Оборачиваются назад, из за того что впереди ничего не видят

четверг, 24 сентября 2009 г.

Что происходит в Кыргызстане? сокращенный вариант речи в университете Джона Хопкинса 14.09.09 (перевод с англ)

Спасибо за приглашение выступить сегодня. Спасибо всем за то что пришли. Я полагаю, что здесь присутствуют представители госдепартамента, которых интересует вопрос о том, что представляет собой процесс принятий важных государственных решений в стране сегодня, представители международных организаций, которые думают о своём дальнейшем сотрудничестве с новым режимом и его эффективности, а также журналисты, дипломаты и ученые, которые возможно думают, куда идёт Кыргызстан – вчерашняя надежда в регионе. Я обьясню своё понимание этих вопросов и как всегда буду исходить из убежденности в том, что нынешняя печальная судьба региона не единственно возможная, что у Кыргызстана, как и всей Центральной Азии могла и может быть более лучшая судьба. Вопрос состоит в том как используются исторические шансы. Вообще то я не собираюсь говорить долго, лучше оставлю больше времени на вопросы и ответы.

Начнём с нынешней политической ситуации. Как известно 23 июля состоялись выборы президента. Но это были не выборы. В этот день полностью были ликвидированы выборы как путь формирования власти в стране. Даже дипломатически выдержанная оценка ОБСЕ/ДИПЧ звучит весьма тревожно: “Проведение выборов было разочарованием” (http://www.osce.org/item/39014.html) Кыргызские события заново остро поставили вопрос о невозможности мирной конституционной смены власти в Центральной Азии.

Таким образом 23 июля по существу завершился процесс сворачивания демократизации в Кыргызстане. Кыргызстан до последнего времени считался более либеральной страной в Центральной Азии благодаря тому, что начиная с 90-х г. испытал опыт демократизации. Парламент на протяжении более 10 лет сохранял относительную самостоятельность. Действовали оппозиционные политические партии, свободная пресса и даже телеканалы «Пирамида», «НТВ». НПО и правозащитное движение Кыргызстана было самым активным в регионе. Это дало основание назвать страну «островом демократии в Центральной Азии». Демократизация была основой событий 24 марта 2005 г. когда власть президента Акаева пала.

Для нашего последующего лучшего понимания ситуации важно отметить один принципиальный момент – в Кыргызстане сейчас главная роль в принятии важных государственных решений переходит от формальных институтов как парламент или правительство, к неформальным – в первую очередь к клану Бакиева, связанным с ним финансово-банковским группам,(1) и патронирующим ему определенным кругам в Кремле. Т.е. решение стратегических вопросов всё больше начинает принадлежать людям и группам, которых народ Кыргызстана не избирал и не уполномачивал.

Формальные институты превращаются в декорации государственной власти. Действия президента сегодня никем и ничем не контролируются. Происходят и могут иметь место некие самостоятельные движения парламента и правительства, но они не затрагивают финансово-политических интересов правящего клана. Роль члена семьи неизмеримо выше роли премьер-министра или спикера парламента. Быстрый рост коррупции и усиление репрессий в течение 2007-2009 гг. главным образом объясняются этими изменениями. Вместе с тем при такой ситуации внешние силы имеют неограниченные возможности манипулировать ситуацией в стране. Поэтому между членами клана, представляющими разные силы происходит конфликт интересов. Для менталитета этого клана характерно полное отсутствие понимания роли демократии и гражданских свобод в жизни современных государств. Поэтому от президента не редко можно слышать слова «такой демократии и свободы слова как у нас нигде нет» сказанные вполне серьезно. Придя к власти в результате событий марта 2005 г. Бакиев рассматривает демократизацию, а тем более её расширение как угрозу собственной власти и предшествующий опыт некоторой либерализации как трагическую и недопустимую слабость предыдущего режима. Авторитаризм и насилие это главные инструменты политики Бакиева. Жадность и страх это его сильные внутренние мотивы. Поэтому с Бакиевым внешним силам и легко и трудно иметь дело. Легко потому что можно купить, трудно потому что не предсказуем, так как под давлением иной силы или реальной угрозы он может изменить решение кардинально. В 2009 г., многие в этом убедились. Но, опасные зигзаги Бакиева ещё впереди. В поисках устойчивости своей власти он затащит страну в ещё более глубокую яму. И за ним послушно и бездумно будет следовать им созданная так называемая элита.

Клан Бакиева сам по себе не смог бы проводить такую автократическую и репрессивную политику. Сочетание внутренних интересов клана Бакиева и ряд внешних факторов способствовали резкому повороту Кыргызстана с дороги демократизации. Это навязывание путинской администрацией автократической модели государственного управления Кыргызстану с целью установления режима внешнего управления над страной; влияние центральноазиатских автократий на новый режим в Кыргызстане; мягкое переключение ЕС и США в последние годы на политику сдержанного отношения к нарушениям прав человека и репрессиям политических режимов и фокусирование внимания на безопасности и стабильности в регионе.

Поддержка определенных политических кругов Кремля президента Бакиева и его правительства способствует последовательному и целенаправленному уничтожению слабых институтов либерализма в стране, которые рассматриваются как инструменты влияния Запада. Осуществилась полная монополизация власти в парламенте для реализации выгодной правящему клану политики. Высший законодательный орган страны стал проводником внешнего управления страной и политики клана. Реформы в законодательстве страны за время работы этого парламента позволили:

· Существенно ограничить свободу митингов и собраний

· Взять под полный контроль средства массовой коммуникации и сделать реализацию свободы слова очень затруднительной

· Разрешить армии вмешиваться в гражданские дела

· Дать большие полномочия органам прокураты вмешиваться в личную жизнь граждан

· Дать возможность Службе финансовой разведки и Финансовой полиции под видом борьбы с терроризмом и экстремизмом контролировать все финансовые операции в банковской сфере, а также осуществлять неограниченные действия по отношению к оппозиционным политикам

· Контролировать деятельность НПО, включая международные

· Значительно ослабить реальную оппозицию путем её маргинализации и жестоких репрессий

Все вышеупомянутые перемены с большой точностью коррелируются с путинской политикой в России в отношении демократии и свобод граждан. Как депутат парламента я с удивлением обнаруживал почти полное текстовое сходство изменений в законы Кыргызской Республики с законами принятыми Государственной Думой РФ. Происходило немало курьезов когда в проектах некоторых законов парламента Кыргызстана забывали убрать российские дефиниции. На все вопросы получали ответ, что это якобы модельные законы СНГ. Более того было видно, что проекты документов по ряду внутренних и международных вопросов, к примеру включая денонсацию соглашения с правительством США по авиабазе Ганси были подготовлены изначально не в кыргызском правительстве. В парламенте при денонсации соглашения обсуждения вопроса по существу не было, пропрезидентским депутатам была видимо дана команда обвинять во всём США и просить не вмешиваться в дела афганского народа. Через всего два месяца опять все эти же депутаты поддержали новое соглашение со США и считали необходимым оказать помощь многострадальному народу Афганистана. В 2009 г. стало очень заметной практика прямого вмешательства определенных кругов Кремля в политику Кыргызстана, когда процесс принятия важных решений сопровождается участием не афишируемых делегаций из Москвы и после этого комитеты парламента в срочном порядке созываются для поддержки готовых документов. Большинство членов правительства не участвуют в подготовке решений, а созываются для одобрения. Поэтому не редко члены правительства дают противоречивые сведения по очень важным государственным решениям.

Клан Бакиева превращает Кыргызстан в площадку геополитических амбиций определенных кругов Кремля. Поэтому решения по гидроэнергетическим ресурсам региона, размещению допольнительной военной базы России на юге Кыргызстана вносят больше раздора между соседями. Кажущиеся близкие выгоды в будущем, о которых без устали говорит режим, на самом деле могут обернуться большими проблемами для всех стран Центральной Азии. Я уверен, что у “win-win” ситуации есть шанс в регионе и сильные усилия США, ЕС и международных институтов в этом плане просто необходимы.

Для того, чтобы свободно реализовать внешнее управление и обеспечить интересы правящего клана, предпринимаются большие усилия по установлению тотального контроля над реальными и потенциальными оппонентами. Наблюдения показывают что это означает: уничтожение реальной оппозиции, создание управляемой эрзац оппозиции, разделение гражданского сектора в лице местных НПО(2) и правозащитного движения на лояльную и тех, кто подлежит постепенной маргинализации. Важно, чтобы в скором будущем в стране не было значимых организаций и лиц, поднимающих реальные проблемы. При этом клан Бакиева пытается создать иллюзию «народного режима», когда президент играет роль народного представителя и озвучивает «правильные идеи». Но, кто знаком с кыргызской политикой знает - за этим фасадом строится жестокая репрессивная машина клана, которая осуществляет убийства, отравления, избиения и подавления прав и свобод всех, кто не согласен с режимом. Брат президента Ж.Бакиев так и сказал «Пусть он играет в великодушного,а мы с ними (оппозиционерами) церемониться не будем».

Правящему режиму сейчас важно добиться, чтобы западные страны, в особенности США критические вопросы о правах человека и демократии, преследовании оппозиции не поднимали чувствительно, а лучше ограничились оказанием молчаливой технической и гуманитарной помощи. Как сейчас. Помощь высвобождает средства из бюджета для дополнительного укрепления режима путем усиления системы безопасности страны, приоритетом которой является борьба с инакомыслием. Приведу пример. За один год 2008 г. как только брат президента стал главой Службы Государственной Охраны(СГО) и взял координацию МВД, ГКНБ, Генеральной прокуратуры и Финансовой полиции в свои руки, бюджеты этих организаций резко увеличились. Бюджет СГО (3) увеличился на 100% и составляет 106 млн.сомов, что больше средств, выделяемых правительством на три университета (Национальный университет, Бишкекский гуманитарный университет и Технический университет) вместе взятых. За один год состав Финансовой полиции увеличился с 300 до 600 чел. Это в то время, когда учителя школ имеют среднюю зарплату около 50 долларов, а большинство больниц не имеет самого элементарного, а во многих сёлах вообще нет квалифицированных врачей. С другой стороны режим с выгодой для себя цинично использует борьбу с религиозным экстремизмом и терроризмом. Правозащитники А.Абдрасулова, и другие проведя собственное расследование огласили, что в июне в Жалал-Абаде и Узгене были расстреляны простые мирные жители, к терроризму никакого отношения не имеющие. В Ноокате как члены запрещенной партии Хизб ут-Тахрир на большие сроки заключения от 10 до 20 лет были осуждены многие невинные жители, к этой организации не имеющие никакого отношения. Депутаты нашей фракции встречались с 22 родственниками осужденных и были поражены их рассказами. Двух женщин узбекской национальности остригли наголо и заставляли учить на кыргызском языке государственный гимн и при малейшей их ошибке жестоко пытали. Заключенных заставляли заниматься сексом, подростков пытали прижигая тело сигаретами. После встречи с нами, родственнников начали запугивать.Я так и не получил ответа на депутатский запрос по поводу жалобы двух семей из Нооката о том, что им сотрудники комитета национальной безопасности подбросили литературу Хизб ут- Тахрир и пытались арестовать. Почему они это делают? Сразу решают две задачи – сеют страх среди людей. А иначе зачем решения судов надо было целую неделю показывать по первому каналу телевидения? И получают помощь от западных правительств на борьбу с терроризмом. Ответ на такую политику Бакиева был написан на одном избирательном бюллетене « мы за халифат» который привела в своем докладе Международная группа по предупреждению конфликтов (МГПК). 23 июля в день выборов арестовали 20 мирных жителей г. Балыкчи, включая двух депутатов нашей фракции. Сейчас 14 арестованных обвиняют в попытке государственного переворота и ещё по двум статьям. Цель - этой расправой, нагнетая страх парализовать волю людей к сопротивлению. Моих коллег депутатов кыргызские власти заставляет дать показания против меня, чтобы обвинить в попытке государственного переворота.

Немалая часть внешней финансовой помощи продолжает разворовываться. В парламенте я внимательно изучал использование иностранной помощи с 1998 г. в особенности в системе здравоохранения и образования, анализировал инвестиции в систему государственного управления. Затрачены сотни миллионов долларов, а результаты негативные. Вообще мониторинг использования помощи самое слабое место в работе многих доноров и международных организаций. Я против логики,что отказ в помощи коррумпированным режимам есть наказание народов. Коррумпированному брутальному режиму Бакиева нельзя помогать. Ведь очевидно, что ни один жизненно важный вопрос населения не решается его правительством. Наоборот проблемы загоняются вглубь, и таким образом создаются условия для нового взрыва.

Реальная политическая оппозиция сейчас пытается консолидироваться и выбрать новую стратегию. Важно сделать глубокий вывод из печального опыта прихода к власти клана Бакиева на волне массовых популистских протестов. Возможности для консолидации демократических сил ослабевают. Народ устал и напуган. Все сильные оппозиционные политики преследуются. Осталось несколько правозащитных организаций и НПО, которые продолжают протестовать против коррупции и нарушений прав человека. Поэтому адресная поддержка таких уникальных защитников свободы и демократии является чрезвычайно важной. Тщательность в оказании помощи необходима, поскольку режим сделал лояльными к себе много старых и создал новые НПО польза от которых минимальная. Главным итогом репрессий будет полное уничтожение светской легальной оппозиции. И тогда вполне вероятен сценарий, когда из необразованного поколения появятся новые силы сопротивления режиму. Самым эффективным ответом на репрессии режима новые силы посчитают террор. Но, такое может быть под силам только религиозным экстремистским организациям, фанатично преданным своим идеям. Я сам до недавнего времени, пока внимательно не изучил обстановку скептически относился к подпольной политической оппозиции исламистского толка. Но, с 2005 г. ситуация так быстро поменялась, что я верю сейчас в реальность политического ислама в Кыргызстане и более того, начинаю считать что он будет самой серьезной альтернативой репрессивному режиму в отсутствии сильной светской оппозиции. Но, конечно, это отдельная и очень важная проблема и требует времени для обстоятельного рассмотрения.

Спасибо за внимание

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

(1) Сын президента Максим Бакиев внутри клана лоббирует интересы некоторых группировок деловых людей, которые эксплуатируют прибыльные сектора экономики для наживы. К примеру консультант клана Бакиева, Елисеев является членом совета директоров «АзияУниверсал банка», одним из главных руководителей концерна «Кыргызалтын», членом государственной делегации по отношениям с Камеко и Центерра Голд, и членом Центральной Избирательной Комиссии. О финансово-банковской деятельности Бакиева, о том каким образом финансовые потоки используются им мы расскажем более подробно позже.

(2) Политика Бакиева состоит в постепенном уничтожении реального независимого гражданского сектора путем принуждения к лояльности НПО. Поэтому в стране осталось реально несколько НПО - истинных борцов за свободу, демократию, права человека. А.Абдрасулова, Т.Исмаилова, Д.Ошурахунова и ряд других правозащитников выполняют героическую работу и поддержка их является моральным долгом всех честных людей. К сожалению, такие правозащитники и НПО испытывают двойное давление, со стороны Бакиева и лояльных режиму НПО.

(3) В апреле 2009 г. я выступил против принятия изменений в закон о расширении полномочий Службы государственной охраны. Но, парламент поддержал интересы клана и сегодня эта слубжа превратилась в настоящую тайную политическую полицию.Попытки провести депутатское расследование не увенчались успехом из-за непреодолимых препятствий. На мой депутатский запрос был получен ответ, что всё там засекречено. Работа по разгрому фракции социал-демократической партии путём запугивания депутатов осуществляется этой службой. К оперативным действиям привлекается Финансовая полиция, Служба финансовой разведки, ГКНБ и МВД. Как правило, все преступные деяния СГО списывает на действия определенных организованных преступных группировок, правдоподобность такого рода версий подтверждается политикой вовлечения представителей криминального мира в качестве исполнителей.

Комментариев нет: