Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

суббота, 3 апреля 2010 г.

Политический сыск вместо борьбы с терроризмом


В Кыргызстане из-за политики монополизации власти одним кланом и разрушения сдержек и противовесов, в политической системе нет контроля общества за действиями силовых структур, особенно спецслужб. Как депутат, я настаивал чтобы парламент имел возможность контролировать работу кыргызских спецслужб и следил за тем, чтобы они, борясь против терроризма, соблюдали законы Кыргызстана. Однако, в закон ввели норму о допуске депутатов к секретам по поручению парламента, которая исключает возможность контроля спецслужб. Проклановая мафия в парламенте 87 голосами стоит на страже репрессивных органов. На мой взгляд, президент страны, которому подчиняются все силовые структуры, обязан обстоятельно информировать парламент о деятельности силовых структур. Этого не происходит. Чем выше преступность в стране, тем больше наград и погонов сыплется на руководителей силовых структур. На мои депутатские запросы ГКНБ присылало коротенькие безграмотные отписки, и законный интерес к её реальной деятельности вызывал раздражение и неприятие. (К примеру «Ответ председателя ГКНБ от 12.01.2008, №17/ УПТ») Таким образом вместо служения народу, спецслужбы выполняют задачи, исключительно в интересах правящего режима.
В Кыргызстане по опыту и при помощи российских спецслужб внедряется система СОРМ, СРМ 2, как важная часть политики по преследованию инакомыслящих. За благовидными словами о борьбе с терроризмом и экстремизмом, на самом деле скрывается политика политического сыска. Реальная задача ГСНБ и СГО Кыргызстана не преступников ловить, а установить тотальный контроль за политически активными гражданами. В категорию «политически активных» входят как оппозиционеры, правозащитники, независимые журналисты, так и большинство политиков, лояльных к режиму. Клан не доверяет никому, кроме хунты силовиков. В Бишкеке система СОРМ установлена под нажимом во все провайдерские компании. Таким образом спецподразделение ГСНБ и СГО имеет полную возможность для контроля системы коммуникации всех «неблагонадежных граждан». Многих, кто переписывался со мной по электронной почте в Кыргызстане навещали сотрудники этого спецподразделения и проводили запугивающие беседы. Нам пришлось найти иные пути. Более подробно о методах и формах политического сыска будет рассказано в последующих статьях. В этом материале фокус сделан на политический сыск в Интернете и некоторых методах борьбы с инакомыслием в рамках ШОС.
Политический сыск в Интернете. Летом 1998 года ФСБ создало проект документа: "Технические требования к СОРМ (средствам оперативно-розыскных мероприятий) на сетях документальной электросвязи". Конкретно внедрением СОРМ в провайдерские компании занималось Управление компьютерной и информационной безопасности Департамента контрразведки ФСБ. "Необходимо значительно расширить полномочия российских спецслужб по контролю за коммуникационными системами и трафиком сети интернет", - заявил представитель центра информационной безопасности ФСБ РФ Дмитрий Фролов, выступая в 28 апреля 2005 г в Совете Федерации на заседании "круглого стола", посвященного вопросам законодательного обеспечения деятельности в области телекоммуникаций и интернет-технологий. http://www.newsru.com/russia/28apr2005/fsbru.html)
В 2009 году, В Кыргызстане предпринимались большие усилия по узакониванию контроля Интернета. В феврале 2010 году парламент дал волю тотальному политическому сыску. СГО и ГСНБ приобрели законное основание для нарушения гражданских прав и вмешательства в личную жизнь людей. Несмотря на то, что это грубо нарушает положения Конституции о правах людей, ни один орган, следящий за соблюдением законности, как обычно промолчал. Невозможно относиться серьезно к людям, одевающим судейские мантии в Конституционном Суде (КС) и Верховном Суде (ВС) и прокурорские костюмы в Генеральной Прокуратуре (ГП). Министерство юстиции КР – это вертеп беззакония.
Компетентное мнение. Выступление гендиректора ЗАО "Баярд-Славия Коммьюникейшнс", Н. Мурзаханова противника СОРМ, на конференции "Какова цена национальной безопасности?" ( Подобное мнение высказывала Татту Мамбеталиева в 2009 на заседании фракции СДПК, во время обсуждения вопроса о контроле Интернет)
Меня зовут Наиль Мурзаханов, я возглавляю компанию, которая занимается провайдингом, т.е. обеспечивает доступ своим клиентам в Интернет.... И, во-вторых, то, что мой личный опыт взаимодействия со спецслужбами говорит о том, что Интернет как коммуникационная среда их не интересует вовсе. Не собираются они жуликов ловить. И глупо это. Ведь вряд ли можно ожидать, что какие-нибудь террористы или просто злоумышленники, которые хотят совершить некое преступление, будут говорить об этом в своем электронном послании. Либо будут выкладывать инструкции по изготовлению ядерной бомбы на своем сайте. Это, в общем-то, банально. ...Наша дискуссионная группа озаглавлена "Национальная безопасность или свобода информации?", - и главным мне здесь кажется то, что на самом деле система СОРМ, которая реально называется "Технические условия по внедрению системы оперативно-розыскных мероприятий на сетях документальной электросвязи", - на самом деле нужна спецслужбам для того, чтобы на базе самой репрезентативной выборки нашего общества - подконтрольного им общества, за которым они должны следить, - наблюдать за умонастроениями, за лояльностью самых активных граждан. Ведь, как уже было упомянуто, Интернетом пользуется наиболее прогрессивная часть наших сограждан. Прежде всего это студенты - с точки зрения ФСБ это потенциальные преступники - изначально, по умолчанию; это журналисты; это правозащитники, врачи, научные работники, - список можно продолжать бесконечно. Я сейчас вспоминаю то время, когда ко мне впервые пришли сотрудники ФСБ и предложили подписать план внедрения СОРМ в моей компании, на моем узле связи. Я отказался. Дело в том, что за три года существования и коммерческой эксплуатации нашей компании ни один сотрудник ни ФСБ, ни Министерства внутренних дел, ни налоговой полиции, ни таможенной службы - я перечисляю сейчас субъектов силовых ведомств, которым по закону положено и разрешается проводить оперативно-розыскные мероприятия. Так вот, ни один из сотрудников ни одного из этих ведомств за три года ни разу не пришел ко мне с законным на то основанием, т.е. с судебным решением либо с постановлением прокурора с тем, чтобы провести такого рода мероприятия. Это факт. А факты - вещь упрямая. Вместе с тем, эти господа хотели от меня немного - немало три вещи. Они хотели, чтобы я потратил на техническое обеспечение Федеральной службы безопасности той аппаратурой, которая позволила бы им шпионить за моими клиентами немалую сумму денег, сопоставимую с той суммой, которая, скажем, была потрачена на организацию всего моего бизнеса. Это раз. Далее я должен был опять-таки потратить деньги на то, чтобы обучить этих сотрудников работать на этой аппаратуре - это два. И, в-третьих, я должен был сдать им все пароли, известные мне, все почтовые ящики своих клиентов и т.д., и т.д., и т.д. Бытует мнение, что спецслужбам в этом СОРМе нужна, скажем по-русски, халява, т.е. они хотят получить просто бесплатный, ничем не лимитированный, доступ. Это не так. Представьте себе количество провайдеров в любом мало-мальски крупном городе. Для того, чтобы иметь халявный доступ, достаточно просто запугать одного провайдера. Они хотят - на самом деле - систему СОРМ внедрить у каждого провайдера. ...Дело в том, что когда информационные потоки сливаются в магистральные, скажем, на уровне респондеров-спутников либо оконечных устройств опто-волоконных сетей, тот бешеный, безумный трафик, который получается в результате - поток большой - контролировать практически невозможно в реальном режиме времени. Весь этот поток информации возможно разобрать, но к тому времени, когда в нем уже разберутся, будет поздно. Информация будет неактуальна, она никому не будет нужна. Другое дело, когда провайдер, который внедрил у себя на своей аппаратуре СОРМ, отдал все права доступа, скажем так, спецслужбам, и обеспечил их необходимым оборудованием, - вот тогда уже следить можно за каждым. Поверьте мне, это очень просто.
Политический сыск в ШОС. Здесь использованы материалы известного специалиста А.Солдатова, размещенные в «Ежедневном Журнале» В связи с взрывами в метро в Москве, он вместе со специалистом в области безопасности И. Бороган подчеркнул: «Взрывы в Москве – это стратегический провал государственной политики в области борьбы с терроризмом».
В 2005 году, 12 мая в Госдуме, директор ФСБ Николай Патрушев заявил, что его службой раскрыт заговор против белорусского режима, спланированный в Братиславе западными НПО. 19-20 мая 2005 года прошла встреча руководителей спецслужб стран СНГ в Астане. Главной темой обсуждения было угроза "цветных" революций, причем усилия ФСБ поддержали глава КГБ Беларуси и руководитель комитета нацбезопасности Казахстана. (О деятельности ФСБ в странах Центральной Азии читайте в следующих заметках)
В рамках ШОС создан Региональный Антитеррористический Центр, который отчасти выполняет задачи политического сыска на пространстве ШОС. (Штаб-квартира РАТС находится в Ташкенте, штат организации в основном состоит из сотрудников спецслужб и силовых ведомств стран-участниц. Директором Исполкома РАТС сейчас является Мырзакан Субанов, бывший министр обороны Киргизии, председателем Совета — Абдулло Назаров, зампред Госкомитета по нацбезопасности Таджикистана, а до него — первый замдиректора ФСБ Сергей Смирнов.)
Шанхайская конвенция позволяет по просьбе запрашивающего органа (например, спецслужб Узбекистана или Китая) применять на территории страны участницы законодательство другой страны. Китайской контрразведке, например, очень удобно, чтобы какой-нибудь сторонник независимости Тибета, позволивший себе вольные высказывания в интернете, знал, что убежища он не найдет даже в бескрайних степях Калмыкии у братьев по вере. России в этом случае придется выполнять китайский закон.
Соглашения, подписанные в рамках ШОС, оговаривают непредоставление убежища лицам, причастным к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности. Это значит что тому, чье имя попало в общий банк данных ШОС, статус беженца предоставлен не будет, несмотря на то, что экстремизм и сепаратизм в разных странах могут трактоваться по-разному. За основу берется трактовка преследователей.
РАТС стала работать над общим банком данных разыскиваемых террористов, сепаратистов и экстремистов. Банк данных создали на основе двух источников. Первый — это «Перечень террористических, сепаратистских и экстремистских организаций, деятельность которых запрещена на территориях государств — членов ШОС». Второй — «Список лиц, объявленных спецслужбами и правоохранительными органами государств — членов ШОС в международный розыск за совершение или по подозрению в совершении преступлений террористического, сепаратистского и экстремистского характера». (Б.Б. Власти Кыргызстана уже включили в базу данных многих видных инакомыслящих под видом террористов. Поэтому, именно спецслужбы организуют письма от имени, запрещенных организаций диссидентам, чтобы занести их в списки опасных людей по всем странам ШОС.Об этом более подробно читайте далее).
По словам первого замдиректора ФСБ Сергея Смирнова, бывшего председателя Совета РАТС, к концу 2007 года общий банк данных был создан. Все данные сразу засекретили, так как еще в 2004 году было подписано специальное «Соглашение об обеспечении защиты секретной информации в рамках РАТС ШОС». Спецслужбы стран ШОС свободно расправляются со своими политическими противниками на территории ШОС. В качестве примера можно привести случай с Мухамадрузи Искандарове, личном враге президента Таджикистана Рахмонова, которого похитили в 2005 году после того, как российская Генпрокуратура отказала в его выдаче. Впоследствии он передал из таджикской тюрьмы письмо с обстоятельствами похищения: неизвестные мужчины, которые затолкали его в машину в подмосковном Королеве, надели на него маску и в наручниках посадили на борт самолета. В полете объявлений, которые бывают во время обычного авиарейса, он не слышал, поэтому сделал вывод, что его переправили военным или военно-транспортным бортом. Приземлившись в Душанбе, он пересек российско-таджикскую границу под именем некоего Геннадия Баланина. В убийстве Г.Павлюка подозреваются сотрудники спецслужб Кыргызстана. Диссидентов с территории всей Центральной Азии похищают узбекские спецслужбы. В 2003 году, Россия по просьбе Узбекистана внесла в список террористических организаций партию «Хизб-ут-Тахрир», которая в Европе и США признана легальной. В 2008 году врагов президента Узбекистана объявили угрозой национальной безопасности России. Весной тогдашний директор ФСБ Н. Патрушев сообщил, что главными угрозами для России теперь являются «международные террористические организации «Хизб-ут-Тахрир» и «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ).
Приказ №343, директора ФСБ А. Бортникова подписанный 15 июля 2009 года, расширил перечень руководителей подразделений ФСБ, уполномоченных «возбуждать ходатайство о проведении контрразведывательных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан» (т.е. право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилищ).
(Б.Б. Расширение полномочий СГО и ГСНБ, законодательная поддержка политического сыска в Кыргызстане происходит на основе опыта и практики спецслужб России и ШОС.)

1 комментарий:

Anna комментирует...

Уважаемый Бакыт, газета Вашингтон Пост обращается к Вам с просьбой связаться с нашей редакцией. Телефон в Москве (495)7776661, мобильный +7-916-3242126 Наталия или Анна. Заранее спасибо!