Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

четверг, 29 июля 2010 г.

Instability in Kyrgyzstan: The International Response.

Bakyt Beshimov:Text of the Speech before the U.S. Commission on Security and Cooperation in Europe(Helsinki Commission) 27 July 2010

The story of Kyrgyzstan today is a story about a country’s treacherous path in search of its political identity in the wake of the Soviet Union’s demise. We as a nation have clearly demonstrated our ability to resist tyranny, for better or worse. At the same time, we have shown very poor state-building, which is certainly a leading cause of our troubles today.

As we all seek to disentangle the causes of Kyrgyzstan’s instability and hopefully address them, I came here today to advance two arguments. First, it is essential for us all not to overestimate the referendum of June 23rd as a step toward stability, for it may not be.

The referendum of June 23rd was a self-legitimizing initiative of the Interim government. It took place only a week after the ethnic clashes, when between 100,000 to 400,000 citizens of Kyrgyzstan – mostly ethnic Uzbeks – had been displaced. Instead of postponing the referendum to focus squarely on addressing the magnitude of the tragedy, the Interim Government used the tragedy to pressure citizens to approve of the referendum. Members of the Interim Government frequently stated, “If you’re for peace, vote for the referendum.”

This brazen manipulation occurred when most citizens, at least in the south of Kyrgyzstan, not only couldn’t vote but simply couldn’t make an informed decision. How can you possibly think of some political issue when your house was just burned down and your family displaced! Furthermore, the situation on the ground still remained unstable. For example, fearing for safety, the OSCE decided not to send a large observer mission, limiting to only 36 observers.

Being intimately familiar with politics in Kyrgyzstan, I can assure you that in the future some political forces in Kyrgyzstan will use all these conditions under which the referendum took place – and really shouldn’t have taken place – to question the validity of its results and the legitimacy of the current government.

Knowing this, how can anyone not only recognize the results of the referendum, but also see it as a step toward stability? And yet, most heads of state and the international community at large congratulated Roza Otunbaeva, who was confirmed as president by the referendum, and recognized her as legitimate ruler. What message are we sending by doing that?

Remember, in June 2005 the international community rushed to congratulate president Bakiev, who won the presidential elections in the aftermath of the March 2005 coup that violently overthrew the previous president. Unsurprisingly, Bakiev then used his international support to strengthen his power through fabricated parliamentarian and presidential elections in 2007 and 2009, effectively denigrating the country to a de-facto autocracy. Still before, Kyrgyzstan’s first president, Askar Akaev, for years enjoyed the support, and almost adulation, of the international community, which he masterly manipulated to aggrandize his power and sow the seeds of pervasive instability in Kyrgyzstan.

Are we making that same mistake again? So far there is little to say that we are not. Let’s look at the facts. In May 2010, Bakiev’s supporters attempted to bring back the old rule and captured the state house in Jalal-Abad, Bakiev’s hometown. To deal with the matter, the Interim Government directed a local Uzbek leader, Kadyrzhan Batyrov, to help suppress the insurrections. A violent confrontation ensued between the supporters of Batyrov and Bakiev, leading to the death of five Kyrgyzs and the burning of the houses of the entire Bakiev family. While inexcusable, that did drive many Kyrgyz mad and sparked subsequent violence.

Now let’s be clear, the Interim government’s conduct showed that it was willing to put its political interests well above the interests of ethnic peace. That is a sign that, despite two regime changes in the past five years, the nature of the ruling class in Kyrgyzstan remains largely unchanged – its interests, its survival, and its enrichment remain far above the interests of its people. We all know that that never leads to democracy or stability.

Second, a word on the role of external powers in Kyrgyzstan today. Leaders of both the United States and Russia suggest that they are pursuing a “pragmatic partnership” in their relations over Kyrgyzstan and Central Asia as a whole. However, the reality on the ground suggests that Russia is using this “pragmatic partnership” as a smokescreen to continue and intensify its strategy of reestablishing Central Asia squarely as its “zone of privileged interests”. The people of Kyrgyzstan would hope that, while the U.S. pursues a partnership with Russia and Russia manipulates it, Kyrgyzstan would not terminally lose its sovereignty nor suffer intractable instability for years to come.

Finally, in order to establish real stability and give a chance to democracy in Kyrgyzstan, it is imperative to radically change the nature of the ruling class in the country. The nature of the ruling class continues to be resistant to the rule of law and inhumane. The conduct of the referendum in June is only the latest example of that. Issues of governance, which are paramount in Bishkek today, are ones on which the U.S. should act alone or with the E.U. or India, not with Russia, whose record in this area remains deplorable indeed.

Выступление доктора Бакыта Бешимова на слушаниях Хельсинкской Комиссии по Кыргызстану

История Кыргызстана сегодня представляет собой историю об опасном пути страны в поисках своей политической идентичности, вслед за распадом Советского Союза. Плохо это или хорошо, мы как нация ясно продемонстрировали cвою способность сопротивляться тирании. В то же время, мы показали очень плохие навыки строительства государства, что, конечно, является ведущей причиной наших сегодняшних проблем.

В то время, как все мы стремимся определить причины нестабильности в Кыргызстане и надеемся найти правильные ответы, я пришел сюда сегодня для того, чтобы выдвинуть два аргумента. Во-первых, для нас всех важно не переоценить референдум от 23 июня в качестве шага к стабильности, поскольку он, возможно, таковым не является.

Референдум от 23 июня был инициативой самолегитимизации Временного Правительства. Он состоялся лишь неделю спустя после межэтнических столкновений, когда от 100.000 до 400.000 граждан Кыргызстана – главным образом этнических узбеков – были вынуждены покинуть свои места проживания. Вместо того, чтобы отложить референдум с тем, чтобы напрямую сосредоточиться на прекращении разрастающейся трагедии, Временное Правительство использовало её с тем, чтобы оказать давление на граждан для одобрения референдума. Члены Временного Правительства часто заявляли: «Если Вы за мир, тогда голосуйте за референдум».

Эта беспардонная манипуляция произошла в условиях, когда большинство граждан, по крайней мере, на юге Кыргызстана, не только не могло проголосовать, но и просто не могло принять осознанное решение. Как можете Вы думать о какой-то политической проблеме, когда Ваш дом был только что сожжен дотла и Ваша семья покинула место проживания! Кроме того, ситуация на местах все еще оставалась нестабильной. Например, опасаясь за безопасность, ОБСЕ решила не посылать расширенную миссию наблюдателей, ограничившись лишь 36 наблюдателями.

Будучи глубоко знакомым с политикой в Кыргызстане, я могу заверить Вас в том, что в будущем некоторые политические силы в Кыргызстане будут использовать все эти условия, при которых референдум имел место – и действительно не должен был иметь место – для того, чтобы подвергнуть сомнению законность его результатов и легитимность настоящего правительства.

Зная это, как может кто-нибудь не только признать результаты референдума, но также и рассматривать его в качестве шага к стабильности? И в то же время, большинство глав государств и международное сообщество в целом поздравили Розу Отунбаеву, которая была подтверждена в качестве президента референдумом, и признали ее в качестве законного правителя. Какой сигнал мы посылаем, поступая таким образом?

Помните, в июне 2005 года международное сообщество помчалось наперегонки, чтобы поздравить президента Бакиева, который выиграл президентские выборы после переворота в марте 2005 года, в результате которого был насильственно свергнут предыдущий президент. Неудивительно то, что Бакиев тогда использовал свою международную поддержку для усиления своей власти, через сфабрикованные парламентские и президентские выборы в 2007 и 2009 годах, эффективно сведя страну к фактической автократии. А до этого первый президент Кыргызстана Аскар Акаев в течение многих лет пользовался поддержкой и почти лестью международного сообщества, которыми он мастерски манипулировал для того, чтобы усилить свою власть и посеять семена всеобьемлющей нестабильности в Кыргызстане.

Не совершаем ли мы ту же самую ошибку снова? Пока мало что может сказать о том, что нет. Давайте посмотрим на факты. В мае 2010 года сторонники Бакиева попытались вернуть назад старое правление и захватили правительственное здание в Джалал-Абаде - родном городе Бакиева. Чтобы решить этот вопрос, Временное Правительство вовлекло местного узбекского лидера Кадыржана Батырова в подавление мятежа. Насильственная конфронтация последовала между сторонниками Батырова и Бакиева, приведя к гибели пятерых кыргызов и поджогу домов всей семьи Бакиева. Хотя это было и непростительно, все это в действительности привело многих кыргызов в ярость и вызвало в последующем насилие.

А теперь давайте скажем со всей ясностью, что поведение Временного Правительства показало, что оно пожелало поставить свои политические интересы намного выше интересов межэтнического мира. Это является признаком того, что, несмотря на две смены режима за прошлые пять лет, природа правящего класса в Кыргызстане остается во многом неизменной – его интересы, его выживание и его обогащение остаются гораздо выше интересов народа. Все мы знаем, что такое положение никогда не приведет к демократии или стабильности.

Во-вторых, о роли внешних держав в Кыргызстане сегодня. Лидеры, как Соединенных Штатов, так и России, утверждают, что они добиваются «прагматического партнерства» в своих отношениях по Кыргызстану и Центральной Азии в целом. Вместе с тем, действительность на местах говорит, что Россия использует это «прагматическое партнерство» как дымовую завесу для того, чтобы продолжить и усилить свою стратегию восстановления Центральной Азии непосредственно в качестве своей «зоны привилегированных интересов». Народ Кыргызстана будет надеяться на то, что, в то время, как США преследуют партнерство с Россией и Россия манипулирует им, Кыргызстан не потеряет безвозвратно свой суверенитет, а также не перенесет страдания от хронической нестабильности в последующие годы.

Наконец, для того, чтобы создать реальную стабильность и дать шанс демократии в Кыргызстане, императивом является радикальное изменение природы правящего класса в стране. Природа правящего класса продолжает оказывать сопротивление верховенству закона и остается негуманной. Проведение референдума в июне является лишь последним примером этого. Проблемы управления, которые на сегодня являются главными в Бишкеке, входят в число тех, по которым США должны действовать в одиночку или с ЕС или Индией, но не с Россией, чья деятельность в этой области остается в действительности прискорбной.

Хельсинкская Комиссия, 27 июля 2010 года



Bookmark and Share

Комментариев нет: