.

Под шум антикоммунистической риторики из политической жизни устранялась верхушка номенклатуры, и был сформирован другой источник кадров - из гремучей смеси кровных родственников, представителей средних слоев номенклатуры и научной интеллигенции.

При этом единственным и главным признаком востребованности во власть стала полная покорность и личная преданность президенту и его семье. Неудивительно, что этот признак стал одновременно как основой укрепления семейного правления, так и разложения правящей верхушки. За густой завесой из громких обещаний и бесчисленных планов большинство народа не заметило, как страна попала в долговую кабалу.

Уникальные недра и богатства Кыргызстана стали объектом бесстыдной эксплуатации, грабежа и средством торговли для власть имущих и их приближенных. В условиях роста недовольства населения способом управления страной и личностными качествами президента и его близкого окружения формировалась кыргызская оппозиция.

Первый слой оппозиционеров составили представители интеллигенции, которые активно занялись политической деятельностью во время перестройки. Затем ряды оппозиции расширялись выходцами из маргинальных слоёв населения. Видимо, социальное происхождение и уровень политической культуры политической элиты стали причиной появления двух типов оппозиции: идейной и псевдооппозиции.

Все псевдооппозиционеры выросли только на основе протеста против хозяина «Белого дома» и его политики. Ими всегда двигал только один интерес – любым путём попасть во власть. Их ряды время от времени продолжают пополняться теми, кто лишается возможности обогащаться за счёт народа. Тем более что народ уже не особо обращает внимание на сомнительное происхождение богатства политиков. Таким политикам никогда не был присущ идеализм.

Поэтому не случайно сегодня некоторые из них, имея рычаги государственного управления, не могут изменить к лучшему суть власти и являются зеркальным отражением своих вчерашних противников. Поэтому закономерно, что собственность переходит от проигравших к победившим.

Было бы утопией ожидать от псевдооппозиционеров политического конструктивизма в форме разработки альтернативных проектов развития страны или идеологического позитивизма.

С другой стороны, политики, имеющие определенную политическую философию и демократические убеждения, не смогли объединиться и связать свои политические цели с надеждами простого народа. А сегодня они пребывают в отчаянных поисках лекарства против болезни регионализма, чтобы найти путь к широким массам. Им не удаётся свой идеализм сделать философией масс.

Таким образом, кыргызские оппозиционеры, не имея чёткого политического плана, в отсутствии единства и сплоченности на основе принципов, а также лидера с твердыми демократическими убеждениями не смогли сыграть решающую историческую роль. Когда протестующие массы в марте 2005 года вытолкнули их на вершину политической пирамиды, предоставив им редкий шанс стать творцами лучшей истории своего народа, они им не воспользовались. После 24 марта 2005 года сила протестующего народа не была направлена в сторону прогресса. В результате - гора родила мышь.

Взгляд в прошлое. Кыргызы появились в истории как союз племён с выборным ханом, власть которого не передавалась по наследству. Трайбализм в политической жизни кыргызов на протяжении долгого времени играл огромную роль и не позволял создать централизованное государство. В период вхождения в орбиту влияния и систему отношений с государствами восточной деспотии в политической борьбе кыргызов стали приобретать важное значение этническое единство и регионализм. Российская империя межплеменные и региональные противоречия использовала как инструмент влияния и колониального управления. Советская власть заменила трайбализм и регионализм борьбой классов и внедрила в кыргызское общество идеологию модернизма. Но она не смогла полностью уничтожить остатки прошлого. В годы независимости вместо основательных попыток укрепления единства нации и поиска общенациональной идеи происходило реанимирование трайбализма и манипулирование региональным фактором в угоду укрепления личной власти. Обращение к духовному наследию, истокам кыргызской государственности осталось в тени корыстных личных интересов. В идеологическом плане внутри кыргызского народа всегда имело место соперничество между правдолюбцами типа Токтогула и власть имущими.

В 2005 году в политической жизни страны не произошло перехода от регионализма к идеологическому соперничеству. Консервативное мышление населения, а также мировоззренческая и политическая незрелость политической элиты препятствуют поступательному развитию страны.

Прогрессивные политики, а в особенности выдающиеся лидеры в исторически короткие сроки осуществляют переворот в сознании масс и на этом фундаменте строят новый прекрасный мир для всех. Это случилось во многих странах. Шанс есть и у Кыргызстана, но страна упускает его. Государственная власть продолжает оставаться слабой. Политическая система в кризисе. Конфронтация между исполнительной властью и парламентом приобрела перманентный и тупиковый характер. Состояние парламента дискредитирует в глазах населения модели многопартийной системы и парламентской формы правления. Коррупция и неэффективное управление общественными делами уничтожают остатки надежд населения на лучшее после смены власти. Ни по одному принципиальному вопросу внутренней и внешней политики ни власть, ни оппозиция не имеют грамотной, твёрдой консолидированной позиции. Наглядный пример - ситуация вокруг программы ХИПИК.

У народа нет лидера, а есть тандем. В стране есть боевая оппозиция, многоголовая и многоголосая, которая ещё не знает, какое общество она хочет построить. Одним словом, историческое наследие и будущее страны, надежды и ожидания народа находятся в руках незрелой политической элиты.

Что мы можем ожидать в ближайшем будущем?

Ситуация в стране и положение граждан будут зависеть от политики «Белого дома» и оппозиции, а также степени участия в политике активной части народа. Возьмём сначала позитивный вариант, желательный, эту модель можно условно назвать «Рывок вперед - преодоление». Новая Конституция страны принята, и обе стороны в целом согласились, что всё-таки это шаг вперед.

Исполнительная власть и парламент приступают к укреплению политической системы и основ государственной власти в соответствии с новым Основным законом, сглаживая противоречия и оптимизируя взаимоотношения.

Наконец, обе стороны достигают консенсуса в понимании главных направлений развития страны. Все политики едины и патриотичны в отстаивании интересов нации, а также чётко определяют свои роли в этом процессе и принимают взаимные обязательства следовать ясным правилам игры в политике.

Оппозиция получает официальный политический статус и права, защищаемые законом, и наконец становится значимой идеологической силой в обществе. Сформируется правительство реформ из высокообразованной молодёжи, честных профессионалов и политиков. Начинается настоящая борьба с коррупцией, в казну государства возвращаются украденные богатства.

Экономические свободы и повышение эффективности работы государственной власти содействуют росту производства, расширению экспорта и увеличению торгового оборота страны. Государство выстраивает грамотную, не конфронтационную внешнюю политику, достигает понимания у доноров и занимает выгодную позицию по возвращению кредитов и займов.

Преимущества этой модели состоят в том, что она откроет дорогу к системным изменениям и демонтажу условий, порождающих личную корыстную власть и коррупцию. Помимо этого откроются возможности для интеллектуального идеологического соревнования, результатом которого будет выдвижение лучших умов и характеров и ограничение возможностей для бездарных серых проходимцев и воров участвовать в государственной власти и экономике. Но реализация этой модели требует исторического мышления, огромной политической воли и стремления истинно служить своему народу.

Другая модель – негативная и весьма вероятная. Назовём её - «Полный откат». Если исходить из причин, предпосылок и динамики развития событий мая-ноября 2006 года и проанализировать поведение трёх главных сил в стране - исполнительной власти и её парламентских сателлитов, оппозиции и политически активного населения, - то оснований для реализации этой модели более чем достаточно. Главными характеристиками такой модели являются: а) полное недоверие между политическими оппонентами и презрение друг к другу; б) стремление любым способом подорвать ресурсы своего противника, используя государственный механизм насилия; в) эскалация межрегиональных противоречий путём намеренного использования предрассудков отсталой части населения, эксплуатации понятий исторической справедливости, а также паритета присутствия в государственной власти; г) формирование групп сторонников только на основе регионализма. Если данный созыв парламента прекратит свою работу, исполнительная власть окажется в ещё более подвешенном состоянии, вся государственная власть сильно захромает, протестный накал в политике усилится многократно, и тогда развязка погрузит страну в хаос. Реализация такой линии в политике способствует усилению коррумпированности в экономике, бандитскому переделу собственности и постепенному разложению финансово-инвестиционной системы. Война всех против всех в политике и в экономике окончательно бросит страну в объятия доноров, кредиторов, богатых соседей, и нынешние споры о ХИПИКе через некоторое время покажутся просто пустяком. При продолжении внешней политики предпочтений страна со временем окажется в состоянии изоляции от главных игроков международных отношений, а политическая верхушка лишится доверия на международной арене. Первым последствием намеренного подталкивания к региональному противостоянию, полного отхода от разумного компромисса будет силовое столкновение и сепаратизм. Власть рухнет, общество начнёт окончательно разваливаться, и начнутся поиски нового государственного устройства, в котором активное участие примут другие страны.

Возможен также промежуточный срединный вариант – модель «Путь в никуда». Условия для реализации этого варианта тоже имеются. По инерции страна ни шатко, ни валко движется неизвестно куда, но зато шума о мнимых успехах будет много. Власть имитирует реформы и продолжает торговаться с донорами, не имея ясных перспектив, до конца не понимания груза последствий принимаемых решений. Она и выплатить долг не может, но и протестов против ХИПИКа боится. Она держит в неведении всё население о том, куда и как исчезли кредиты и не предпринимает реальных мер по борьбе с коррупцией. Утверждение, что «в Кыргызстане не воруют дураки и ленивые», станет ещё более актуальным. Моральное разложение общества усилит напряженность и ещё более ослабит государственные институты. Во внешней политике тактика предпочтений, шараханий, а также неисполнение взятых обязательств будут только усиливать нервозность и раздражение жизненно важных партнёров, и таким образом может возникнуть большая проблема дефицита доверия. В политике установится странный паритет: у власти есть желание, но нет силы окончательно одолеть оппозицию, а у оппозиции нет ясного представления, что делать с этой властью после критики. Парламент - ни живой, ни мертвый - попытается дотянуть до окончания срока. Новые молодежные лидеры и нераскрученные политики будут пытаться создать альтернативу и власти, и оппозиции, надеясь, что к следующим выборам они окончательно дискредитируют себя в глазах населения. С чего начали в 2005 году, к тому и можем прийти в 2009. Бег на месте.

Мы выбираем или нас выбирают.

Комментариев нет: