Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

пятница, 15 октября 2010 г.

Что за власть в Кыргызстане?

Действительно, что за власть сегодня в Кыргызстане? Есть ли та власть, которая может считаться гарантом безопасности граждан и страны. Та, у которой заявления о контроле над ситуацией в стране соответствуют реальности? Почему все режимы и правители настойчиво игнорируют правило о том, что безопасность государства начинается с безопасности каждого гражданина? Почему власть в стране так быстро разваливается? Сейчас ситуация не меняется в лучшую сторону, судя по действиям некоторых групп населения - правозащитников и адвокатов. Почему правозащитники проигнорировали власть, обращаясь к "победившим партиям"? Группа правозащитников в Кыргызстане выступила с обращением к политическим партиям, по предварительным данным прошедшим в парламент, в котором говорится, что "совет правозащитников Кыргызстана глубоко обеспокоен продолжающимися угрозами и нападениями на правозащитников и призывами к актам насилия и самосуда на юге страны. В предвыборной агитации все партии обещали законность и порядок. Вместо этого продолжаются акты насилия и угрозы против правозащитников и адвокатов, прикрываясь именем неких «пришедших к власти партий». Совет правозащитников крайне обеспокоен визитом неизвестных лиц 12 октября 2010 года в офис правозащитной организации «Справедливость» в городе Жалалабат. Мужчины требовали назвать контактные данные сотрудников организаций, угрожали расправой, требовали, чтобы адвокаты на судебных процессах прекратили исполнять свои обязанности и «сидели молча». От имени некой «победившей» партии неизвестные грозили обвиняемым расстрелом, и закрытием всех правозащитных организаций в стране. Как известно, судебные процессы по южным событиям проходят с грубыми процессуальными нарушениями, сопровождаются избиениями обвиняемых, нападениями на их родственников. Адвокаты не имеют возможности исполнять свой долг, подвергаются угрозам и физическому насилию. Совет правозащитников обращается ко всем политическим партиям, которых люди считают «пришедшими к власти», призвать своих сторонников к уважению законов и соблюдению порядка. Акты насилия, угроз и варварства во время судебных процессов на юге страны препятствуют справедливому судебному процессу, угрожают законности и позорят страну на международной арене".


Вот такое кричащее обращение. Обращение адресовано победившим партиям. Не переходному президенту, не находящемуся в подчинении президента Генеральному прокурору, ГСНБ, МВД, Совету Безопасности, премьер-министру, вице-премьер министру, курирующему правоохранительные органы, правительству в целом. А именно победившим партиям, которые ещё не сформировали парламент, правительство, и которые пока в глазах электората 24 партий, не преодолевших 5% порог считаются нелегитимными. О чём говорит это обращение?


Это тревожный индикатор плачевного положения в государстве. Оно свидетельствует о уже перманентной беспомощности переходного президента и правительства. Это также говорит об отсутствии доверия к органам так называемого правопорядка. В принципиальном плане обращение есть утверждение о том, что в Кыргызстане государства в лице его государственных институтов нет, если оно не в состоянии защитить граждан от насилия и самосуда. Реальной силой, по мнению правозащитников, являются "победившие партии", от имени которых творятся безобразия. Тогда что это? Признание легализации криминалитета и коррупции через так называемые "демократические" выборы? Если Акаев- Бакиев через сфабрикованные выборы пытались легитимизировать свои семейные кланы, то через прошедшие выборы 10 октября во власти легитимизировались кланы, региональные и криминальные группы?


Подтверждением вышесказанному является скандал по поводу количества избирателей. Государство в лице групы лиц никак не может посчитать своих избирателей, и судя по их обьяснениям, скорее всего не знает количество населения в Кыргызстане. В ответ на обращение партии "Бутун Кыргызстан" о непонятном увеличении количества избирателей, "Роза Отунбаева ответила, что сама не знает, откуда взялись по дополнительным спискам еще 200 тысяч избирателей, и попросила уточнить это председателя Государственного штаба по организации и проведению выборов, первого вице-премьер-министра Амангельди Муралиева. Тот подтвердил слова президента и добавил, что по дополнительным спискам официальное количество избирателей должно составлять только 69 000, и откуда взялись 200 тысяч человек, о которых идет речь, не знает. Тогда Роза Отунбаева вызвала председателя ЦИК Акылбека Сариева и потребовала прояснить ситуацию." А.Сариев отметил, что вводом данных количества избирателей занимался не Центризбирком, а участковые комиссии. Значит в конечном итоге надо идти за помощью к тем, кто на местах, и через это в центре имеет влияние на ситуацию, а значить власть.


Эпизод яркое свидетельство того, что такое выборы в Кыргызстане. Никто из официальных лиц и органов не имеет ясного представления о базовом элементе электорального процесса - сколько реально избирателей в стране? Если государство сверху вниз, снизу верх, не может от участка к участку составить списки избирателей с допустимой нормой погрешности, и не представляет откуда взялись ни много ни мало две сотни тысяч человек, то как оно может регулировать квалифицированно более сложные налоговые, таможенные, эскпортно-импортные, в целом финансовые потоки в стране? Или в мутной воде легче рыбку ловить? Национальному статкомитету давно уже никто из серьезных экспертов не верит, и перепроверяет их информацию с данными международных финансовых институтов. Возникает законный вопрос - как можно управлять страной, не зная чем управляешь? Разве можно надеется на решение сложнейших финансово-экономических проблем страны, если нет ясного представления о людских ресурсах, человеческом капитале?


Адвокаты Ошской и Баткенской областей утверждают, что "во время судебных процессов по массовым беспорядкам адвокаты стали подвергаться нападениям, избиениям и оскорблениям со стороны представителей пострадавших. И несмотря на неоднократные заявления и жалобы в правоохранительные органы, обращения в Генеральную прокуратуру и республиканские власти со стороны пострадавших адвокатов не было никакого реагирования и ответа". Это не рядовое событие. Речь идет о расследовании июньского трагического конфликта, который представляет смертельную угрозу самому существованию кыргызского государства. Отношение к нему есть индикатор выживаемости государства и зрелости общества. Обращения правозащитников и адвокатов юга страны говорят не о прекращении конфликта, а переходе его в иную фазу, когда происходит безнаказанное использование права большинства и имеющихся государственных ресурсов для сведения счетов путем имитации правосудия. Следовательно конфликт принял форму холодной войны, которая в любой момент может перейти в горячую. Таким образом на юге происходит распад государственных органов, ветвей власти, и переход к кланово-криминальному управлению. Официальный Бишкек самоустраняется от решения вопросов безопасности граждан и сохранения целостности государства в силу неспособности играть лидирующую роль и ограниченности возможностей и таким образом постепенно лишает город статуса столицы государства. Столица должна быть центром и связующим звеном государства.


Правозащитники напоминают партиям об их обещании бороться за законность и порядок. Следование закону в нынешних условиях невыполнимая задача ни для кого в Кыргызстане. Во-первых, правящий класс Кыргызстана по менталитету и поведению является криминальным, и оттого построил криминальную политику, криминальную экономику и в конечном итоге криминальное государство. Так что в данном случае правозащитники с просьбой о законности обращаются к рецидивистам. Единственной средой в которой сохраняется и поддерживается идея правового государства является правозащитное общество. Остальным участникам политики эта идея не нужна. Во-вторых, политическая и социальная ситуация в стране не предполагает соблюдение законности. Демонополизация власти привела к разделению страны кланами, региональными группировками, временными политическими обьединениями, криминальными бандами на зоны влияния. Пока это позволяет поддерживать состояние полупорядка полухаоса. Все формальные и неформальные обьединения защищают свои собственные интересы, отодвинув государственные, и потому утверждение общих правил в данных условиях невозможно. Некоторым партиям беспорядок и беспредел выгоден, так как это позволяет им не только выживать, но и быть во власти. В условиях стабильности и консолидации общества под лозунгами развития, некоторые партии оказались бы никчемными. Все политические потрясения поднимают на поверхность самые темные силы общества и если им не будут противостоять здоровые силы, то они надолго оккупируют государство. С Кыргызстаном это и случилось. Деградация человеческого капитала из-за распада образования, системы здравоохранения, низложения социальных норм и упадка морали, разложения органов правопорядка привели к таком у состоянию, когда здоровых сил в обществе недостаточно для противодействия наступающему злу.


Институты государства не могут следовать законности потому что им надо приспособливаться к интересам неформальных обьединений. Определяющей тенденцией в государственных институтах является борьба за власть на стороне сильных. А понятие "сильные" переменчивое. Сегодня эти, завтра те. Следовательно обращения граждан их интересуют постольку поскольку это выгодно им в борьбе за власть. Почти в каждом государственном институте сейчас идёт "кадровая война", которая началась сразу после 7 апреля. Внутри слабых государственных институтов идет беспощадная, скрытая и открытая борьба за полномочия и ресурсы между двумя крупными региональными блоками "северянами" и "южанами", которые внутри себя распадаются на противоречащие субблоки как "таласские", "иссык-кульские", "жалалабадские". Надо сказать, что в данных условиях южный региональный блок менее фрагментирован на субблоки, а страдает от конфликта между лидерами. Если северные кланы пытаются закрепиться во власти и находятся в состоянии внутри региональной борьбы за места во власти, то на юге идет ожесточенная схватка за лидерство. Выборы в парламент не решили этот вопрос для южан, и поиск консолидации вместе с сильным лидером будет продолжаться ещё несколько лет. Как и Бакиевы новые группировки будут пытаться установить свою монополию на юге. Эта задача заранее обречена на неудачу, поскольку внутрирегиональное деление южных кыргызов в настоящее время не преодолимо. С другой стороны, как среди северян, так и среди южан нет таких групп, которые могли бы предложить сильную национальную программу и выступить истинными государственниками. Оттого не случайно, все "победители" кыргызских выборов усердно шастают по кремлевским корридорам в поисках помощи, потому что сами в течение 19 лет, состоя в высшем руководстве страны, кроме разрухи, ничего не добились. А Кремль никогда не будет у кыргызских сатрапов "дойной коровой", наоборот, он будет доить через них страну.


Таким образом, главной задачей остатков государства ныне является найти баланс между югом и севером, между влиятельными клановыми группами. Если, "победившие" партии смогут это сделать, то можно надеяться на относительное спокойствие и начало стабилизации в стране. К чему это приведет в целом страну сказать трудно, но одно очевидно, с началом стабилизации авторитет "победивших" начнёт умирать. Поскольку стабилизация предполагает справедливое рассмотрение причин событий 7 апреля и июньского конфликта на юге, привлечение к ответу зачинщиков трагедии, то "победившие" могут стать проигравшими и виновными. Если примут решения всё отложить в долгий ящик и всячески препятствовать расследованию, то гнев уйдет в подполье и уже более мощный взрыв произойдет в недалеком будущем, который сметет очередную группу во власти. Конфликт нельзя спрятать, его можно предотвратить, обрубив корни. Этого понимания нет в правящем классе страны. С другой стороны, экономика оказалась под тяжелым прессом кланов, затративших большие финансовые средства на выборы, и пока не расплатится с ними с профицитом, вряд ли повернется лицом к простым гражданам. Последние не имели особых иллюзий в отношении партий и потому охотно покупались во время выборов. Логика простая, хозяйская - поднимать тосты за успех безнадежного дела. А теперь будут требовать исполнения несбыточных обещаний. И опять будут зреть гроздья гнева.


В этих обстоятельствах, когда государственные институты слабые, не в состоянии защищать интересы граждан, и исполнять общественные функции, а неформальные институты борятся за верховную власть и смотрят на граждан как средство в этой борьбе, людям остается надеяться только на самих себя. Это отчаянное положение должно подтолкнуть людей на гражданскую инициативу по обьединению во имя защиты общих интересов. Как это делает группа правозащитников. Но произойдёт ли это?




Комментариев нет: